Информационно-аналитический портал Саратовской митрополии
 
Найти
12+

+7 960 346 31 04

info-sar@mail.ru

О закрытии Никольской церкви г. Балаково
Просмотров: 288     Комментариев: 0

Судьба человека и судьба храма на фоне эпохи

Низвержение идеалов, закрытие и уничтожение храмов — таковы были в нашей стране 1930‑е годы, время богоборческих гонений. Величественные здания церквей, предназначенные для богослужений, уже не воспринимались в качестве таковых и в лучшем случае приспосабливались под новые функции, а в худшем — разрушались. Не обошла эта волна воинствующего атеизма и город Балаково. Четыре каменные церкви уничтожены, и только шедевр зодчего Федора Шехтеля — Свято-Троицкий храм из белого жигулевского камня — сохранится частично, будучи переоборудован под колхозно-совхозный театр. По-иному судьба сложилась у Никольской церкви г. Балаково.

Пятиглавый великолепный каменный храм, освященный во имя святителя Николы Угодника, был построен в 1899 году православными старообрядцами (единоверцами) на месте старого деревянного храма на площади, образованной пересечением улиц Новоузенская (Ленина) и Никольская (Советская). По свидетельству современников, Никольский храм «по своему благоустройству и благолепию» уступал только единоверческой церкви в Самаре. Он мог вместить до 1600 богомольцев и славился богатым интерьером. Старожилы вспоминали, что во время проведения вечерних служб из окон «изливался золотой свет и освещал всю площадь» — отражение богатого убранства.

В феврале 1931 года постановлением Балаковского горсовета было принято решение расторгнуть договоры с религиозными общинами Христорождественской, Троицкой («Белокриницкой») и единоверческой Никольской церквей — якобы за «небрежное и бесхозяйственное отношение к церковным зданиям» и неуплату государственных и местных налогов. Церковные здания передавались в распоряжение горсовета «с целью использования их под культурные очаги (гортеатр, дом физкультуры, дом книги, читальню и т. п.)». Известно, что Никольский храм первоначально предполагалось приспособить под городской театр.

Некоторые детали закрытия церкви в начале 1930‑х годов сохранились в воспоминаниях директора городского театра г. Балаково Александра Ивановича Чеснокова (1896–1974). Родился он в семье владельца завода фруктовых вод Ивана Павловича Чеснокова и, получив образование в министерском училище, в годы Первой мировой войны был призван в армию. Во время службы за отказ стрелять в бунтующих крестьян был осужден военным трибуналом и приговорен к расстрелу. Но случившаяся революция дала ему свободу, и в 1917 году А. И. Чесноков вернулся домой в Балаково. На малой родине при новой советской власти он успешно строил карьеру, став видным представителем местной интеллигенции.

С 1924 года Александр Иванович являлся руководителем городского театра, располагавшегося в бывшем Народном доме. Это учреждение культуры находилось на площади, недалеко от отделения завода Я. В. Мамина (территория напротив современного памятника трактору Я. В. Мамина на ул. Коммунистической).

Народный дом еще в 1918 году по инициативе артиста и режиссера Н. И. Карташова был переоборудован в Городской театр на 460 зрителей. Здание было двухъярусным, с балконом, амфитеатром и двумя боковыми ложами, в нем были обширная сцена, гримерная, помещения для костюмерной, реквизита, бутафории и электрооборудования, склад декораций и мебели, имелось калориферное отопление.

В тяжелые 1920‑е годы в больших городах жилось очень нелегко, и тихая провинция стала привлекать к себе талантливых столичных артистов. Репертуар театра состоял из «вечных» пьес «Овод», «Распутин», «Собор парижской Богоматери» и др. Балаковцы очень любили свой театр, но несмотря на это сезон 1928–1929 годов был последним. В июле 1929 года в конце рабочего дня на имя заведующего театром Чеснокова было получено отношение горсовета: «В течение суток освободить здание театра от его имущества ввиду его сломки». Здание мешало строительству новых цехов судоремонтного завода.

После обращения А. И. Чеснокова арбитражный суд обязал местные органы власти предоставить новое помещение для городского театра, тем более что имелись для этого средства, полученные «с Водного Транспорта за старое здание сломанного театра». Выбор пал на здание единоверческой Никольской церкви. А. И. Чесноков приводил множество доводов в пользу размещения театра в единоверческой церкви: «Здание находилось в центре города; внутри церкви ни единой колонны; полы из цветной плитки; при снятии купола и колокольни здание имеет вид абсолютно гражданский; к зданию нужно было пристроить три стены под фойе или зрительный зал, стройматериалы, в том числе кирпич, можно было получить от слома купола и колокольни». Возможно, поэтому Единоверческий переулок (с западной стороны участка, где находилась Никольская церковь) был переименован в Театральный.

Однако Балаковский горсовет не внял доводам бывшего руководителя театра, и в апреле 1931 года принял проект переоборудования под городской театр здания Свято-Троицкой церкви (ныне — кафедральный собор г. Балаково). Но само культурное учреждение разместится здесь позже, и уже не в качестве городского, а как колхозно-совхозный театр. Приспосабливая строение под нужды культуры, сбросили кресты, сняли колокола на металлолом, разобрали иконостас и надстроили третий этаж. В фойе театралов встречал колоссальных размеров портрет И. В. Сталина.

В октябре 1931 года здание Никольской церкви было передано в собственность Нижне-Волжского отделения «Союзкино», представителем которого в Балаково стал все тот же А. И. Чесноков. Бывшую единоверческую церковь планировалось переоборудовать под кинотеатр «Звук-Кино», и в конце 1931 года с этой целью была разрушена колокольня. По некоторым данным, средства, выделенные на переоборудование Никольской церкви под кинотеатр, были «перехвачены» представителями «Союзкино» из Саратова, и, судя по всему, в начале 1932 года единоверческая Никольская церковь была полностью разобрана на кирпичи. Теперь только старые фотографии показывают то, что так бездумно было уничтожено. По воспоминаниям супруги А. И. Чеснокова Анны Ивановны, богатое убранство храма отправили на переплавку, а деревянные иконы отдали в одну из балаковских школ для топки печей. Завхоз школы ночью тайком на ручной тележке развозил иконы по домам знакомых балаковцев, обменивая их на поленья.

Сегодня на месте Никольского храма — небольшой запущенный скверик с памятником В. И. Ленину. И хотя история не терпит сослагательного наклонения, нам остается только предполагать, как сложилась бы дальнейшая судьба здания Никольского храма, если бы задуманное А. И. Чесноковым осуществилось.

Газета «Балаковские епархиальные ведомости»