+7 (8452) 28 30 32

+7 (8452) 23 04 38

+7 (8452) 23 77 23

info-sar@mail.ru

Информационно-аналитический портал Саратовской и Вольской Епархии
По благословению Митрополита Саратовского и Вольского Лонгина.
Русская Православная Церковь Московского Патриархата
12+
Разрешение не грешить
Просмотров: 270     Комментариев: 0

О правильном и неправильном в жизни человека

Современный человек с легкостью ориентируется в настройках десятков бытовых приспособлений, раздумывает при покупке над необходимыми ему режимами и опциями, порой даже превращает свой дом в техногенное чудо — и при этом зачастую совершенно не задумывается о том, какой сложной и удивительной системой, сотворенной Богом, на самом деле является он сам. Люди разбираются в сложнейших компьютерных программах, в оптимальных параметрах функционирования многоуровневых производств — и напрочь запутываются в самих себе, в своих реакциях на нажатие тех или иных душевных «кнопок», в своих повторяющихся ошибках. О том, почему так происходит и как войти в меню «Настройки» в своей собственной душе, размышляет редактор газеты игумен Нектарий (Морозов).

«Идиотен тест», или Немного о нормах жизни

 

Человек — это существо, очень сильно зависящее от определенных внутренних настроек. Именно настройки обуславливают наше отношение ко всему и тому, что мы в конечном итоге воспринимаем в своей жизни как правильное, а что — как неправильное.

Настройки есть разного уровня. Есть то, что сформировалось индивидуально, лично в нас, есть то, что мы взяли от семьи, общества. Определенные настройки есть у целых народов и даже государств. И это связано не только с традициями — на поведение людей на глубинном уровне может влиять, например, законодательство страны, если оно не менялось на протяжении долгого времени. К примеру, в тех странах, где за воровство на протяжении веков отрубали руку, абсолютному большинству людей даже не придет в голову что­то украсть.

Безусловно, и среди народов, и среди отдельных людей есть те, кто в большей степени стремится жить по правилам и в ком соответствующие настройки фиксируются быстрее и прочнее, и есть те, в ком практически никакие общезначимые представления о правильном и неправильном всерьез не укореняются. Это зависит от того, насколько народ живет единой жизнью, насколько он ощущает себя общностью — и, соответственно, от того, насколько собранной, цельной жизнью живет отдельный человек. В Германии, например, если кто-то трижды превысил скорость на дороге, управляя автомобилем, он должен пройти «идиотен тест», потому что у общества, властей возникают серьезные сомнения в дееспособности этого гражданина. А в России к тому, что водитель может превышать скорость в десятый и в сотый раз, оплачивать штраф и назавтра превышать ее снова, относятся как к норме жизни. И у нас не работают те механизмы, которые обеспечивают безопасность на дорогах в других странах, именно потому, что соответствующие настройки просто не сформированы либо сформированы совершенно противоположным образом.

От реакции к навыку и обратно

 

Конечно, изменить столь глобальные настройки отдельно взятый человек не может, а вот разобраться со своей индивидуальной системой настроек — с тем, каких принципов мы придерживаемся, что признаём правильным и насколько этому следуем, — нам вполне под силу. Более того, мы можем сформировать необходимые нам настройки там, где в нас до того царило внутреннее смятение, где мы сталкиваемся с неопределенностью, со страхом, с пустотой.

Есть, например, очень простая и нужная настройка: любое искушение — это момент борьбы. Мы знаем, что враг постоянно пытается искушать христианина, он никогда не отдыхает, и если человек об этом помнит, такая установка будет определять в нем постоянную готовность к внутреннему усилию, к ответу на те искусительные обстоятельства, в которых он оказывается. И только в этом случае христианин на самом деле может искушениям противостоять, потому что если человек застигнут врасплох, он, как правило, ничего уже с собой поделать не может — он подобен спящему воину в стане, на который напали перед рассветом и в котором не оказалось часовых.

Очень часто на исповеди выясняется, что человек в повторяющейся ситуации искушения совершает буквально одну и ту же цепочку ошибок, и этот опыт ничему его не учит. Когда начинаешь с ним говорить об этом, оказывается, что такова, на его взгляд, единственно возможная реакция в произошедшей ситуации. Но это не единственно возможная реакция — это его стандартная реакция на происходящее, в которой голова уже активно не участвует, потому что эта реакция для него обратилась в навык. Но если навык работает нам во вред, нужно его пересматривать, нужно менять в себе то, что запускает этот механизм. И это утверждение верно не только с точки зрения светской, не только с точки зрения психологии — оно верно и с точки зрения выстраивания каждым из нас своей христианской жизни.

«Вериги наоборот»

 

Еще один простой пример настройки, которая имеет место во многих из нас: если нас кто­то оскорбил, учинил по отношению к нам несправедливость, в ответ должен возникнуть гнев. Есть люди, у которых рождается не гнев, а какая-то обида и угнетение духа, но таких людей намного меньше. И еще гораздо меньше — почти не встретишь — людей, которые, прочитав Евангелие, взяли и сломали для себя этот шаблон, потому что совершенно четко уяснили оттуда, что ни ярость, ни обида не угодны Богу и не соделывают человека причастником вечной жизни. И они реагируют тем или иным образом на все эти ситуации, но при этом не гневаются и не обижаются. В их жизни этому просто нет места, эти понятия исчезли из причинно-следственной цепочки их действий и поступков.

Помню, как-то один юноша накануне крещения прочитал Евангелие, потом пришел ко мне и сказал совершенно удивительные слова: «У меня такая тяжесть с души упала, когда я узнал, что, оказывается, можно не грешить…». И у нас действительно есть, как бы это чудно ни звучало, разрешение не грешить — просто взять и не завидовать, когда другие завидуют, не осуждать, когда другие осуждают, не бояться, когда других накрывает паника. И если мы разберемся со своими настройками и внесем в них эти изменения, с нашей души тоже упадет огромный груз. Ведь каждое такое чувство в себе носить — всё равно что таскать за спиной огромный рюкзак с камнями, подобно тому как это делали древние аскеты, — только в нашем случае это «вериги наоборот», никакой пользы душе не приносящие и, напротив, пригибающие ее к земле. И тот, кто хотя бы раз в жизни прочувствовал эту разницу: вот враг навешивает на тебя ярмо, оно сдавливает всё твое существо, — и вдруг ты это ярмо берешь и отбрасываешь, и идешь, не оборачиваясь, дальше, и тебе легко, — тот найдет в себе и стимул, и силы день за днем над собой трудиться и стремиться к правильному устроению.

«Детский сад» для взрослых

 

Бывает, что говоришь с человеком о том, какие представления о правильном и неправильном имеют место в его жизни, и чувствуешь в ответ досаду, раздражение: все, мол, мы с детсадовского возраста знаем, что такое хорошо и что такое плохо, нет смысла говорить об этом. Знание это, может быть, и есть, и оно может быть вполне прочно усвоено, если человек получил хорошее воспитание. Но что такое «хорошее воспитание»? Заключается ли оно в том, что родители однажды говорят ребенку: «Делай так-то, потому что это хорошо» — и ребенок идет и в дальнейшем, абсолютно самостоятельно, всегда именно так и делает? Если такие дети где-то есть, их, наверное, нужно помещать под стекло, чтобы они, не дай Бог, не испортились. Гораздо чаще происходит иначе: родители о чем-то однажды говорят и потом напоминают, напоминают… Когда мы вырастаем и выходим во взрослую жизнь, напоминать нам становится некому, — и тогда человек должен сам для себя стать тем заботливым воспитателем, который в каждой ситуации, когда нужно принять решение, задает простой, но совершенно необходимый вопрос: «А как здесь правильно будет поступить? Подумай». И напоминает в очередной раз о тех вещах, которые мы действительно знаем с детского сада или со школы, но перестаем придавать им значение в суете дней.

Десять тысяч шагов

 

Как изменить настройку? На этот вопрос довольно трудно ответить, потому что эти изменения постигаются только опытным путем. Как человек, хорошо знакомый со спортом, могу привести такую аналогию. Когда спортсмен выполняет какое-то сложное техническое движение, главная трудность заключается в том, чтобы те мышцы, которые это движение выполняют, работали, а те, которые не задействованы в конкретный момент, — отключались; иначе как следует это движение не получится. И возникает вопрос: как отключить определенный набор мышц в определенное мгновение? Чтобы этого достичь, спортсмен выполняет это движение подряд, к примеру, десять тысяч раз. И всё каким-то образом встает на свои места.

Суть здесь в том, что человек на инстинктивном уровне устает делать неправильно. «Ненужные» мышцы от неправильной работы перенапрягаются, и организм просто сам начинает отключать их, чтобы в условиях перегрузки сэкономить энергию. И если это так в физическом плане, то и в работе над своей душой мы можем поступать подобным образом. Когда мы делаем то, что упражняет душу, постоянно, когда наша жизнь наполнена стремлением исполнить заповеди Христовы, мы понимаем, на что наши душевные усилия тратятся напрасно, попусту, что занимает место в нашей жизни, но не приближает нас ко Христу. И изменить это бывает уже гораздо легче.

Коллаж Андрея Гутынина

Газета «Православная вера» № 20 (615)

Комментарии:

нет комментариев

ВЫ МОЖЕТЕ ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:

Отправляя данную форму, я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с политикой обработки ПД.