Информационно-аналитический портал Саратовской митрополии
 
Найти
12+

+7 960 346 31 04

info-sar@mail.ru

Остров молитвенного созерцания
Просмотров: 947     Комментариев: 0

В марте во многих городах России состоялся премьерный показ фильма «Святой Архипелаг». Он стал настоящим духовным подарком в дни Великого поста, когда так важно настроить душу на неспешный, вдумчивый лад. Этот одновременно глубокий и зрелищный фильм, безусловно, может помочь в таком важном деле.

Фильм об ином мире

Картина напоминает древний сказ – этой самой неспешностью, глубиной размышлений героев – насельников прославленной обители, цитатами из Священного Писания и святых отцов. В то же время это весьма современный фильм, работа оператора, музыка, динамика – все на высоте и все очень органично, словно оживший художественный альбом. Просмотр дарит отдых душе, но в то же время заставляет ее трудиться. Уверена, каждому зрителю авторы картины задали свои – очень сокровенные – вопросы.

«Соловки – дивный остров молитвенного созерцания, слияния духа временного, человеческого, с Духом вечным, Господним», – пишет о главном герое картины Борис Николаевич Ширяев. Его книгу «Неугасимая лампада» во время просмотра вспоминаешь не раз.

«В центре картины Соловецкий монастырь – один из главных духовных центров России, – говорит и режиссер Сергей Дебижев. – Северный, строгий, загадочный и труднодоступный. Надеюсь, нам удалось перенести на экран какое-то волшебство этой степенной, мудрой, углубленной в своем спокойствии и величии жизни монастыря. В городах люди находятся в мороке цивилизации, все на нервах, спешат, не выпускают из рук телефон. И вдруг видят, что существует совершенно другой мир. Мир, в котором действуют другие законы, другие цели, иное понимание бытия, его полнота и радость».

Чтобы показать этот мир изнутри, проникнуться его духом, нужно время. Над фильмом работали 2 года, включая 2020 – пандемийный. Но даже такие сложности помогают, когда есть высокая цель. Ограничения пошли на руку создателям фильма – монастырь был закрыт для паломников, и потому удалось передать удивительную тишину и немноголюдность. Хотя попасть на Соловки не так уж и просто, для многих именно «Святой Архипелаг» становится своеобразным виртуальным путешествием. А кто-то задумался и о реальном паломничестве в эту обитель…

Композитором, создавшим гармоничную музыку к фильму, стал легендарный рок-музыкант Вячеслав Бутусов.

«Это первый его опыт в написании музыки к фильму, и, мне кажется, – невероятно удачный. Бутусов значительно больше того музыканта, которого мы знали раньше. Сейчас он занимается и симфонической, и духовной музыкой. Для ‟Архипелага” он написал музыку, которая оживила изображение и придала ему объем и духовную наполненность. Его участие сыграло важную роль, фильм стал сплавом музыки и изображения», – делится режиссер.

Зажечь лампаду молитвы в душе

Модель рая – так называют Соловки герои картины, а один из монахов говорит о том, что когда ходишь по этой земле, ощущаешь себя так, будто становишься свидетелем творения мира. И это не только про потрясающую красоту северной природы, про удивительную гармонию, к которой прикасаешься даже так, опосредованно. Это, прежде всего, о попытке воссоздать здесь райские отношения души с Богом.

Преподобный Зосима и Савватий основали здесь монастырь, и с тех пор особый Промысл действует об этом месте, и особая разлита здесь благодать. Но дается она в ответ на усилия людей, устремивших к Небу всю свою волю и все стремления души.

Зажечь лампаду общения с Богом и постоянно поддерживать в ней елей – вот истинная цель монашеской жизни, все остальное, из нее проистекающее, управляет Бог. Видя, как сурова природа в здешних краях, как тяжел повседневный монашеский труд и как счастливы эти воины Христовы, веришь словам одного из насельников: «Если человек не навык, не прикипел душой к молитве, ему будет здесь очень непросто».

«Когда в человеке умирает суета, он становится мирным, и его не трогает течение времени», – эти слова соловецкого монаха всем нам очень важно услышать в дни Великого поста. Они – как напутствие и в другие дни года. Ведь «лукавое торжество суеты», которое разрушается в нас только после смерти (о чем и поют в чине отпевания), на самом деле не фатальная данность, а итог нашего выбора.

Последний монастырь – первый концлагерь

Человек – это не только то, что он есть в наличной действительности. Это еще и его идеал, указывающий вектор пути. Также и народ. Для нашего народа Соловки – запечатленный идеал Святой Руси.

Создатели фильма намеренно, думаю, избегают пространных экскурсов в историю. Они, скорее всего, знакомы зрителям, а может, картина побудит их узнать. Один маленький штрих к картине дореволюционной истории обители: «Все было направлено на сбережение сил физических и укрепление сил духовных». Это был своего рода северный университет – со всех уголков страны приезжали сюда мужчины, видели, как на внутренних основаниях устроено здесь хозяйство внешнее. Потрудившись и навыкнув, увозили эту науку домой. Так и Соловки, и Валаам, и многие другие монастыри преображали народную жизнь. Их влияние не закончилось даже тогда, когда, казалось, рухнула в пропасть традиционная Россия.

«Есть годы, скручивающие тугим, неразрывным узлом столкнувшиеся во времени века, сплетающие в причудливый до невероятия узор прошлое с будущим, уходящее – с наступающим. В них то сходятся, то расходятся, обрываются и снова возникают нити человеческих жизней, развертывается ткань сомкнутых поколений, но, лишь отойдя на грань положенного срока, можно разобраться в загадочных извивах их узоров. Такими я вижу теперь Соловки первой половины 1920-х годов, последний монастырь – первый концлагерь, в котором прошлое еще не успело уйти и раствориться во времени, а предстоящее слепо, но упорно прощупывало, пробивало свой путь в жизнь, в бытие», – пишет Борис Ширяев.

Разрушен храм, разорен монастырь, но «сотворенное Богом, невидимое жило». Об этом вечном смысле нечеловеческих страданий соловецких узников в фильме рассказывают в традициях иконописи – кратко, образно, сдержанно. И со старанием во всем увидеть Промысл Божий.

«За колючей проволокой, в разросшихся вглубь и вширь Соловках – страдание, кровь, смерть. Муки тела и томление духа. В этой муке и в этом томлении – пламя лампады последнего схимника. Свет во тьме».

Вкладом в сокровищницу русской святости называет все то, что пришлось пережить здесь новомученикам, наместник монастыря епископ Порфирий. На крови мучеников созидается Церковь, страдания тысяч людей должны стать залогом нашего духовного возрождения. Но это уже не их, а наш духовный выбор.

Благословение на жизненный путь

А выбирать современному человеку становится все труднее. Ведь, по мудрому замечанию одного из героев фильма, «считаешь, что находишься на белой стороне, а на самом деле действуешь в тёмном пространстве». Тьма сражается за наши души, воюет. А Бог не воюет, Он созидает вопреки всему – жизнь, души, прекрасный мир.

Как иллюстрацию к размышлениям о мире в эпоху постмодернизма – без связи с прошлым, без надежды на будущее, с одним только раздутым человеческим «я» – показывают современный мегаполис. После часового любования гармонией святого острова невольно вздрагиваешь – как можно посчитать этот техногенный мир красивым? Как с промозглой ветреной улицы, возвращаешься в такой живой мир обители и окружающей ее нерукотворной красоты.

«Господи, хорошо гостить у Тебя: благоухающий воздух, горы, простертые в небо, воды, как беспредельные зеркала, отражающие золото лучей и легкость облаков. Вся природа таинственно шепчется, вся полна ласки. И птицы и звери носят печать Твоей любви», – снова вспоминаешь слова из акафиста «Слава Богу за все», процитированные в фильме, покидая кинозал.

Зрители, среди которых много знакомых батюшек и прихожан и которые радостно приветствовали друг друга перед сеансом, расходятся быстро и молча. Чтобы продлить пребывание в том удивительном мире и еще раз подумать об услышанном.

Рай теперь – не наше достояние: чтобы вернуться в него, нужен крест – не только искупительный подвиг Спасителя, но и наш личный крест – одновременно и благословение на жизнь, и ее центральная ось. На Соловках до революции было более трех тысяч крестов. А Сергей Дебижев уже работает еще над одной глубокой картиной – теперь о самом главном христианском символе. Премьера фильма «Крест» запланирована на конец 2024 года. Дай Бог создателям с этой масштабной задачей справиться, а нам – увидеть результаты их трудов.

Выхожу на мартовскую улицу, вдыхаю запах дождя и шум города. И немного завидую тем, у кого просмотр этого прекрасного фильма еще впереди. 

«Православное Заволжье»