+7 (8452) 23 04 38

+7 (8452) 23 77 23

info-sar@mail.ru

Информационно-аналитический портал Саратовской и Вольской Епархии
По благословению Митрополита Саратовского и Вольского Лонгина.
Русская Православная Церковь Московского Патриархата
Найти
12+
Нательные кресты в традиции русского благочестия
Просмотров: 1452     Комментариев: 0

Часть 2

 

На Крестопоклонной седмице мы продолжаем публикацию исследовательского материала настоятеля храма в честь Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господня г. Вольска протоиерея Михаила Воробьева об истории нательных крестов (см. газета «Православная вера» № 04 от 2019 года).

В сегодняшней статье рассматривается развитие форм креста в период Московского государства.

Тверские кресты

 

Вторая половина XIII столетия стала временем упадка древнерусского искусства и ремесел. Разгром Киева в 1240 году привел к прекращению деятельности большинства художественных мастерских. Что касается Северо-Восточной Руси, куда к тому времени переместился центр политической жизни, свои художественные традиции и школы там еще не сложились.

Однако катастрофа монгольского нашествия не прекратила духовного и культурного развития Руси, а лишь замедлила его. Церковь, сумевшая отстоять свою духовную независимость и оставшаяся единственным залогом государственного единства, поддерживала стремление русского народа к объединению и освобождению. В подчиненных Орде русских княжествах строились храмы, составлялись летописи, писались иконы, отливались кресты.

Крупным центром производства нательных крестиков в XIV–XV столетиях становятся Тверь и Старица. В Твери, как пишут исследователи В. В. Солдатенкова и Н. Е. Персов, «обнаружено более 4500 индивидуальных находок, датируемых от XI до рубежа XVIII–XIX веков… Найдено большое количество изделий свинцово-оловянистого сплава, в том числе крестов-тельников и других предметов христианского культа».

Тверские кресты не были такими разнообразными, как домонгольские. Тем не менее, можно выделить несколько типов, самым характерным из которых является небольшой прямоконечный крест с изображением Михаила Архистратига на обороте и Распятия, Нерукотворного Спаса или Никиты Бесогона на лицевой стороне.

Святой великомученик Никита, запомнившийся русскому народу благодаря житийному эпизоду побивания беса собственными веригами, был в XIV–XVIII веках одним из любимых русских святых. Вершковые (то есть небольшие, около шести сантиметров в длину) иконы Никиты Бесогона отливались в старообрядческих мастерских до начала XIX века.

Новые энколпионы

 

В конце XV века Тверское княжество, которое в течение столетий противостояло Москве, утратило независимость. Знаком смены эпох стало исчезновение с оборотной стороны нательных крестов изображения Архангела Михаила. На лицевых сторонах стали появляться лики недавно прославленных московских святых: преподобного Сергия Радонежского и святителя Алексия Московского. При этом Московский митрополит Алексий изображается в процессии «Шествие на осляти»: это яркое театрализованное действо ежегодно проходило в Москве на Вербное воскресенье.

Наиболее распространенными в XV–XVI столетиях стали наперсные (носившиеся на груди поверх одежды) кресты довольно большого размера (как правило, 8,4х5,6 см), имитировавшие домонгольские энколпионы — двустворчатые кресты-складни. На лицевой стороне этих двухсторонних крестов изображалось Распятие с предстоящими Божией Матерью и святой Марией Магдалиной, апостолом Иоанном Богословом и мучеником Лонгином Сотником. В верхнем медальоне помещалось изображение Святой Троицы, в нижнем — святого Никиты Бесогона, на оглавии — образ Спаса Нерукотворного. На обратной стороне в центральной части — образ Богородицы «Знамение» в ромбе с символами евангелистов или ростовое изображение пророка Илии с избранными святыми в боковых медальонах. Такие двустворчатые кресты правильнее было бы называть псевдоэнколпионами, так как они отличаются очень неглубоким ковчегом и часто не имели никаких вложений. К началу XVII века они превращаются в обычные двусторонние кресты с теми же изображениями.

Кресты «процветшие» и «огненосные»

 

Единственный прижизненный портрет патриарха Никона и его соратников. Характерной деталью этого группового портрета являются очки патриарха — символ расширения кругозора, которые вместе с четками — символом традиции — держит его иподиаконВ конце XVII столетия в русской храмовой архитектуре возникает новый стиль — московское барокко. Многочисленными памятниками этого стиля стали московские и подмосковные, а затем и провинциальные церкви, отличающиеся изяществом, безукоризненными пропорциями, использованием во внешней отделке богатого декора: колонн, капителей, раковин.

Психология московского интеллигента эпохи барокко наглядно представлена в единственном прижизненном портрете патриарха Никона и его соратников. Мы видим людей утонченного художественного вкуса, хорошо знающих цену традиции, но не закрывающих своего сердца от новых веяний. Характерной деталью этого группового портрета являются очки патриарха — символ расширения кругозора, которые вместе с четками — символом традиции — держит его иподиакон. Речь идет о людях государственного мышления, духовных лидерах эпохи. И в то же время это мечтатели, художники и поэты, вдохновленные красотой нового мировосприятия.

Трудно сказать, насколько самобытным было московское барокко. При всей оригинальности художественных идей этого нового русского увлечения невозможно исключить европейское влияние, передававшееся через Польшу и Киев. Это особенно заметно в иконописи и музыке. Однако внимательное рассмотрение сохранившихся в изобилии архитектурных памятников той эпохи позволяет увидеть иные интенции. Московская Русь еще в XV веке была очарована искусством фрягов — выходцев из Южной Европы романского происхождения, строивших стены Московского Кремля и его первые каменные соборы. Изящество итальянцев, сохранявшееся в памяти сердца и вошедшее в повседневную жизнь москвичей, перебивало тяжеловесную грубость и легкомыслие поляков и киевлян.

Барокко как художественный стиль проявило себя во всех областях русского искусства, как светского, так и церковного. Его эмоциональная сила проникала даже в такую обособленную область, как церковная металлопластика. Удивительно, что барочные элементы появляются здесь раньше, чем в других сферах — едва ли не ранее, чем в архитектуре. Так, В. Н. Перетц отмечает: «По-видимому, с конца XV или с начала XVI века в Московской Руси слагается тот новый, отличный от древнейшего южного, тип меднолитых изделий, который далее с небольшими вариациями господствует… до XIX века… Получают особо широкое распространение следующие виды меднолитых изделий: кресты осеняльные, часто украшенные эмалью, кресты наперсные, кресты тельные разнообразной формы…».

Наиболее ярко узорочье барокко проявляется в так называемых процветших и огненосных крестах. В первом случае крест становится зримым символом райского Древа Жизни, которое оказалось недоступным Адаму, прежде вкусившему плода с Древа познания добра и зла. Во втором случае крест — символ Воскресения, которое этимологически родственно славянскому глаголу «кресати» — высекать огонь. «Процветшие» кресты украшаются стилизованными листьями и стеблями, образующими всевозможные завитки. «Огненосные» кресты кажутся объятыми языками пламени.

Классификация нательных крестов XVII столетия, предложенная Э. П. Винокуровой, включает в себя 12 типов крестов, каждый из которых разбивается на несколько подтипов, существующих в нескольких вариантах и подвариантах форм. При этом многочисленность разновидностей нательных крестов этой эпохи и возможность проследить их связь с более древними образцами убедительно доказывают, что в этом виде прикладного творчества стилистические особенности барокко, равно как и в архитектуре, возникают самостоятельно, вне влияния европейских художественных идей.

Стилистические особенности московского барокко весьма интересно проявляются в нательных крестах «северной работы», изготовленных в мастерских Великого Устюга и Сольвычегодска. Еще одним подтверждением того, что художественные идеи барокко в России органично соединялись с древними национальными традициями, является группа криновидных крестов с сомкнутыми концами, распространенных на Русском Севере с XVII до начала XIX столетия. Как замечает Э. П. Винокурова, кресты такого типа (всего известно пять вариантов) восходят к древнему Людогощенскому кресту, почитавшемуся в Новгороде с XIV столетия.

В конце XVII столетия формы нательных крестов становятся весьма замысловатыми. Эстетика этого предмета личного благочестия все более обмирщается. Нательный крест все более становится украшением, а не чем-то сакральным и скрытым от всех. К концу XVIII столетия это обмирщение церковного искусства проявилось в крайнем оскудении иконографии нательных крестов. С угасанием барокко они становятся все более единообразными и эстетически бедными. Духовное содержание образа теряется, несмотря на широкое применение драгоценных металлов, эмалей и различных ювелирных тонкостей. Безудержное развитие орнаментальности сопровождается устранением из числа изображений святых. На нательных крестах XVIII и XIX столетий почти невозможно найти ни образа Богородицы, ни ликов святых. Одновременно с этим начинают распространяться крестики с изображением Распятия, которые в предыдущее столетие были на Руси почти забыты.

Старообрядческие кресты

 

Старообрядцы первых поколений, безусловно, носили те же кресты, что и остальные русские люди, то есть обычные нательные крестики XVII столетия, которые, как уже было сказано, имели огромное количество типов и разновидностей. До конца XVIII века эти формы воспроизводились (с неизбежным упрощением) в старообрядческих медницах, главным образом, в Выговских мастерских. Основной иконографический признак русских нательных крестов середины XVII века состоит в отсутствии Распятия — соответственно, и все кресты, отливавшиеся в старообрядческих медницах в XVIII и XIX веках, Распятия не имели.

Старообрядцы признают единственную форму креста — восьмиконечную, в которой к обычному четвероконечному кресту добавляется перекладина, изображающая дощечку с «титлами Пилата», и косая перекладина — «подножие». Однако восьмиконечный нательный крест сложен в изготовлении и неудобен в ношении. Поэтому старообрядческие кресты в основном имеют четырехугольную основу, поверх которой изображается восьмиконечный крест.

На рубеже XVIII–XIX столетий в старообрядчестве утверждаются по преимуществу два типа нательного креста: «прямой» — мужской и «листик» — женский. При этом тип «листик» является логическим завершением развития типа креста «процветшего».

«Мужской» старообрядческий крест имеет очень простой вид. Это прямоугольный крест с прямыми углами в средокрестии. На лицевой стороне помещается изображение восьмиконечного креста с параллельными ему, то есть строго вертикальными, тростью и копием. Поверх восьмиконечного креста располагается надпись «Царь Славы», по бокам средней перекладины или над ней — инициалы IC XC. Выше средней перекладины на больших мужских крестах размещается надпись КРСТ ХРАН, ниже ее — СН БЖIЙ и НИ КА, а внизу — буквы К[опие], Т[рость], Г[лава], А[дама] и иногда дополнительные буквы М[есто], Л[обное], Р[ай], Б[ысть].

Отсутствие аббревиатуры IНЦI показывает, что прототипом большинства старообрядческих крестов были кресты поморские, потому что именно старообрядцы поморского согласия отвергали как «Никоновы новины» «титла Пилата» вместе с изображением Святого Духа «в виде голубине». В подножии восьмиконечного креста размещалось схематическое изображение Голгофы; оно могло быть ступенчатым, треугольным, овальной формы и включало в себя столь же схематическое изображение черепа. На обратной стороне помещалась молитва «Да воскреснет Бог…», некоторые кресты XVIII века имеют гладкий оборот.

Женский старообрядческий крест, называемый «листиком», действительно напоминает по форме дубовый лист. На лицевой стороне в окружении замысловатого орнамента помещалось изображение восьмиконечного креста с теми же надписями, что и на мужском кресте. На обороте размещалась молитва «Да воскреснет Бог». На некоторых выговских крестах эта молитва заменяется красочным многоэмальным орнаментом.

 

Крест с Никитой-Бесогоном. Тверь. XIV векКрест-энколпион с изображением Никиты-Бесогона. Конец XIV – начало XV века
Процветшие и огненосные кресты XVII векаСеребряные кресты «северной работы» рубежа XVII–XVIII веков
Людогощенский крестНательный крест с «книжным» орнаментом на обороте. XVII векНательные (наперсные) кресты с замкнутыми криновидными окончаниями. Русский Север. XVIII век
«Мужской» старообрядческий крест. XIX век«Женские» старообрядческие кресты. XIX век


Газета «Православная вера» № 06 (626)

Комментарии:

нет комментариев

ВЫ МОЖЕТЕ ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:

Отправляя данную форму, я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с политикой обработки ПД.