+7 (8452) 23 04 38

+7 (8452) 23 77 23

info-sar@mail.ru

Информационно-аналитический портал Саратовской и Вольской Епархии
По благословению Митрополита Саратовского и Вольского Лонгина.
Русская Православная Церковь Московского Патриархата
Найти
12+
Приветственное слово Высокопреосвященнейшего Лонгина, Митрополита Саратовского и Вольского, участникам XVII Межрегиональных образовательных Пименовских чтений «Великая Победа: наследие и наследники»
Просмотров: 775     Комментариев: 0

Ваше Преосвященство!

Всечестные отцы, дорогие братья и сестры!

Я сердечно приветствую всех участников и гостей Пименовских образовательных чтений!

В преддверии значимой юбилейной даты, которая будет отмечаться в 2020 году, нам предлагается для осмысления на образовательных чтениях тема «Великая Победа: наследие и наследники».

Почему мы обращаемся к этой теме? В истории нашего Отечества были моменты, от которых зависело, быть или не быть нашей стране, нашему народу. И одно из таких «огненных испытаний» — Великая Отечественная война — еще живо в народной памяти. Боль военных потерь оказалась для нашего народа неисцелимой: десятки миллионов людей погибли на фронтах, в плену,  на оккупированных территориях, пострадали от голода и ран, были замучены в концлагерях. Нет никакого преувеличения в словах, что война затронула в нашей стране каждую семью, каждое человеческое сердце. И мы считаем своим долгом сохранить память о ней и передать следующим поколениям.

А делать это все сложнее. Во-первых, потому, что у нас, у тех, кто постарше, есть опыт живого общения с нашими родными людьми, прошедшими через войну. Своими глазами мы видели их любовь — к своему Отечеству, своим близким, их опыт преодоления военных ран и послевоенных трудностей. У нынешних молодых людей такой возможности нет.

Во-вторых, потому, что в последние годы нам навязывают «альтернативные подходы» к нашей истории, в том числе, к ее военному периоду, и к роли нашей страны в победе над германским фашизмом.

Между тем, любому человеку, относящемуся к европейской истории ХХ века непредвзято, очевидно, что в этой войне победил наш народ, и победил вопреки всему. И очень важно усвоить этот урок, задуматься: в чем секрет победы над столь мощным врагом? В чем истоки духовной силы нашего народа, которая в годы войны проявилась в малопонятной в наше время готовности к жертвенному подвигу, во внутреннем убеждении, что есть ценности, за которые можно отдать саму жизнь?

 Но дело в том, что эти замечательные человеческие качества не воспитываются сами собой, не прививаются извне какими-то определенными мерами. Они были воспитаны в нашем народе православной верой за тысячелетний христианский период его истории.

Война обрушилась на Россию, и без того уже обескровленную, проходившую труднейший период своей истории — жестокую ломку вековых устоев ее духовного бытия. Третий рейх воевал не с большевизмом — он стремился уничтожить Россию как таковую. И победили в этой войне не большевизм и не советская идеология. Победила Россия, которая, вопреки всему, не утратила своих глубинных духовно-нравственных корней, не потеряла того лучшего, что всегда было в русском и в других народах, населяющих ее просторы; которая в этой страшной беде сумела собрать все свои силы, проявить невероятное  мужество и колоссальное терпение. «Мы войну не выиграли — мы ее вытерпели, терпением превозмогли врага»,— говорят ветераны фронта и тыла, и это правда. Здесь необходимо вспомнить, что терпение — одна из основных христианских добродетелей, и она воспитывается христианской, православной средой.

К моменту начала войны государственный аппарат Советского Союза уже более двух десятилетий работал на полное уничтожение Русской Православной Церкви. И, казалось, цель уже была близка. Были закрыты, поруганы, разрушены тысячи и тысячи храмов, сотни тысяч священников и верующих мирян репрессированы.

К примеру, в Саратовской губернии до переворота 1917 года насчитывалось около 1150 храмов и часовен. К началу 1940-х годов действующих храмов в области не было, все они были закрыты и в большинстве своем разрушены. По данным того времени, сохранилось около 200 «молитвенных зданий», но все они были отданы под зерновые и военные склады, где-то были устроены стоянки сельскохозяйственной техники, в «лучшем» случае — дома культуры.

Но в первый же день войны митрополит Московский и Коломенский Сергий (Страгородский) обратился к «пастырям и пасомым Христовой Православной Церкви» с посланием, в котором, в частности, говорилось:  «Наши предки не падали ду­хом и при худшем положении, потому что помнили не о личных опасностях и выгодах, а о свя­щенном своем долге пред родиной и верой, и выходили победителями. Не посрамим же их славного имени и мы — православные, родные им и по плоти, и по вере. Отечество защищается оружием и общим народным подвигом, общей готовностью послужить Отечеству в тяжкий час испытания всем, чем каждый может. Тут есть дело рабочим, крестьянам, ученым, женщинам и мужчинам, юношам и старикам. Всякий может и должен внести в общий подвиг свою долю труда, заботы и искусства».

Послание завершалось памятными словами:«Господь нам дарует Победу». И веру в это наш народ пронес через все страшные годы войны.

Победу одержали русские люди, которые шли на войну с материнским благословением, крестиком или 90-м псалмом, зашитым в гимнастерку. Недаром даже такой циник, как И.В. Сталин, был вынужден  допустить некоторое возрождение церковной жизни в России в военные годы, понимая значение не убитого гонениями христианства для жизни народа. Даже богоборческая власть увидела, что вера есть огромная объединяющая и поддерживающая сила.

В 1942-1948 году некоторые храмы были возвращены верующим, ряд священнослужителей освобожден из ссылок и лагерей. В сентябре 1943 года состоялись выборы Патриарха всея Руси. Обескровленная Церковь в годы войны была со своим народом, делала все, чтобы приблизить Победу — невзирая на то, что сама понесла огромный материальный и человеческий урон.

В Саратове в октябре 1942 года был открыт первым Свято-Троицкий кафедральный собор. Затем стали действующими Благовещенская церковь в Вольске, Казанская в Петровске, Александро-Невская в Ртищеве, Воскресенская в Пугачеве. Эти пять храмов в военные годы стали не только местом горячей молитвы, но и центрами сбора пожертвований на нужды обороны страны. Как и во всей Церкви, благотворительные сборы в Саратовской епархии проводились на сооружение танковой колонны имени святого Димитрия Донского, на авиаэскадрилью имени святого Александра Невского, на восстановление Сталинграда и на другие цели. Вклад Саратовской епархии с 1943 по 1946 годы составил около 11 миллионов рублей.

Кстати, архиепископ Пимен (Хмелевской), памяти которого посвящены наши чтения, также считал своим долгом сохранять память о людях Церкви, которые воевали на фронтах Великой Отечественной. В 1984 году, в преддверии 40-летия Победы, он лично постарался собрать воспоминания духовенства — участников войны. И сегодня более сорока написанных от руки листков из школьной тетради хранится в архиве Саратовской епархии…

Возвращаясь к теме наших чтений, я хотел бы особо отметить следующее. Говоря о Победе, мы призваны не только радоваться или скорбеть о жертвах, не только вспоминать прошлое — мы призваны задуматься о том, где, в чем и почему мы как народ, одерживаем великие победы, а где терпим огромные поражения; о наших истоках, о нашем духовном самостоянии; о завтрашнем дне России, о том, что нам необходимо делать сегодня для того, чтобы день этот просто наступил. И это должны быть очень трезвые и ответственные размышления.

Сегодня идут споры о советском времени — его плюсах и минусах, о каких-то достижениях Советского Союза. И действительно, можно привести в пример быстрое послевоенное восстановление страны, лежавшей в руинах, развитие промышленности, освоение космоса, достижения науки и культуры и многое другое. Но надо помнить, что еще многие десятилетия после Октябрьского переворота власть пользовалась потенциалом, накопленным дореволюционной Россией — православной Российской империей. И если говорить о человеческом потенциале,— это были люди, воспитанные в христианстве, которое вошло в их плоть и кровь, и проявлялось в их отношении к самим себе, к ближним, своему делу, своему Отечеству. Недаром большевизм проявлял себя даже не столько как идеология, а как квазирелигия. Он ставил самые высокие цели: всеобщей справедливости, равенства, братства, взаимопомощи.

К началу 1990-х годов этот потенциал был исчерпан. К власти пришли уже внуки «комиссаров в пыльных шлемах». Их деды подняли на дыбы православную Россию, а внуки приватизировали то, что было создано потом и кровью народа. И если в Советском Союзе семь десятилетий боролись с верой и Церковью целенаправленно и открыто, то в период «демократических реформ» эта борьба стала чуть менее откровенной, но остается достаточно разрушительной.

Сегодня общество в целом утратило стремление к высоким человеческим чувствам и ценностям. Понятия чести, долга, ответственности, верности, целомудрия не просто развенчаны и забыты, но и высмеиваются современной культурой. А дело в том, что высоким понятиям о человеческой жизни, ее цели и смысле есть место только в религиозном обществе.

Поскольку мы говорим сегодня о наследии и наследниках Великой Победы, я вынужден с горечью сказать, что мы — наше общество, наши современники — наследники плохие, и не имеем права ни в малейшей степени присваивать себе действительно великую победу наших отцов и дедов.

Единственное, что мы обязаны делать, к чему мы призваны— послужить восстановлению нормальной жизни народа на верном духовном основании — на заповедях Христовых. Только с такой основой человеческая жизнь становится полной, красивой и счастливой, народ — внутренне сильным, страна — благополучной и самостоятельной.

Именно этому посвящены и наши ежегодные образовательные Пименовские чтения. Их цель не меняется с годами, и она такова: благодаря доброму соработничеству Русской Православной Церкви и научного, культурного, образовательного сообщества нашего региона вновь открыть для наших современников глубину отечественной духовной традиции.

Очень отрадно, что с самого начала в организации Пименовских чтений принимал самое непосредственное участие Саратовский государственный национально-исследовательский университет — или «классический университет», как его часто называют, подчеркивая особый статус этой научной школы. В этом году СГУ отмечает свое 110-летие, и я сердечно поздравляю с этим событием ректора, президента, всю профессорско-преподавательскую корпорацию и студентов университета.

И для Саратовской митрополии, и лично для меня лично очень дорого и значимо доброе сотрудничество с университетом. В течение многих лет нами совместно проводятся конференции международного и межрегионального уровня, такие, как Пименовские и Кирилло-Мефодиевские чтения, ежегодные образовательные олимпиады и творческие конкурсы для школьников.

Это наглядный пример тому, что научное мировоззрение — не равно мировоззрению атеистическому, что наука не противоречит вере; что одна из важнейших задач современного, сильного, как сегодня говорят, престижного вуза — не только передача молодому поколению суммы знаний, но приобщение его к традиционным для России духовным ценностям.

Особо отмечу воссоздание на философском факультете кафедры теологии и религиоведения, на базе которой сегодня реализуются новые образовательные программы бакалавриата и магистратуры по направлению подготовки «Теология». У теологических кафедр в российских университетах есть сторонники и противники. Но надо помнить, что благодаря им у исследователей появилась возможность обращаться к гуманитарному знанию во всей его полноте: в научный оборот возвращается все богатство русской религиозной философии, исчезают «белые пятна» в области изучения классической литературы и русской истории.

Напомню, что одной из первых пяти кафедр Саратовского Николаевского университета была кафедра православного богословия. Ее возглавлял профессор протоиерей Алексий Феоктистович Преображенский. В своей лекции «Место и значение богословия в организме университетского образования», прочитанной им в присутствии всех членов профессорской корпорации, он так сказал о роли и значении богословия в системе университетских дисциплин: «Нужно снова учиться любить жизнь… ― в той ее божественной, бессмертной ценности, которая может открываться нашему духу вместе с углублением в вечные проблемы религии». По его глубокому убеждению, в этом идеале как раз и состоит «конечное и универсальное всеединство цельного знания, цельной жизни, цельного творчества».

Именно этого — открыть для себя и полюбить жизнь «в ее божественной, бессмертной ценности», то есть глубину и красоту жизни с Богом, я желаю всем собравшимся и всем участникам чтений.

Благодарю всех вас за труды и от души желаю помощи Божией!

Комментарии:

нет комментариев

ВЫ МОЖЕТЕ ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:

Отправляя данную форму, я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с политикой обработки ПД.