Информационно-аналитический портал Саратовской митрополии
 
Найти
12+

+7 960 346 31 04

info-sar@mail.ru

Постскриптум к Неделе о блудном сыне
Просмотров: 3132     Комментариев: 0

Как это ни странно, но я знаю очень мало людей, которые за последние годы ушли из Русской Православной Церкви. Так мало, что вполне можно поставить вопрос – а стоило ли вообще говорить на эту тему и так волноваться по поводу антицерковных кампаний, если их реальный результат столь ничтожен? Но прошедшее воскресенье, Неделя о блудном сыне, заставляет вспомнить об этих людях.

На моей памяти, при всем их различии, у этих людей есть одно общее свойство, определившее их дальнейшую эволюцию (а точнее, инволюцию), которая их удивительным образом объединяет. Как правило, христиане говорят про таких людей, что они, собственно, и не были в Церкви, повторяя известные слова апостола Иоанна – они вышли от нас, но не были наши: ибо если бы они были наши, то остались бы с нами; но они вышли, и через то открылось, что не все наши (1 Ин. 2:19). И это, конечно, правда, но из этого совсем не следует, что речь идет только о каких-то случайных “захожанах”, в реальности это могли бы быть даже священники, хотя лично мне такие расстриги практически неизвестны.

Эти люди не были в Церкви не в том смысле, что они не ходили на службы или что они не составляли её мистическое Тело – отвечать на Страшном Суде они все равно будут именно как крещенные христиане, отступившие от Бога, а не как атеисты, никогда не переступавшие порог храма. Эти люди не были в Церкви в том смысле, что даже если они на внешнем уровне соблюдали все церковные правила, они совершенно не понимали и не принимали саму догматическую, мировоззренческую суть православного христианства, и именно это общее свойство я в них заметил: глубокое равнодушие к догматическому вероучению Церкви, которое часто могло сочетаться с невероятной заинтересованностью к любым другим аспектам церковного бытия, особенно к тому, как ведет себя тот или иной батюшка или что себе позволяет та или иная продавщица свечек. Не объективное учение Церкви, а свои личные, субъективные эмоции – вот что интересовало этих людей больше всего, вот почему они приходили в Церковь не как безнадежно больной приходит в последнюю лечебницу, а как скучающий тусовщик приходит на очередную вечеринку: на других посмотреть и себя показать. Такой тусовщик готов подчиняться всем правилам этой тусовки, соблюдать все законы принятой в ней ролевой игры, но только до того момента, пока это не требует от него реального внутреннего изменения, пока эта игра согласуется с его субъективным мироощущением. Спутав лечебницу со светским клубом, такой человек не понимает самую суть этой организации и поэтому вместо того, чтобы лечиться, занимается всем остальным, а когда, наконец, понимает, что “кина не будет”, покидает эту лечебницу, но зато с таким пафосом, как будто его здесь кто-то обманул, как будто ему с самого начала не объясняли, что здесь лечат от самой тяжелой болезни, какая только может быть, а любое “кино, вино и домино” лишь прилагается, и только по указанию врача.

 И вот что интересно – все эти люди, объединенные исключительным равнодушием к догматическому вероучению Церкви и чрезвыйным интересом к внешней стороне церковной жизни, иногда даже на грани экзальтации, уйдя из Церкви воспроизводят один и тот же поведенческий алгоритм, который лично для меня является лишним доказательством бытия Божьего.

 Во-первых, ни один из этих людей не пришел к какому-то новому мировоззрению, которое бы наполнило его жизнь новым “позитивным” содержанием и он стал бы проповедовать его как последнюю истину. Конечно, такие люди есть, но мне они неизвестны. Во всех известных мне случаях единственной альтернативой Православию стала не какая-то новая религия, философия или идеология, а безудержная борьба с самим Православием, превратившаяся в самоцель. Психологически это весьма понятно – очень часто люди, некогда исповедующие одну позицию, но потом радикально порвавшие с нею, всю оставшуюся жизнь борются с этой позицией, построив всё своё мировоззрение на отрицании, а не на утверждении. Так же часто ведут себя люди, которые после расставания с близким человеком всю жизнь посвящают войне с этим человеком. Но я все-таки думаю, что если человеку свойственно нечто утверждать, а не отрицать, если он прежде, действительно, исповедовал Православие как утверждающее мировоззрение, то после разрыва с ним он придет к утверждению другого мировоззрения, и борьба за это мировоззрение будет для него важнее, чем борьба против Православия. Все же мои знакомые, кого я могу вспомнить, уйдя из Церкви, пришли только одной позиции – к параноидальной войне с самой Церковью, и в этой войне для них все средства хороши, лишь бы лишний раз “укусить” Церковь.

 Во-вторых, решив ни в чем себе не отказывать в этой борьбе, они стали во всех смыслах этого слова – деградировать, причем, неуклонно и с ускорением. Нет, это вовсе не моя субъективная оценка. Я просто не хочу называть имена всех этих людей, тем более что 99% из них совершенно неизвестны читателям моего блога, но я просто констатирую факт: те вещи, которые эти люди не могли себе позволить раньше и та мораль, которая позволяла им упрекать каких-либо священников в недостойном поведении, теперь для них вообще не существует. Раньше они могли возмутиться тому, что какой-то священник забыл с ними поздороваться или сделал неправильное ударение в каком-то слове, и эти претензии они готовы вспоминать всю жизнь, добавляя к ним всё более новые и новые претензии, более или менее надуманные. Но зато теперь они готовы закрыть глаза на любые, самые отвратительные пороки у любого, кто хоть немного нападает на Церковь, и совершенно ничего не прощать самой Церкви и любому, кто хоть немного вступается за неё. Я нигде не видел таких двойных стандартов, как в антицерковной полемике, а если уж называть вещи своими именами, то – в обычном антицерковном хамстве. Те люди, которые ещё вчера строили из себя высоких моралистов и выискивали соринки в глазу у каждого священника, сегодня готовы смириться с любым откровенным порнографом и экстремистом, если он оказался в конфликте с Церковью, и открыто объединиться с ним, всячески его поддерживая. Так от прежнего ранимого захожанина, некогда оскорбленного косым взглядом случайной прицерковной бабки, уже ничего не осталось, а на его месте появился неудовлетворенный жизнью сетевой хам, уже готовый сам одеть балаклаву и станцевать на амвоне.

Для христианского сознания в этой деградации нет ничего удивительного: если человек уходит из Церкви, он оказывается во власти дьявола и его бесноватость возрастает с каждым днем. Такого человека, действительно, как будто подменили, и с каждым разом он всё меньше отдает себе отчет в том, что он делает, так что любая ответственная полемика с ним становится всё менее возможной и ему скорее потребуется хороший экзорцист, чем самый опытный миссионер. Да и какой  возможен “миссионерский диалог”, если ты взываешь к логике и цитатам из Писания, а человек в ответ просто ругается матом и переходит на визг? Это именно тот самый случай, про который Христос сказал: Не давайте святыне псам и не бросайте жемчуга вашего перед свиньями, чтобы они не попрали его ногами своими и, обратившись, не растерзали вас (Мф. 7:6).

Действие лукавого изначально состояло в том, чтобы человека любой ценой отвратить от Церкви как таковой и для этого использовались любые поводы, какие только могут быть эффективны в отношении данного конкретного человека. Из тех примеров, что я помню, самым распространенным случаем была личная раздраженность в отношении какого-либо священнослужителя или даже нескольких священнослужителей сразу. И поскольку такой человек, придя в Церковь, приходил не к Богу, а к людям, то отношение к этому священнослужителю определило всё остальное. Алгоритм вероотступничества работал безукоризненно.

На первом этапе такой человек приходил к мысли, что Православная Церковь это, конечно, “хорошо”, но вот именно эти конкретные попы и именно эти приходы уже “безблагодатны” и никакого отношения к “истинному Православию” не имеют, – и заходить он туда больше не будет, не то что причащаться. Но ему давали понять, что эти попы и приходы все-таки составляют Церковь, и от его субъективного отношения они не перестанут быть Церковью.

Тогда на втором этапе он находил для себя любой первый попавшийся аргумент в пользу того, что эта Церковь - в данном случае РПЦ МП - это не совсем Церковь, а точнее даже, совсем не Церковь, потому что она “сергианская”, “экуменическая”, слишком “русская” или слишком “еврейская”, – у кого что болит, – хотя на самом деле сама аргументация не имела значения, главное было – оправдать свой уход. Но поскольку им двигал вовсе не поиск “истинного Православия”, а нечто совсем иное, то уход в “истинно-православный” раскол ничего ему не компенсировал: там тоже ссылаются на то же самое Писание и Предание, хоть и по-своему его толкуя, и тоже говорят о том, что нравственное состояние батюшки не влияет на совершаемые им Таинства. Но ведь этот человек не Истину искал, а своё хорошее настроение, так что ввязываться в реальную богословскую дискуссию ему было совсем не интересно.

 И тогда уже, на третьем этапе, он просто порывал с Православием, наугад срывая “с потолка” первый же аргумент в пользу того, что Православие не совсем христианство, а точнее даже, совсем не христианство, потому что… дальше уже могли приводиться в пример любые слова, хоть из Евангелия, хоть из Карла Барта, но это уже настолько сложно и не нужно, что они повторялись всё меньше, а главное, ему также дали понять, что пока он хочет оставаться христианином, все равно придется апеллировать к этим “странным” и “скучным” фразам и догмам, и он всё меньше понимал, какое отношение события, происходившие в I веке в Палестине, имеют к нему, живущему в России XXI века, и на каком основании какой-то Августин Гиппонский из Африки IV века должен диктовать ему, во что он должен верить и кого почитать.

Так, незаметно, для него самого наступал четвертый этап – разрыв с самим христианством как таковым. Он ещё мог по инерции ссылаться на Нагорную проповедь, а иногда даже на какой-нибудь Собор, но тут же позволял себе не только усомниться, а прямо выразить своё неверие в воскрешение из мертвых и Страшный Суд, и ссылки на смутно вспоминаемые слова Христа всё больше отступали перед ссылками на Невзорова, Познера, Латынину и, наконец, самого главного авторитета – своего любимого дедушки-коммуниста, который был “прекрасным человеком” и всегда говорил, что “Бога нет”. При этом, сам дедушка, как правило, почему-то обязательно должен оказаться в Царствии Небесном, как и его внук, вслед за дедушкой не верящий в это Царствие.

Лично мне больше всего известен именно этот тип вероотступника, у которого от личного конфликта с местным настоятелем до прямого богохульства проходит примерно год – максимум четыре-пять лет.

Между тем, конечно, пока человек жив, он всегда может вернуться в Церковь, что для Самого Бога и ангелов Его будет великой радостью, но, к сожалению, как правило, это происходит уже тогда, когда человеку совсем плохо и когда даже дойти до храма нет никаких сил и уже не будет.

Блог Аркадия Малера

Материалы по теме

Три подготовительных Недели – три ступени к Великому посту: о мытаре и фарисее; о блудном сыне; о Страшном Суде. Они помогают нам духовно очнуться, выйти из поверхностного и рассеянного состояния, увидеть себя в подлинной Божественной реальности – перед Ним

Просмотров: 978
Комментариев: 0

«В притче о блудном сыне Господь наш Иисус Христос представил пред нас икону истинной, Божественной любви, столь ясно написанную, что она трепещет пред нами живо, как этот мир, когда его после ночной тьмы осияет солнце. Две тысячи лет не бледнеют краски на иконе сей, и никогда не побледнеют, пока существуют люди на земле и любовь Божия к людям. Напротив, чем люди грешнее, тем живее, яснее, новее выглядит икона сия», — так сказал о притче, которую вспоминает Церковь в эти дни, святитель Николай Сербский (Велимирович)

Просмотров: 3620
Комментариев: 0

Возлюбленные братия, попечалимся ныне о душах наших, которые закоснели и стали холодны, погрязнув в грехах. Как печалятся родители о своих любимых детях, которых потеряли, или скорбят о детях неверующих, так должны и мы печалиться о душах своих. Должны плакать, а если нет слез, то сетовать горько, ибо сердце наше полно злобы, зависти, корыстолюбия и сгорает пламенем различных страстей

Просмотров: 4217
Комментариев: 0

Каждый из нас уходит от Бога – иногда семь раз на дню, а Он терпеливо ждет нашего возвращения. Где-то в интернете я наткнулся на горькую, ироничную фразу: «Мои дети относятся ко мне как к Богу: почти никогда не делают того, что я говорю, игнорируют меня большую часть времени или даже делают вид, что меня вовсе нет, и зовут только тогда, когда им что-нибудь нужно»

Просмотров: 4213
Комментариев: 0

Если христианство говорит так много о падшем человеке, то потому, что знает и помнит высоту, откуда он ниспал, знает и помнит о божественной его природе, об «образе неизреченной славы в нем»

Просмотров: 3924
Комментариев: 0

«Покаяния отверзи ми двери, Жизнодавче, утренюет бо дух мой ко храму святому Твоему, храм носяй телесный весь осквернен…». В субботу 16 февраля, на утрене, которая, напомню, совершается вечером после вечерни, мы услышим, наконец, эту исполненную скорби и света песнь духовной весны — времени подготовки к Пасхе. И ни с чем не сравнимое, не передаваемое словами великопостное и пасхальное чувство возникнет — надеюсь и желаю — в душе каждого прихожанина…

Просмотров: 2819
Комментариев: 2

Евангелие – Книга жизни. И ситуации, описанные в ней, иногда почти во всех подробностях повторяются в действительности. Одна такая чудесная история произошла в эти выходные на моих глазах

Просмотров: 3767
Комментариев: 1

Разве это не самая сущность греха? Не обращаемся ли мы к Богу так же спокойно, как младший сын из евангельской притчи, с той же наивной жестокостью требуя от Бога все, что Он может нам дать: здоровье, физическую крепость, вдохновение, ум, - все, чем мы можем быть и что можем иметь - чтобы унести это прочь и расточить, ни разу не вспомнив о Нем?

Просмотров: 5310
Комментариев: 0

В тpетье воскpесение, пpиготовляющее нас к Великомy Постy, мы слyшаем чтение пpитчи о Блyдном сыне (Лyка 15, 11-32). В пpитче и в стихиpах этого дня говоpится о покаянии человека, возвpащающегося из самовольного изгнания. Hам pассказывается о блyдном (моpально заблyдившемся) человеке, котоpый yшел в "далекyю стpанy" и там истpатил все, что он имел

Просмотров: 3313
Комментариев: 0