+7 960 346 31 04

info-sar@mail.ru

Информационно-аналитический портал Саратовской митрополии
 
Найти
12+
«В школе к нам относились очень строго»
Просмотров: 425     Комментариев: 0

Воспоминания об архимандрите Матфее (Мормыле) 

Прихожанке саратовской Сретенской церкви Валентине Гавриловне Даниленко недавно исполнилось 83 года. Много лет она служила в этом храме штатным чтецом и была, по словам тогдашнего настоятеля — митрофорного протоиерея Василия Стрелкова, «палочкой-выручалочкой» для клироса — читала все необходимые богослужебные последования. После одной воскресной Литургии мы с ней встретились, чтобы она рассказала о своем детстве. Эти воспоминания открывают перед нами страницы жизни выдающегося регента и знатока церковной музыки, много лет руководившего хором Свято-Троицкой Сергиевой Лавры,— архимандрита Матфея (Мормыля).

Станица Архонская. Современный видВалентина Гавриловна родилась в 1938 году в станице Архонской Северо-Осетинской АССР, в казачьей семье. После войны семья состояла из мамы, бабушки, четырех сестер и брата. Отец — Гавриил Косточка — пропал без вести на фронте. Жили они в одноэтажном кирпичном доме на улице Крупской, недалеко от речки. А через три дома от них — на той же улице, в похожем доме — проживала казачья семья Мормылей, в которой также не было отца — Василий Мормыль погиб на войне. В той семье было два старших сына, а 5 марта 1938 года родился и вскоре в Ильинском храме города Орджоникидзе был крещен Лев Васильевич Мормыль. Впоследствии ему, представителю четвертого, как он говорил, поколения певчих, суждено было стать знаменитым регентом Свято-Троицкой Сергиевой Лавры. Погодки Валентина и Лев вместе поступили в сентябре 1945 года в среднюю школу в станице Архонской.

«Наша станица была большая, в ней было три колхоза: “Заветы Ильича”, “Путь сознания” и “Политотделец”, в котором работала моя мама, — рассказывает Валентина Гавриловна. — Возле домов и у нас, и у Мормылей были небольшие участки. Мамы наши общались, работали в колхозе. Помню, одна из бабушек Льва выращивала и продавала на улице цветы.

Мы со Львом вместе гуляли на улице, зимой катались на санях. Помню, у него был один конек, и он на нем катался по замерзшей речке Архонке, а мы за ним — делали из кукурузы палки и на них, как на коньках, катались… Хотя мы сверстники, мне всегда казалось, что он старше. Вообще, у девочек была своя компания, а у мальчишек — своя. Да еще я стеснительная была, так что общались с мальчишками и со Львом мы не слишком близко.

Учились мы в большой двухэтажной школе, но я была в "А" классе, а Лев Мормыль в "Б". Я с детства любила петь. При нашей школе был хор из разных классов, в котором мы пели вместе.

Мама моя была верующая, и сколько сейчас себя в детстве помню — вспоминаю себя в церкви. Храм в станице был очень красивый, но его в 1930-е годы снесли — подорвали. Церковные службы после войны шли в молитвенном доме во имя святого благоверного князя Александра Невского.

Студентка Валентина Косточка, 1958 годЛев ходил в храм сначала вместе с мамой, которая, как и моя мама, пела в праздничном церковном хоре. Потом он начал петь на клиросе и стал прислуживать в алтаре. Помню, в храме всегда было много молящихся. Служили разные священники — они часто менялись, особенно мне запомнился иеромонах Иоасаф (Бунделев)».

В своих опубликованных воспоминаниях отец Матфей так говорит об этом священнослужителе: «В молодости он был монахом обители Святой Троицы во Владикавказе… Отец Иоасаф мечтал о моей учебе в Московской семинарии. Однако поначалу я оказался в семинарии Ставропольской, а потом уже поступил в Московскую духовную академию. Непросто было совмещать прислуживание в алтаре с занятиями в общеобразовательной школе. Отец Иоасаф, любя, называл меня попиком, а в школе обзывали попом. Я не переставал удивляться: казалось бы, комсорги, комсомольцы, должны были служить примером воспитания, поведения. Среди них были и очень хорошие ребята, но некоторые… Как-то после одной из антирелигиозных лекций я пришел домой с шишкой (один из активистов в фуражку вложил камень и ударил меня по голове из-за палисадника)».

— В школе относились к нам очень строго — и ко мне, и к нему, поскольку, хотя учились мы хорошо, я была почти отличница, но ходили в церковь, — продолжает Валентина Гавриловна. — Ругали нас, что мы в пионеры не вступали — мол, позорите класс. Вступить в пионеры для меня означало поддержать их идеологию — атеизм и борьбу с Церковью. Из тридцати человек в нашем классе я была единственная не пионерка.

Лев Мормыль окончил школу с оценками «хорошо» и «отлично». После ее окончания, с 20 июля 1955-го по 25 июля 1956 года, был псаломщиком в Александро-Невском молитвенном доме станицы Архонской.

Архимандрит Матфей (Мормыль)— Когда мы закончили школу, наши пути разошлись — он поехал в Ставрополь поступать в духовную семинарию, а я поступила в железнодорожный техникум в городе Орджоникидзе (Владикавказ), — вспоминает моя собеседница. — С тех пор я его видела всего один раз. Спустя много лет, году в 1992‑м или 1993‑м, мы вместе с двумя монахинями поехали в Троице-Сергиеву Лавру. Там нас пропустили на территорию, где живут монахи. Отец Матфей тогда уже был старшим регентом хора лавры. Смотрю, он сидит и спрашивает: «А вы к кому?». — «К Вам! Я Валя Косточка!» — говорю. «Валя! — он меня обнял. — Пошли!» Повел нас троих в трапезную, кричит: «А ну, стол накрывайте — мои земляки приехали!» Накормил нас, и мы немного пообщались. Больше мы не встречались.

Лев Мормыль окончил в 1959 году Ставропольскую духовную семинарию, где преподавал пение знаток обиходных мелодий регент Вячеслав Павлович Пестрицкий, кстати, служивший в 1953–1954 годах регентом Троицкого кафедрального собора города Саратова. С 1959 по 1963 год Лев обучался в Московской духовной академии. С 1961 года он — уставщик и старший регент хора Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, руководитель объединенного хора лавры и Московских духовных академии и семинарии. 19 декабря 1962 года наместником лавры архимандритом Пименом (Хмелевским), будущим саратовским архиепископом, он был пострижен в монашество с именем Матфей в честь апостола и евангелиста Матфея. В 1971 году был возведен в сан архимандрита. В январе 1988 года утвержден в звании профессора. В 2004 году ему присвоено звание заслуженного профессора Московской духовной академии. Скончался отец Матфей в ночь на 15 сентября 2009 года и был похоронен за алтарем церкви Святого Духа в Троице-Сергиевой Лавре.

Валентина Гавриловна работала весовщицей на станции во Владикавказе. Потом вышла замуж и ездила за мужем-военным. Работала нормировщицей, инженером по труду и заработной плате, экономистом и на других должностях. С 1990 года жили в Ставрополе, где она читала и пела в хоре собора Андрея Первозванного. После переезда в Саратов в 1999 году несколько лет ездила читать и петь в Казанский храм поселка Татищево, а потом стала помогать в саратовском храме Сретения Господня.

Почетный настоятель Сретенского храма митрофорный протоиерей Василий Стрелков тепло вспоминает свое краткое общение с отцом Матфеем во время своего обучения в Московской духовной семинарии в 1980‑е годы: «С поистине великим регентом Троице-Сергиевой Лавры отцом Матфеем я не раз встречался на богослужении. Я всегда любил церковное пение и поэтому пел в то время в хоре под его руководством и неоднократно участвовал в спевках».

Газета «Православная вера», № 24 (692), декабрь 2021 г.

[Подготовил Валерий Теплов]

Комментарии:

нет комментариев

ВЫ МОЖЕТЕ ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:

Отправляя данную форму, я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с политикой обработки ПД.