+7 (8452) 23 04 38

+7 (8452) 23 77 23

info-sar@mail.ru

Информационно-аналитический портал Саратовской и Вольской Епархии
По благословению Митрополита Саратовского и Вольского Лонгина.
Русская Православная Церковь Московского Патриархата
Найти
12+
Митрополит и царь
Просмотров: 495     Комментариев: 0

Однажды этот человек надел одежды простолюдина и отправился в далекий путь. Дорога странника привела его сначала в Соловецкий монастырь, потом — на митрополичью кафедру, затем — в заточение и закончилась, когда он принял смерть от руки слуги царя Иоанна Грозного. Речь идет о святителе Филиппе, митрополите Московском. Он всю жизнь искал правды Божией и не мог мириться с беззаконием, за что и был убит, а впоследствии прославлен Православной Церковью. Память этого святого мы отмечаем 22 января.

Уход в неизвестность

 

К тому моменту, как тридцатилетний Федор — отпрыск младшей ветви знатных бояр Колычевых — втайне ушел из дома и отправился на Север, в Соловецкий монастырь, за его спиной остались знатная родня, военная служба, нужные знакомства, амбиции отца Степана Ивановича, видевшего своего наследника на государственной должности, превратности боярской судьбы. А впереди была неизвестность. И еще слова, которые он услышал однажды на Литургии: Никто не может служить двум господам (Мф. 6, 24). Такие простые и привычные, они вдруг поразили молодого человека в самое сердце и заставили искать иной судьбы — служения Богу, уединенной молитвы, духовного подвига. Дожив до тридцати лет, Федор Колычев понял, что не может делить свое сердце между Богом и мирской суетой. И отправился на поиски святости.

Федор дошел до Онежского озера и понял, что не может идти дальше. Силы его оставили. На помощь будущему митрополиту пришел простой местный крестьянин со странным для современного слуха именем Субота. В доме Суботы Федор прожил некоторое время — помогал по хозяйству, пас овец. Набравшись сил, молодой человек возобновил свой путь в монастырь.

Дорога привела его в Соловецкую обитель. Боярский сын был принят туда простым послушником и первое время выполнял самую черную работу: рубил дрова, вскапывал землю, таскал камни. После полутора лет послушания он был наконец пострижен в монахи — с тем самым именем Филипп, с которым вошел в историю. Духовным наставником инока стал старец Иона Шамин, ученик преподобного Александра Свирского.

Расцвет Соловков

 

Спустя восемь лет подвижник был избран братией игуменом монастыря. При игумене Филиппе Соловки пережили настоящий расцвет: монастырь превратился в промышленный и культурный центр Северного Поморья. Под руководством будущего митрополита были построены Успенский и Спасо-Преображенский соборы, вместо бил и клепал появились настоящие колокола. Игумен заботился не только о внешнем благолепии, но и о нуждах братии: при нем на Соловках появились двух- и трехэтажные келейные корпуса, была построена больница. Много было сделано святым Филиппом и для увековечивания памяти основателей монастыря — преподобных Зосимы и Савватия.

Чистота жизни соловецких иноков и их непрестанная молитва привлекали на Соловки верующих, среди которых было много жертвователей, в том числе и сам царь Иоанн Грозный. Правитель пожаловал монастырю земли с солеварнями и регулярно присылал в обитель драгоценную утварь. В 1548 году царской грамотой монастырю было разрешено вести беспошлинную торговлю солью, в 1551 году Иван IV подтвердил это право, а в 1555 году по неизвестной причине лишил монастырь прав беспошлинной торговли не только солью, но и другими товарами. Настроение царя было переменчивым, а милость его была порой для подчиненных страшнее немилости.

Компромисс с властью

 

В 1566 году царь Иоанн искал кандидатуру на место митрополита. Первоначально его выбор пал на Германа, епископа Казанского. Герман возражал, но принужден был решением Освященного Собора. Однако еще до возведения в сан будущий митрополит потребовал от царя прекратить ужасы опричнины и принести в них искреннее покаяние. Правитель не стерпел обличения от духовного лица. «Ты ещё не возведен на митрополию, а уже отнимаешь у меня свободу», — воскликнул он и прогнал епископа. Дальнейшая судьба святителя Германа во многом напоминает судьбу митрополита Филиппа: он был заключен под арест и умер во время эпидемии моровой язвы 1567 года при подозрительных обстоятельствах.

Царю нужен был удобный, «ручной» митрополит, и он обратил свой взгляд на соловецкого игумена. Конечно, святой Филипп не мог не поставить своим условием восшествия на митрополичий престол того же, о чем говорил епископ Казанский: прекращения террора и упразднения опричнины. Разгневанный царь велел ему умолкнуть, но, видимо, поняв, что найти церковного иерарха, который полностью поддержит его политику, будет непросто, решил на этот раз действовать не насилием, а уговорами. В конце концов, после долгих увещеваний со стороны царя и клира игумен Филипп согласился принять на себя это бремя, с договоренностью «в опричину и в царский домовый обиход ему не вступаться…».

Противостояние

 

В первые годы правления Митрополита Филиппа Иван IV как будто немного утихомирил своих безжалостных слуг. Нравы смягчались. Владыка при каждом удобном случае ходатайствовал перед царем за опальных, проповедью и молитвой стараясь смягчить его свирепый нрав. Но «терпения» грозного правителя хватило ненадолго.

Ливонский поход царя закончился для России сокрушительным провалом. Бессильный гнев и ярость власти выплеснулись на народ новой волной террора. Все происходящее выходило далеко за рамки «царского домового обихода». Совесть христианина и долг пастыря не позволили митрополиту Филиппу стоять в стороне. Сначала он пытался остановить беззакония, беседуя с царем с глазу на глаз, но увещевания не помогали. В конце концов, самодержец стал избегать встреч с архиереем. Столкновение было неминуемо.

«Не узнаю царя православного»

 

Это случилось 22 марта 1568 года в Успенском соборе Кремля. Царь вошел в храм вместе с опричниками. Все они были одеты в черные ризы и высокие монашеские шапки. После Литургии царь подошел к митрополиту за благословением. Владыка сначала сделал вид, что не заметил правителя. Но затем ему пришлось обратиться к царю с обличительной речью.

— В сем виде, в сем одеянии странном не узнаю царя православного; не узнаю и в делах царства, — сказал он. — О государь! Мы здесь приносим жертвы Богу, а за олтарем льется невинная кровь христианская. <…> Ты высок на троне; но есть Всевышний, Судия наш и твой. Как предстанешь на суд Его, обагренный кровию невинных, оглушаемый воплем их муки?

Уже на следующий день оскорбленный Иоанн Грозный начал «процесс» против бесстрашного архипастыря. Под пытками он старался выбить показания о преступных замыслах Филиппа против царя из бояр и служилых людей митрополичьего двора. Но на самого митрополита правитель не посмел поднять руку.

Следующий эпизод противостояния имел место 28 июля того же года. Митрополит Филипп служил в Новодевичьем монастыре. Во время крестного хода он должен был читать Евангелие и вдруг увидел, что один из опричников стоит с покрытой головой. Владыка сделал царю замечание, однако провинившийся опричник быстро снял шапку и сделал вид, что ничего не было. Этот незначительный эпизод стал для самодержца поводом для судебной расправы над неугодным митрополитом.

Церковный суд состоялся в 1568 году в Успенском соборе Кремля. Неизвестно, какие именно прегрешения ставили в вину опальному архипастырю — вероятно, это были типичные для того времени обвинения в колдовстве, кроме того, предполагается, что ему пытались припомнить его проступки в бытность соловецким игуменом. Главным обвинителем выступил новгородский архиепископ Пимен. Именно он своим авторитетом помог царю придать этому процессу видимость законности. Забегая вперед, нужно сказать, что Иоанн Грозный весьма своеобразно отблагодарил своего верного слугу: владыка Пимен был заподозрен в числе прочих новгородцев в заговоре, подвергнут жестокому унижению и убит.

4 ноября собор епископов лишил Филиппа митрополичьего сана, однако царь велел ему в последний раз возглавить богослужение в Успенском соборе. Там-то ему и объявил приговор о лишении сана царский приспешник Федор Басманов. Опричники сняли с подвижника святительское облачение, одели его в разодранную монашескую рясу и изгнали из храма как злодея. Затем он был заключен под арест в Богоявленский монастырь. Ходили слухи о планах Иоанна Грозного сжечь митрополита, затравить его медведями. В конце концов, царь «ограничился» тем, что приговорил святого Филиппа к пожизненному заточению.

Последним местом земного пребывания митрополита стал Тверской Отроч Успенский монастырь. Там святой страдалец и встретил свою смерть в 1569 году. Царь Иоанн в это время готовился к расправе над Новгородом. С этой вестью и пришел к святому один из самых отвратительных опричников царя — Малюта Скуратов.

— Владыка святой, дай благословение царю идти в Великий Новгород, — сказал посланец с притворным благоговением.

Святой ответил Малюте:

— Делай, что хочешь, но дара Божиего не получают обманом.

Тогда бессердечный злодей задушил праведника подушкой. Так окончил свой земной путь подвижник, который осмелился говорить правду в лицо сильным мира сего.

Газета «Православная вера» № 02 (622)

Комментарии:

нет комментариев

ВЫ МОЖЕТЕ ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:

Отправляя данную форму, я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с политикой обработки ПД.