+7 (8452) 23 04 38

+7 (8452) 23 77 23

info-sar@mail.ru

Информационно-аналитический портал Саратовской и Вольской Епархии
По благословению Митрополита Саратовского и Вольского Лонгина.
Русская Православная Церковь Московского Патриархата
Найти
12+
Святой священномученик Феофан, епископ Соликамский и Чердынский память 11 (24) декабря
Просмотров: 19553     Комментариев: 0

Епископ Пермский и Соликамский ФеофанСвященномученик Феофан (в миру Сергей Петрович Ильменский) родился 26 сентября 1867 года в семье церковного чтеца Петра и жены его Акилины в селе Окатная Маза Хвалынского уезда (по другим данным — в селе Содом Саратовского уезда) Саратовской губернии. Отец вскоре умер и мальчик остался на попечении матушки — глубоко религиозной, кроткой и смиренной женщины. Большое участие в его воспитании принял его дядя — сельский протоиерей Димитрий. С любовью вспоминал впоследствии о нём Владыка, говоря, что остался он «на попечении заменившего мне отца дяди… кроткого и смиренного сельского пастыря, 50 лет прослужившего в одном и том же глухом, захолустном селе. С ним-то я и научился делить с народом и радость и горе, встречать церковные праздники Рождества Христова и Святой Пасхи… Целые поколения прошли пред ним в крестинах, свадьбах, похоронах. Но и любит же его народ! Не только прихожане, но и окрестные cёла. Овдовев очень рано и оставшись с сыном, да с нами сиротами, он как-то замкнулся в себе, затих, оробел, да таким и остался на всю жизнь. Мужички очень любили своего «папашу», отца духовника. А как стяжалась эта любовь? Он просто был по-евангельски добр и кроток, никогда никого не притеснял, просившему не отказывал и делал всё это так же естественно, как светит Солнце или благоухает цветок!»

В 1888 году окончил Саратовскую духовную семинарию, а в 1892 году — Казанскую Духовную Академию со степенью кандидата богословия. В сентябре 1892 года назначен преподавателем Саратовского епархиального женского училища. 15 сентября 1894 года управляющий Казанским учебным округом назначил Сергея Петровича вторым законоучителем Александро-Мариинского мужского реального училища с момента принятия им сана и просил епископа Саратовского и Царицынского Николая (Налимова; †1914) рукоположить Ильменского во священника.

5 октября 1894 года в Крестовой церкви Саратовского архиерейского дома Преосвященный Николай рукоположил будущего новомученика в сан диакона, а 7 октября в том же храме — во иерея с назначением сверхштатным священником Александро-Невского кафедрального собора. С 1 сентября 1907 года отец Сергий — священник Марие-Магдалинской церкви Мариинского института благородных девиц и законоучитель этого учебного заведения.

Иерей Сергий был активным деятелем саратовских православно-патриотических организаций. В августе 1909 года епископ Саратовский и Царицынский Гермоген (Долганев; †1918, память 16/29 июня), чьи монархические взгляды были широко известны далеко за пределами Саратовской губернии, предложил законоучителю Мариинского института должность редактора «Саратовского Духовного вестника». Эту должность отец Сергий исполнял с 4 сентября 1911 года.

В 1911 году отец Сергий был возведен в сан протоиерея. В 1913 году овдовевший протоиерей, по прошению, зачисляется в братство Спасо-Преображенского Валаамского монастыря, куда уезжает в начале августа 1914 года. К тому времени дочь его была уже самостоятельной. 14 августа 1914 года он принял монашеский постриг с именем Феофан. 14 сентября 1914 года епископ Сердобольский Серафим возвел иеромонаха Феофана в сан архимандрита. Вскоре он был назначен на место смотрителя Балашовского Духовного училища. Вернувшись с Валаама, отец Феофан открыл в уезде миссионерские курсы, чтобы миряне имели возможность «научиться давать отчёт в своем уповании, а в случае нужды — отпор врагам Церкви Православной».

Преосвященный Феофан, епископ Соликамский и ЧердынскийВ сентябре 1915 года отец Феофан был назначен настоятелем Соликамского Свято-Троицкого монастыря. Вскоре он был назначен на должность ректора Пермской Духовной Семинарии, для питомцев которой всегда была открыта его квартира. Там собирался проповеднический кружок, учащиеся в домашней обстановке познавали азы миссионерского дела. 26 февраля 1917 года отец Феофан был хиротонисан во епископа Соликамского, викария Пермской епархии. После хиротонии, желая ближе познакомиться с приходами и паствой, Владыка обошёл своё викариатство пешком. Проживал Владыка в Свято-Троицком Соликамском монастыре. До дня своей мученской кончины он управлял вверенной ему епархией.

Святитель был великим молитвенником и постником. Подобно правящему архиепископу священномученику Андронику (Никольскому; †1918, память 7/20 июня) Владыка бесстрашно обличал богоборцев-большевиков.

Когда в 1918 году власти проявили интерес к земельным угодьям Троицкого монастыря, епископ Феофан ответил, что боится более Страшного Суда, и без власти правящего архиерея не имеет права сообщать о том, что принадлежит монастырю. Владыка организовывал и возглавлял многолюдные крестные ходы, проводимые в связи с гонениями на Церковь и грабежами монастырей. Когда в марте 1918 года некоторые священники во главе с благочинным выпустили заявление о лояльности и дружелюбии к большевикам, Владыка с грустью и недоумением отозвался на это: «Пастыри Церкви, служители «идеалам христианства» выражают «лояльность»... насильникам и грабителям... Вы должны были как пастыри, как соль земли, как свет миру, высказать свой нравственный суд насильникам...».

17 июня 1918 года, после ареста и казни священномученика архиепископа Пермского Андроника, Владыка приехал в Пермь, и принял управление Пермской епархией. Вскоре, в конце лета, он и сам был арестован. За несколько дней до освобождения Перми войсками армии Колчака большевики подвергли Владыку изощрённым мучениям.

11/24 декабря 1918 года в тридцатиградусный мороз Святителя многократно погружали в ледяную прорубь реки Камы. Тело Владыки покрылось льдом толщиной в два пальца, но мученик всё ещё оставался жив. Тогда палачи его просто утопили. Вместе с ним мученически погибли двое священников и пятеро мирян, имена которых остались неизвестны.

2 июля 1998 года священномученик Феофан, епископ Пермский и Соликамский, и иже с ним убиенные были прославлены в лике местночтимых святых Пермской епархии, а 20 августа 2000 года Деянием Юбилейного Освященного Архиерейского Собора Русской Православной Церкви их имена были внесены в Собор новомучеников и исповедников Российских для общецерковного почитания.

При подготовке материала были использованы:

  1. Дело о рукоположении во священника Алексиево-Сергиевской церкви Саратовского Александро-Мариинского реального училища преподавателя педагогики Саратовского епархиального женского училища С. П. Ильменского.// ГАСО. Ф. 135. Оп.1. Д. 4328. Л. 1, 6, 8-8 об., 16-16 об.
  2. Труды Саратовской ученой архивной комиссии. Вып. 30, 1913. С. 363-364.
  3. “Да укротит Господь ярость их на нас…” (К житию новосвященномученика Феофана, епископа Соликамского). // Любовью побеждая страх. Жизнеописания новомучеников Российских. / Сост. В. Королев. Фрязино: Содружество Православный Паломник, 1998.

{mospagebreak heading=Святой священномученик Феофан, епископ Соликамский и Чердынский память 11 (24) декабря&title=Да укротит Господь ярость их на нас...(В. Королёв) - Детство}

Детство

 

Захолустное село Содом, казалось, забыто Богом. До уездного города Саратова 115 верст. Здесь, при речке Вшивке, — 185 крестьянских двора и 940 душ мужского и женского пола [1]. Жаждали крестьяне спасения, кровные свои сберегали и выстроили в 1857 году простую холодную церковь во имя Казанской иконы Божией Матери. На кирпич и теплое строение денег не сыскали — бедность да неурожай [2]. Деревянный храм сотворили с любовью, трехпрестольным. Так в глухом захолустье появилась отрада и утешение для крестьян из деревни Хоненевки, Хмелевки, Узинского Стана и Булгановки. Пастырем прихода в селе Содом стал выпускник семинарии о. Димитрий Алексеевский. В 1873 году было открыто земское училище, двумя годами позже — церковно-приходское попечительство. Население прихода составляло 2586 человек (1860 г.), в 1894 г. в приходе окормлялось 3633 душ мужского и женского пола [3].

В день празднования памяти святого апостола Иоанна Богослова, 26 сентября 1867 г., в семье дьячка Петра была особая радость: раба Божия Анна родила мальчика. Младенца при крещении нарекли Сергием. Ему предстояло возмужать, стать епископом Соликамским Феофаном. Он, пастырь Церкви Христовой, вспоминал: «С раннего детства рос сиротой на попечении матери, глубоко религиозной, кроткой и смиренной женщины, много рассказывавшей мне о жизни препод. Сергия, имя которого я носил, и на попечении заменившего мне отца дяди-воспитателя, кроткого и смиренного сельского пастыря, 50 лет прослужившего в одном и том же глухом, захолустном селе. С ним то я и научился делить с народом и радость и горе, встречать церковные праздники Рождества Христова и Св. Пасхи [4] И еще слова любви о своем наставнике и воспитателе: «Целые поколения прошли пред ним в крестинах, свадьбах, похоронах!!! Но и любит же народ его! Не только прихожане, но и окрестные села. Овдовев очень рано и оставшись с сыном, да с нами сиротами, он как-то замкнулся в себя, затих, оробел, да таким и остался на всю жизнь. Мужички очень любили своего «папашу» отца духовника. А как стяжалась эта любовь? Он просто был евангельски добр и кроток, никогда никого не притеснял, просившему не отказывал и делал все это так же естественно, как светит солнце и благоухает цветок! Этот пастырь добрый — Протоиерей Дмитрий Тимофеевич Алексеевский» [5].

Примечания

  1. Саратовская губерния. Список населенных мест по сведениям 1859 года. СПб., 1862. С.14. ^
  2. Саратовский духовный вестник. №14, 1912. С.23. ^
  3. Краткие сведения о церквах Саратовской Епархии, существующих при них причтах и прихожанах. // Приложение к №19 оффициального отдела Саратовских Епархиальных Ведомостей за 1896 год. С.457-472. ^
  4. Пермские епархиальные ведомости. №7/8, 1917. С.122. ^
  5. Саратовский духовный вестник. №49, 1909. С.2-5. ^

 

{mospagebreak title= - Образование}

Образование

 

В 1888 г. Сергий Ильменский оканчивает Саратовскую Духовную Семинарию и поступает на первый курс Казанской Духовной Академии. Средний балл, полученный на экзаменах с учетом семинарского аттестата, — 4,49, в списке из 31 первокурсника он на двенадцатом месте. Максимальный балл у поступивших — 4,71, минимальный балл — 3,86 [6]. Большинство студентов обучалось за казенный счет, каждый курс имел до 20-30 лекций в неделю. Студенты с 1 по 3 курс писали семестровые сочинения и проповеди. Каждый сдавал по два сочинения и одной проповеди в год. Поведения студенты были примерного, правда, по окончании третьего курса Сережа Ильменский получил четверку (в числе 9 студентов, а двое сокурсников даже тройку) [7]. Спустя много лет он рассказывал:

«В семинарии желание мое идти в священники не только не прошло, наоборот, под влиянием одной чудной книги «Письма о должностях священного сана» [8], с которой я не расстаюсь и сейчас, созрело в непременную решимость быть священником, и притом в селе!»

На четвертом году обучения он представляет курсовое сочинение на соискание ученой степени кандидата богословия «Филарет, Архиепископ Черниговский, как проповедник». Архиепископ Филарет (1805-1866) — известный богослов и историк русской церкви, основатель академического журнала «Творения св. отцов в русском переводе, с прибавлениями духовного содержания». Рецензенты положительно оценили труд юного исследователя. По мнению одного, «сочинение производит очень хорошее впечатление на читателя, написано оно языком правильным, выработанным, и для кандидатской степени вполне удовлетворительно». Другой рецензент также отмечает весьма «благоприятное впечатление» и его достаточность для присуждения ученой степени [9]. Сергий Ильменский значится среди 24 выпускников на пятом месте [10]. 13 июня 1892 года Совет Академии отметит его способности к преподавательской работе «в семинарии по кафедре Св. Писания, богословских и философских предметов, общей церковной истории с русской и общей гражданской истории с русской» [11].

С сентября месяца он зачисляется преподавателем Саратовского епархиального женского училища. Кандидат богословия Сергий Ильменский преподает педагогику в двух отделениях пятого и шестого класса, имеет годовой оклад 600 рублей. В 1892/93 учебном году в шести классах училища обучается 478 воспитанниц. Вот две темы сочинений, предложенные ученицам, по педагогике: «Степень участия матери в деле воспитания детей», «Значение личного примера в деле религиозно-нравственного воспитания» [12]. По-видимому, к этому времени Сергей женится и у счастливых супругов родится дочка Мария.

В конце июня 1894 года в Саратове пребывал Кронштадтский пастырь о. Иоанн Ильич Сергиев. Батюшка был за вечерним богослужением в Крестовой церкви, «причем сам читал канон, а утром уже с двух часов был в Кафедральном соборе, там молился, служил заутреню и раннюю обедню» [13]. Собор и двор архиерейского дома не вмещали всех православных христиан, желающих видеть и слышать великого подвижника и ходатая Церкви Российской. Кто знает, быть может, и эти счастливые минуты со святым праведным Иоанном Кронштадтским определили апостольский путь служения епископа Соликамского Феофана?!

Примечания

  1. Православный собеседник. 1889 — 10 (приложение). С.203. ^
  2. Православный собеседник. 1892 — 3-4 (приложение). С.97. ^
  3. Письма о должностях священного сана. Одесса. Издатель А. Стурдза. Часть 1 и 2. 1844. (Том четвертого издания включает семь книг: «О приготовлении ко священству», «О священнодействиях», «О исповеди», «О проповедании Слова Божия», «О законноучительстве», «О обращении с людьми», «О звании благовестника (миссионера)». Издание составлено в форме переписки священника со старцем, его отличает прекрасный язык изложения. Объем тома — 371 стр., книга ждет и своего издателя и современного читателя.). ^
  4. Православный собеседник. 1894 — 2 (приложение). С.188. ^
  5. Православный собеседник. 1893 — 1-2 (приложение). С.12. ^
  6. Православный собеседник. 1894 — 4 (приложение). С.195-196. ^
  7. Саратовские епархиальные ведомости. №3, 1894. С.130-151. ^
  8. Саратовские епархиальные ведомости. №15,1894. С.713-719. ^

 

{mospagebreak title= - Священство}

Священство

 

В 1894 г. будущий архипастырь — законоучитель Саратовского Александро-Мариинского реального училища. В этом же году рукоположен в сан священника к кафедральному собору Саратова [14]. Его имя значится в расписании проповедей по кафедральному собору [15]. Сан диакона и священника Сергий примет от епископа Саратовского Николая (Налимова). «Саратовские Епархиальные Ведомости» сохранили свидетельства участия священника С. Ильменского в архиерейском богослужении [16], начиная с 9 октября 1894 года [17]. В 1898 г. о. Сергий назван священником церкви реального училища [18]. Через год, в марте 1909 г., отец Сергий — законоучитель Саратовского Мариинского Института благородных девиц. Весной епархиальное издание публикует общественно-церковную статью о. Сергия «Современный социализм перед судом слова Божия».

«В умалении вечных ценностей, в подмене их земными, материальными и заключается первая и основная ложь социализма. Никакими материальными благами, никаким физическим довольством невозможно восполнить пустоту, образующуюся изъятием души из жизни человечества отрицанием Бога, бессмертия души человеческой и будущей, вечной, загробной жизни» [19]. Церковная и общественная позиция пастыря и воспитателя молодежи не останется незамеченной.

В августе следует предложение от нового правящего епископа Гермогена (Долганова) [20] поста редактора «Саратовского Духовного Вестника» [21].

В конце года в Саратове открывается Императорский Николаевский университет, своими мыслями и чувствами с согражданами делится священник Сергий Ильменский [22].

Слово пастыря слышат и учащиеся в церкви Института благородных девиц [23] и прихожане кафедрального собора [24], епархиальный журнал печатает его проповеди.

В 1911 г. о. Сергий возведен в сан протоиерея, с 4 сентября он — исполняющий должность редактора «Саратовского Духовного Вестника». Первое редакторское слово о. Сергия в епархиальном журнале посвящено рассказу о паломничестве в день памяти мученической кончины Пророка, Предтечи и Крестителя Господня. «Имел благодатное утешение духовного общения с простым народом, непрерывной волною притекавшим за эти дни в пустынку около нашего шумного города, к храму Божию, расположенному среди гор и долин, в сельце Увеке. В этом храме день и ночь теплится лампада пред чтимою с незапамятных времен святою иконою усекновения главы Иоанна Крестителя». Село совсем малое, всего-то 18 дворов. На праздник — громадное стечение народа. «Как приятно бывает слиться с верующей православной русской народной душой. Замечательно, сам народ умеет понять себя на этом празднике и напитать душу свою духовною пищею». Но «теперь, к сожалению, и в простом народе утрачиваются перлы нашей древней народной религиозной поэзии, и на смену духовным стихам идут из города гармоника и фабричная песня. Надо бороться с этим наплывом в народную душу пошлых элементов и сберегать в ней лучшее достояние в области творчества народного духа, между прочим, и духовные стихи, канты, составляющие драгоценное наследие древнего святорусского православия» [25].

Пастырское обращение всегда было прямым. Вот слова, сказанные при архиерейском служении на молебне у стен кафедрального собора. «Современная интеллигенция удалилась от церкви, да и детей своих уводит от нее, — посмотрите сколько у нас учебных заведений, не имеющих при себе храмов Божиих . Вера ослабела, нравственность упала. Посмотрите на этот храм — главный в нашей епархии! Я хочу обратить внимание ваше не на одно только внешнее убожество и бедность украшений его , а на то пренебрежение, которым окружен он». И далее на убийство в Киеве П. А. Столыпина: «От великой революции во Франции до недавней революции в Португалии замечаем мы одно и то же: страшную ненависть к христианской религии . Да сохранит-же Господь Бог твердую монархическую руку Помазанника Божия, задерживующую действие тайны беззакония в Богохранимой Державе нашей. Такая молитва особенно благоприятна в наши дни… Опять Иродиада беснуется, опять революционная, жидо-масонская гидра требует главы слуг Государевых!» [26].

Примечания

  1. Саратовские епархиальные ведомости. №5, 1917. С.167-168. ^
  2. Саратовские епархиальные ведомости. №22, 1894. С.391. ^
  3. Саратовские епархиальные ведомости. №1, 1898. С.22-23. ^
  4. Саратовские епархиальные ведомости. №21, 1894. С.974-975. ^
  5. Саратовские епархиальные ведомости. №23, 1898. С.513. ^
  6. Саратовский духовный вестник. №12, 1909. С.7-9. (См. также №13/14-№16.). ^
  7. Будучи епископом Тобольским и Сибирским, арестован и 16 июня 1918 г. утоплен. ^
  8. Саратовские епархиальные ведомости. №11, 1914. С.121. ^
  9. Саратовский духовный вестник. №51/52, 1909. С.9-10. ^
  10. Саратовский духовный вестник. №21, 1910. С.3-4. ^
  11. Саратовский духовный вестник. №1, 1910. С.14. ^
  12. Саратовский духовный вестник. №36/37, 1911. С.2-3. ^
  13. Саратовский духовный вестник. №38/39, 1911. С.3-10. ^

 

{mospagebreak title= - Проповедническая деятельность}

Проповедническая деятельность

 

В 1912 году Саратов принимает нового архипастыря. Прежний, епископ Гермоген, «уволен от присутствия в Св. Синоде» и «за противление Распутину выслан» в монастырь» [27]. Какое-то время епархиальный журнал печатает лишь статьи нового правящего епископа. С началом лета о. Сергий испрашивает разрешение на отпуск от редакторского дела. Осенью он возвращается к работе в журнале, публикует несколько проповедей [28]. В ноябре — архиерейское богослужение в церкви Мариинского Института благородных девиц, о. Сергий произносит поучение «О высоком призвании женщины христианки» [29]. Слова пастыря публикуются и в первой половине 1913 г. К Пасхе редактор подготавливает трогательный материал одного из авторов «Первооснова духовной жизни» [30]. Чувствуется, что многое дорого и близко в этих размышлениях протоиерею Сергию.

«Далекое, невозвратное детство! Холодом веет от жизни… Но детство, словно живительный луч весеннего солнышка, приносит из далекого прошлого свет и радость. Пред нами встает из давно минувшего прошлого, незабытая еще и доселе, дорогая мирная картинка.

Деревянный храм в стороне от поселка… Только что кончилась пасхальная литургия… В храме носятся остатки кадильного фимиама… Там, в глубине алтаря, полуосвященного первыми лучами восходящего солнца, виднеется в отверстые царские врата силует отца — священника, оправляющего одежды на святом престоле. Я окидываю взглядом храм и вместе с старой няней выхожу из храма.

Дома ждут кулич и пасха и ласки родителей. Бегу домой.

С колокольни несется праздничный трезвон. Над соседней полянкой уже взвился певец весны — жаворонок. Не ускользает он от моего внимания… В воздухе носится аромат только что лопнувших древесных почек, которые успели к светлому дню выпустить кончики зеленых листков.

В этом доме уже стоят крестоносцы с иконами. Отец прославил Воскресшего. Праздник настал!

Не хочется сидеть дома. Я выхожу и пробираюсь к селу. На завалинках сидят поселяне: все знакомые люди. Помню: я остановился у одной группы. Вступаю в разговор. Старички смотрят на разгоревшееся утро и словно улыбаются ему. Захолустное село приучило, очевидно, поселян жить своими близкими интересами. Многое, помнится, говорилось тогда поселянами, и все больше — о житье-бытие, о природе… Но из бесед почему-то особенно врезалось в мою детскую память какое-то радостное отношение их к солнышку.

Как солнышко-то играет! Вот так играет! — слышатся голоса поселян.

Я смотрю на солнышко, и мне, помню, то же показалось тогда, что солнышко действительно играло, заливая своими лучами и эти шумящие ручейки, и соломенные крыши маленьких избушек, вон тот перелесок, который еще купался в утренней синеве. И слышу около себя чей-то поясняющий голос: «в светлый день всегда так-то играет солнышко! Оно тоже Христа Господа славит!»…

Солнышко, разумеется, и тогда светило так же, как и теперь светит…

Но отчего же простой русской душе в дни особого религиозного праздничного подъема кажется, что и природа вторит и откликается на ее радости!

Оттого, конечно, что наш простой верующий народ, смотря на земное, умеет духом своим соприкасаться с небесным».

1 июня 1914 г. выходит последняя статья редактора: «Чем должен быть наш епархиальный орган?» Читатель узнает, что протоиерей Сергий уезжает и поступает в обитель преподобных Сергия и Германа, Валаамских Чудотворцев. Еще в 1913 г. о. Сергий, согласно прошению, зачислен в братство Валаамского монастыря [31]. За последнее время о. Сергий дважды бывал в Петербурге, видел много полезного в деятельности духовно-просветительных учреждений столицы и спешит поделиться с читателями. «Подумайте, какое тревожное время переживаем мы в борьбе за народную душу! Наша беспочвенная интеллигенция, оторванная от национальных основ жизни, став на ложный путь космополитизма, желает народ привлечь на свою сторону. Удобное и благовидное средство к сему найдено в просвещении народа чрез безрелигиозные школы, читальни, тенденциозные книжки, брошюры, газеты, чрез устройство таких же развлечений для народа с полным пренебрежением уставов Церкви, нарушением святости дней поста и праздников. Такое служение не есть служение русскому прогрессу и благу России, а есть в сущности служение всесильному еврейству, в руках которого беспочвенная и безродная интеллигенция служит послушным орудием. Оно то и создало тот страшный гнет еврейства, который особенно сильно чувствуется в больших городах и составляет своего рода знамение времени. Наша русская задача отразить этих богопротивных врагов, явив миру Истинного Бога и истинную религию. В противовес такому движению в пользу еврейства пастыри должны быть идейными вождями русского народа, способными как можно глубже внедрить в нем церковные и национально-патриотические убеждения. Органом или орудием для такой деятельности и должны быть братства при церквах, или кружки ревнителей православия. А печатным органом, на страницах которого пастыри могли бы найти взаимную поддержку и помощь в такого рода деятельности советами и наставлениями друг другу, и должен быть местный епархиальный орган — Епархиальные Ведомости» [32]. Отец Сергий хорошо знает провинциальные церковные издания, у которых есть чему поучиться. Так, «Симбирские Епархиальные Ведомости» отличаются многосторонностью содержания: освещают вопросы церковной и школьной жизни, миссионерства и публикуют иноепархиальные обозрения. Теплые слова благодарности батюшка оставляет в адрес епископа Гермогена, призвавшего его на редакторскую деятельность, и правящего архипастыря Алексия, по инициативе которого стало выходить приложение к епархиальному журналу «Проповеднический листок» [33]. Впереди светил древний Валаам. Отец Сергий рассказывал. «Раннее вдовство, по-видимому, указывало мне путь к монашеству, но было нечто задерживающее, привязывающее меня к миру, — на моем попечении оставались престарелая мать и дитя — дочь! [34] И вот я остался в миру. Очевидно, надо было глубже изучить окружавшую меня жизнь, прислушаться к движению собственной души, и долго, долго работать над ней в области нравственного воспитания. Светлые порывы души, под влиянием небесных благодатных впечатлений священства, хорошие минуты духовных переживаний в общении с юношеством, особенно в храмах Божиих за богослужением и беседами… сменялись минутами уныния, забвения, нерадения, малодушия, какой-то безотчетной тоски… Но бодрствующая Десница Божия всегда вовремя приходила на помощь посылала вовремя средства, исцелявшие душу мою от лютых недугов — физические и нравственные потрясения, за которыми всегда слышались: «Маловере, почто усомнился еси». (Мтф. XIV. 32). Теперь я познал сладость изречения: «Сын мой! Не пренебрегай наказанием Божиим. Его же любит Господь, наказует. Биет, его же приемлет…» [Евр. 12. 6].

Но вот я свободен! Мать похоронена, дочь воспитана! Чудный дивный Валаам привлек моё внимание, и в святой обители его думал найти себе убежище и покой от бурных волн житейского моря. Здесь мечтал я напитать многомятежную душу мою благодатными впечатлениями иночества в ежедневном общении с храмом Божиим и со словом Божиим и с другими душеспасительными книгами в безмолвной келье, чтобы здесь в святой обители но имя Преображения Господня, по молитвам и предстательству Сергия и Германа, валаамских чудотворцев, приготовить себя к Небесному Фавору» [35].

Примечания

  1. Акты Святейшего патриарха Тихона и позднейшие документы о преемстве высшей церковной власти 1917-1943. М.: Сост. М. Е. Губонин. 1994. С.854. ^
  2. Саратовский духовный вестник. №36/37, 1912. (См. также №44/45 и №48.) ^
  3. Саратовский духовный вестник. №42/43, 1912. С.12-15. ^
  4. Саратовский духовный вестник. №2, 1913. С.8-13. (Статья заканчивается подписью «Прот. С. И.» и имеет сноску «Из статьи проф. Д. Введенского».). ^
  5. Саратовские епархиальные ведомости. №5, 1917. С.167-168. ^
  6. Саратовские епархиальные ведомости. №11, 1914. С.21-25. ^
  7. Проповеднический листок. №1, 1914. С.1-24. (Издание подшито к журналу «Саратовские епархиальные ведомости» №11 за 1914 г., экземпляр Государственной публичной исторической библиотеки России, г. Москва). ^
  8. От покойной жены (урожденной Леплейской) о. Сергий имел дочь Марию, которая вышла замуж за П. П. Даниленко, помощника смотрителя Балашовского духовного училища. (Саратовские епархиальные ведомости. №5, 1917. С.167-168.). ^
  9. Пермские епархиальные ведомости. №7/8, 1917. С.119-123. ^

 

{mospagebreak title= - Постриг}

Постриг

 

Август на Валааме незабываем. Радостен праздником Соборного храма в честь Преображения Господня. После отдания праздника Преображения, 14 августа, в Соборе предпразднество Успения Пресвятой Богородицы и пострижение о. Сергия в монашество с именем Феофан. Радость праздников была тревожной. Война грозила неисчислимыми бедствиями Отечеству. «Известие об объявлении войны… было получено на Валааме в самый Ильин день 1914 года… Утром следующего дня все состоявшие в запасе братья и послушники, причастившись в Соборе св. Христовых Таинств, отправились на пристань, провожаемые всею братиею. Произошло трогательное и незабвенное прощание со всеми, отправляющимися на войну. Многие из этих воинов-иноков уже более не возвращались в родную обитель, так как легли костьми на поле брани за Русь Святую» [36].

14 сентября 1914 г. епископом Сердобольским Серафимом о. Феофан возводится в сан архимандрита [37]. Отец архимандрит вспоминает. «Но недолго, очень недолго пришлось мне пожить здесь в общении со св. обителью, с старцами ее и любвеобильным игуменом о. Маврикием, от руки которого Господь сподобил меня принять пострижение. Господь призвал меня к служению воспитанию духовного юношества» [38].

В родную епархию архимандрит Феофан возвращается на должность смотрителя Балашовского духовного училища. Благодарное духовенство помнит его служение еще и до отбытия на Валаам, когда желало особо отметить деятельность уважаемого пастыря. Тогда «по скромности своей о. Сергий уклонился от принятия такого рода чести, но духовенство все-таки не отказалось от мысли почтить его… и решило поднести ему икону Спасителя в копии Нерукотворного Спаса, что в Саратовском Старом Соборе, перед иконой которого о. Ильменский любил часто молиться» [39]. И вот в зимний январский день 1915 г. в соборе после вечерни, пред акафистом Спасителю пастыри вручат о. Феофану памятную иконку, вложив ее «в изящный складень с надписью на серебряной доске».

Со средины минувшего года Саратовскую кафедру занимает владыка Палладий, прибывший из Перми. Он много положил трудов для развития миссионерства на Урале. Миссионерские курсы в Балашовском уезде открывает архимандрит Феофан. Он призывает православных воспользоваться курсами, чтобы «научиться дать отчет в своем уповании, а в случае нужды отпор врагам Церкви Православной» [40].

Время военное, в духовном училище теснота, т. к. отдельные помещения заняты военным постоем. Часть из 150 учащихся обязана размещаться на частных квартирах. Смета расходов на ученика на 1916 г. составляет 156 руб.52 коп., попечители изыскивают средства на ученические завтраки. Первый класс Балашовского училища насчитывает 40 человек [41]. Неутомимый владыка Палладий в ноябре прибывает в Балашов, посещает училище, присутствует на уроках, беседует с юными питомцами. На квартире о. Феофана епископ Палладий встречается с преподавателями училища. На следующий день после Божественной литургии в монастырском Покровском храме архимандрит Феофан скажет сердечное слово приветствия владыке в день его тезоименинства. Через год о. Феофан будет назначен ректором Пермской Духовной Семинарии.

26 сентября 1916 г. Балашовское духовное училище прощается со своим смотрителем, благодарности за частое служение в Ильинской церкви приносят прихожане храма. Архимандриту на молитвенную память подносится икона небесного покровителя училищного храма св. благоверного князя Александра Невского [42].

Утром, 5 октября, в Пермь прибыл пароходом новый ректор. В семинарии совершалась Божественная литургия, батюшка подоспел к концу службы и обратился с амвона к воспитанникам. «Я — ничто, все же благое во мне соделывает благодать Божия. Готов потрудиться при содействии и помощи сей благодати и среди вас. Будем назидать друг друга, дабы соделаться нам живыми камнями в здании церкви Господа и Бога нашего Иисуса Христа...» [43]. Квартира ректора становится открытой для питомцев семинарии. На квартире о. ректора собирается проповеднический кружок, учащиеся в домашней обстановке познают азы миссионерского дела. Среди преподавателей достойнейшие наставники православной веры и будущие архипастыри Церкви [44]. Духовная Семинария стоит на высоком берегу широкой Камы, рядом кафедральный собор и архиерейский дом. Место красивое и возвышенное во всяком смысле. Епископ Пермский Андроник частый гость семинаристов, вместе с отцом ректором он посещает учебные занятия. В епархии архимандрит Феофан несет церковное послушание, председательствуя в епархиальном братстве трезвости.

Остались такие строки о пермском служении архимандрита Феофана: «Простота, сердечность, отеческая заботливость о нуждах учащейся детворы в Балашовском духовном училище, а равно и в других учебных заведениях, стяжали о. архимандриту общую любовь, всегда тепло и ярко проявлявшуюся. И душа нашего Пермского семинарского юношества также была близка, понятна и дорога бывшему о. ректору, архимандриту Феофану, несмотря на короткое время службы его в семинарии. Воспитанники семинарии скоро узнали доступность, простоту и истинно монашескую набожность своего ректора и сейчас же пошли к нему со своими печалями, нуждами и школьными заботами. Новым в семинарии за время службы в ней в качестве ректора архимандрита Феофана были: самое настойчивое внесение в сознание и жизнь учащихся идеи пастырства, введение в семинарском храме за некоторыми службами общего пения, усиление проповеднического дела и привнесение семейного элемента в школьную жизнь путем устройства в квартире Архимандрита Феофана субботних чтений и бесед учащих и учащихся» [45]. Заслуги воспитателя юношества отмечены орденом св. Анны 3-й степени.

Время бесед и благодатного общения с юношеством заканчивалось. Перед Россией разверзалась пропасть безверия. Господь призывал святых новомучеников.

Примечания

  1. Центральный Госархив Карелии (Петрозаводск). Ф.762. Оп.1. Д.11/114. (Цитируется по журналу «Русскiй паломникъ» №11-12 , 1995, С.54-55. В этом же фонде есть письма из Пермской епархии от настоятеля Градо-Кунгурской Богородице-Рождественской церкви протоиерея Александра Коровина, в монашестве Серафима, адресованные монаху Валаамского монастыря Иувиану, см. дело 8/80.). ^
  2. Пермские епархиальные ведомости. №31. 1916. С.764-766. (В данных биографии о. Феофана дата окончания академии указана неточно.). ^
  3. Пермские епархиальные ведомости. №7/8, 1917. С.123. ^
  4. Саратовские епархиальные ведомости. №4, 1915. С.148. ^
  5. Саратовские епархиальные ведомости. №18, 1915. С.773. ^
  6. Саратовские епархиальные ведомости. №1/2, 1916. С.36-39. ^
  7. Пермские епархиальные ведомости. №34, 1916. С.851-854. ^
  8. Пермские епархиальные ведомости. №31, 1916. С.756-762. ^
  9. Инспектор Н. И. Знамировский, будущий епископ Стефан, расстрелян 4 (ст.ст.) ноября 1941 г. ^
  10. Гребневскiй Листокъ. №11, 1996. С.4. ^

 

{mospagebreak title= - Архиерейство}

Архиерейство

 

25 февраля 1917 г. в час дня в Крестовой церкви архиерейского дома состоялось наречение архимандрита Феофана во епископа. Торжество незабываемое! «Открылись царские врата и из них вышли пять епископов при мощном пении воспитанников семинарии более чем в 100 человек» [46]. Звучал тропарь Первосвятителю Пермскому Стефану:

«Божественным желанием, от юнаго возраста, Стефане премудре, разжегся, ярем Христов взял еси и людей оляденевшая древле неверием сердца, Божественное семя в них сеяв, евангельски духовне породил еси…».

На следующий день в кафедральном соборе хиротония во епископа Соликамского, викария епископа Пермского. Хиротонию совершали епископ Андроник, епископ Глазовский Павел (Поспелов), епископ Барнаульский Гавриил (Воеводин), епископ Петропавловский Мефодий (Красноперое) и епископ Челябинский Серафим (Александров). В речи при вручении архипастырского жезла [47] владыка Андроник приведет слова из послания святого апостола Павла (1 Кор. 9. 19-22) и скажет: «после такого вселенского гласа Божественных Писаний умолкает мой немощный язык подробно говорить о высоте и трудности служения архиерейского, которое в настоящее время более чем когда либо, вполне должно быть приравнено к исповедничеству отцов и учителей первых времен Церкви Христовой». Местожительство викарного епископа — г. Соликамск, где он пребывает на правах настоятеля Свято-Троицкого монастыря. Обитель расположена в самом городе на правом берегу речки Усолки, в 12 верстах есть пристань на Каме. Монастырских храмов два, в одном из них местночтимая икона «Всех Скорбящих Радости» [48]. В подчинение викария входят северные уезды епархии: Соликамский и Чердынский. Недалеко от. Чердыни село Ныроб, здесь в 1601 г. претерпел мученическую кончину Михаил Никитич Романов, родной дядя первого царя династии Романовых. «Ныробцы свято чтут память невинного мученика. Над местом его первого погребения построен в 1736 году существующий и поныне каменный храм во имя Богоявления Господня , в нескольких саженях построен существующий также и теперь, освященный в 1705 году, поражающий внешностью Никольский храм . Здесь с 1613 года хранится явленная икона Св. Николая Чудотворца. Год явления иконы совпал с годом воцарения Дома Романовых» [49]. Благодатные места ждали своего преосвященного владыку. Напутствуя епископа Феофана, владыка Андроник продолжал: «В северном угрюмом крае нашей епархии пермяки в значительной степени остаются мало просвещенными где только возможно — пусть богослужение в пермяцких приходах совершается на пермяцком наречии с понятной проповедию на пермяцком-же языке. Так почувствовавши все богатство нашей веры, пермяки познают и то, — чего они лишаются, доселе не зная наречия благочестивого народа русского» [50]. Но уже на краю гибели стояло дорогое отечество. Епископу Соликамскому предстоял путь мученичества за веру.

26 апреля 1917 г. праздник дорогой для пермяков: день памяти Святителя Стефана, епископа Пермского. Накануне владыка Андроник служил в кафедральном соборе, владыка Феофан — в Крестовой церкви архиерейского дома. В праздник оба епископа с мирянами кафедрального собора [51].

Пребывание епископа Феофана в Соликамске с иноками Свято-Троицкой обители будет недолгим: около полугода. После отбытия епископа Пермского Андроника на Поместный Собор владыка Феофан возвращается в Пермь и исполняет обязанности по управлению епархией с 9 августа до средины декабря 1917 г. Перед Рождеством в епархию вернется ненадолго правящий архипастырь.

Примечания

  1. Пермские епархиальные ведомости. №7/8, 1917. С.147-148. ^
  2. Древнего архиерейского жезла Стефана Великопермского. ^
  3. Православныя Русскiя обители. СПб., 1994. С.162-163. ^
  4. В. Лопухин «Ныробский мученик боярин Михаил Никитич Романов». // Игумен Серафим (Кузнецов). «Православный Царь-мученик». Православный Паломник. Составитель С. Фомин. 1997, С.401. ^
  5. Пермские епархиальные ведомости. №7/8, 1917. С.117-119. ^
  6. Пермские епархиальные ведомости. №14/15, 1917. С.274. ^

 

{mospagebreak title= - Время смуты}

Время смуты

 

1 февраля 1918 г. викарный епископ Феофан вновь временно управляет епархией. 4 февраля владыка возглавляет небывалый по многолюдству крестный ход, проводимый в связи с гонениями безбожных властей на Церковь. В Перми происходят грабежи святых обителей. Город обретает своих мучеников и страстотерпцев. В Пермь с Церковного Собора уходит предупреждение от епископа Андроника: «восстающих на Святую Церковь и ругающих ее и ее служителей именем Божиим заклинаю опомниться и сознать, что есть мы православные христиане. Если же они этого не сознают и не раскаются, то таковых, как врагов Церкви, отлучаю от Святого Причастия и от надежды на вечное Спасение» [52].

23 февраля 1918 г. «почти целиком заняты красногвардейцами» помещения Духовного училища, «напряженно идут занятия в духовной семинарии», произошли «волнения на религиозной почве в г. Кунгуре» и в «некоторых других местах» [53]. За отъездом викария усложняется церковно-общественная обстановка в Соликамске: на видных местах в городе вывешены провокационные воззвания, направленные против властей. Тексты выполнены на листах, оборотная сторона которых — журнальное постановление Епархиального съезда духовенства и мирян от 30 мая 1917 г. На провокацию городское собрание духовенства от 4 марта 1918 г. во главе с благочинным священником В. Извольским поспешило отреагировать заявлением о лояльности и чуть ли не дружелюбии к большевикам-богоборцам: «довести до сведения Соликамского исполнительного Комитета солдатских, рабочих и крестьянских депутатов, что духовенство, как раньше, так и теперь, находясь вне политики каких-либо выступлений в этом роде, не могло даже думать о таком в высшей степени гнусном поступке, тем более, что и со стороны Совета не было по отношению к духовенству каких либо распоряжений, которые могли бы поставить духовенство в компромиссное к Совету отношение, посему духовенство с гневом отвергает провокаторское выступление со стороны темных личностей, просит Совет принять уверение в лояльности отношений духовенства ко всем гражданам без различия партийности и служебного положения» [54]. Нельзя не привести резолюции епископа Феофана в журнале собрания духовенства.

«Отцы и братие! С великою грустью прочитал я сей журнал пастырского собрания духовенства церквей г. Соликамска. Пастыри Церкви, служители «идеалам христианства» выражают «лояльность» всем гражданам без различия партийности и служебного положения, в том числе и появившимся среди нас, к глубокому сожалению, людям, отторгшимся от единства веры с нами (Иуд. 1, 18-19), насильникам и грабителям, наполнившим город наш убийствами и грабежами? Что же должны были подумать о нас, служителях идеалов христианства, читая объявление ваше, ваши духовные чада? Несомненно они соблазнились сим и осудили вас за вашу молчаливую покорность насильникам и грабителям. Да разве христианство оправдывает насильственное, принудительное уравнение имущества, а тем более грабежи, убийства! Да и где это уравнение, провозглашенное партией явившихся социалистов?! Куда пошли 500 000 взятых у граждан г. Соликамска? Где хлеб, обещанный ими? Не истребляют ли они, как саранча, по выражению пророка, и последние запасы, приготовленные не ими для продовольствия населения края? Так несомненно спрашивали все, читавшие Ваше объявление, которое, несомненно, было на руку и Исполнительному Комитету, не даром он поспешил и к широкому оповещению граждан Соликамска путем перепечатывания и расклейки его. Нет! Не так должны были Вы ответить Комитету и населению на провокаторское объявление 4 марта, расклеенное на улицах г. Соликамска. С негодованием отвергнув обвинение в том, что будто-бы Вы призывали к вооруженному восстанию против бандитов и избиению их, Вы в тоже время должны были, как пастыри, как соль земли, как свет мира, высказать свой нравственный суд насильникам и грабителям, выразить им свое негодование и порицание за то, что они, как приявшие некогда купель крещения, и, следовательно, по сей купели единоутробные братья и сродницы наша по вере во Христа, в безумии своем забыли, что они христиане и обагрили руки свои кровью ни в чем неповинных пред ними братьев своих; наполнив город грабежами и убийством, подвергая ваших духовных детей и братьев-сослужителей буквально мукам исповедничества в течении целой ночи (о. Тотмянина, о. Преображенского на 1-ое февр.), и за это, если они еще носят имена чад православной Церкви, подлежат согласно анафематствованию Патриарха, отлучению от Таинства Св. Причастия. Духовных же чад ваших Вы должны были утешить молитвой и назиданием. Призывая православное население к общенародной молитве и покаянию, в проповедях и беседах Вы должны были призывать их к прощению обидчиков и насильников, к молитве за них, о смягчении и умиротворении злых сердец их, указывая на то, что, если не покаются в растлении своем, погибнут они, и от Господа получат возмездие за беззаконность свою (2 П., 2, 13), Попустив быть сему бедствию — лишению имущества от насильников и грабителей, Господь вразумляет нас, чтобы не привязывались, не прилеплялись к богатству, не затворяли им, как туком, сердца своего, наоборот, чтобы растворяли им, богатством своим, сердце свое любовью к неимущим, Блажен разумеваяй на нища и убога, в день лют избавит его Господь. Лишились наследства земного, тленного должны молиться и благотворить бедным, дабы не лишиться нам наследства нетленного, неувядаемого, чистого, хранящегося для нас в небесах (1-ое Петра 1, 3-4). Кто знает, если бы были совершены такие моления и вразумления, быть может не было бы провокаторского объявления с призывом к избиению… Конечно, естественно было по человеческому малодушию поступить так, как поступили вы на пастырском собрании 4-го марта заявив о своей лояльности как пишете вы, а я скажу вам яснее, о своей молчаливой покорности Исполнительному Комитету под опасной угрозой может быть даже смертью. Но теперь вы можете о своей просьбе Комитету принять уверение в этом, рассуждать спокойно и как бы со стороны. Оставим в стороне пока соблазн вашим малодушием ваших прихожан. Как вы, как пастыри, будете поступать в отношении к насильникам, совершителям убийства и грабежей? Допустим, к Вам придут, они, эти грабители и убийцы, в эти дни Св. Четыредесятницы и страстной недели на исповедь… Что вы будете делать с ними? Разрешите, допустите к Св. Чаше? Подвергните себя суду Патриарха, отлучившего их от церкви. Не разрешите, не допустите, будете в противоречии себе, не высказавши своего нравственного суда над ними в объяснениях исполнительного комитета их. Вот и учтите все это, скажу вам словами Первоиерарха и Архипастыря Пермской Церкви Преосвящ. Андроника в послании к Пермскому духовенству, по аналогичному случаю, «и пред Всевидящим Спасителем рассмотрите Ваш поступок.[»] Мне, Вашему Архипастырю, — весьма тяжело писать Вам об этом. А по долгу своего Архиерейства и в заботе о Вашем неосужденном ответе пред Тем, Кто есть наш Первоархиерей, Вам всем и каждому свою скорбь. Посему, в себе самом всякий о сем размысливши, потом все вместе по братски обсудите и свои суждения и исповедания опишите мне, чтобы я видел ваше настроение и знал бы как мне надлежит быть в дальнейшем. Обращаюсь с сим призывом к иерейской совести всякого из Вас. Не посрамите моей совести пред вами скорбящей «о вашем искушении от врага». О. Благочинный по получении сего соберет пастырское собрание для братского суждения о сем. Ему же поручается произвести дознание и представить мне объяснение от кого следует, о служении благодарственного молебна и производства церковного звона по поводу заключения пастырского мира. Феофан Епископ Соликамский» [55].

15 марта 1918 года официально распущена Пермская духовная семинария; в этот же день ЧК заявляет себя как орган советской власти в Перми.

11 апреля в Пермь навсегда возвращается Владыка Андроник, здесь он встретит свою последнию Пасху. 7 июня 1918 г. власти тайно расправятся над Святителем.

Примечания

  1. Архиепископ Андроник. «О Церкви, России». Фрязино. Сост. В. А. Королев. 1997. С.121. ^
  2. Пермские епархиальные ведомости. №6, 1918. С.66. ^
  3. ГАПО. Ф.р-664. Оп.1. Д.7. Л.208-Л.208 (об.). ^
  4. ГАПО. Ф.р-664. Оп.1. Д.7. Л.208(об.)-Л.211(об.). (Архивный документ текста журнала и резолюции, по-видимому, написан одной рукой и имеет подчеркнутое указание «Копiя съ копiи».). ^

 

{mospagebreak title= - Мученичество}

Мученичество

 

После расправы богоборцев и прекращения духовенством богослужений в церквах, власти вынуждены вызвать на Пермскую кафедру викарного епископа Феофана. Согласно письменного распоряжения архиепископа Андроника, в управление епархией вступал будущий мученик Церкви Христовой епископ Соликамский Феофан. Из Соликамска доходят сведения о гонениях властей. Арестован горячо любимый прихожанами священник церкви села Усолье о. Михаил Накаряков. Владыка Феофан за всенощной под Ильин день скажет слово о сельском батюшке, томящемся в Соликамской тюрьме. После жестокой расправы богоборцев «епископ Феофан отслужил по о. Михаилу всенощную, поминая его на службе священномучеником, о котором не только мы молимся, сказал владыка, но и он молится о нас перед Богом. После всенощной он позвал к себе сына о. Михаила — Николая, служившего в Троицком храме Перми, и сказал:

— В память отца-мученика будешь рукоположен в сан священника. Иди вслед за отцом» [56].

В бывших хранилищах ЧК-НКВД есть разрозненные документы Духовной консистории, на одном из них собственноручная резолюция епископа Феофана датирована 12 июля 1918 г. [57] В записях местного летописца находим, что епископ Феофан арестован в октябре, убит в декабре [58]. О пребывании под арестом известно лишь следующее.

«Заведующему арестным домом.

Поименованных в списке на обороте сего арестованных просим выдать предъявителю сего тов. Воробцову для препровождения в распоряжение военно-полевого суда штаба III армии.

Председатель чрезвычайной комиссии по разгрузке мест заключения г. Перми М. Харитонов. Член: П. Малков. Секретарь Р. Лепсис».

Ниже находится собственноручная приписка Воробцова: Воробцов. [10/] 23 декабря 1918 г. На обороте помещен следующий текст:

«Список №24 лиц, содержащихся в Пермском арестном доме и подлежащих отправлению в распоряжение военно-полевого суда по постановлению комиссии по разгрузке и эвакуации мест заключения г. Перми.

  1. Епископ Феофан,
  2. Окулов Виссарион Сидоров,
  3. Банников Матвей Яковлевич,
  4. Холмогоров Савва Тимофеевич,
  5. Феофилов Михаил Зотиев,
  6. Вотянов Василий Гурьянович,
  7. Малявин Илья Киприянов,
  8. Ружицкий Николай Лаврентьевич,
  9. Новоселов Иван Андреевич.

 

Председатель комиссии М. Харитонов. Член П. Малков. Секретарь Р. Лепсис».

Сбоку приписка — «Означенных здесь арестованных в количестве 9 человек принял Н. Варанкин» [59].

Большевики панически оставляли Пермь под натиском войск Колчака. Стояла суровая тридцатиградусная стужа.

«Коммунисты привели Епископа Феофана на берег уже замерзшей реки Камы (дело было 11 декабря ст. ст. 1918 года). Здесь одни срывали со своей жертвы одежды, а другие заплетали волосы Епископа в косички, чтобы, связав их между собой, продеть под них жердь и приподнять таким способом свою жертву на воздух. Прорубь для казни приготовляли другие мучители. По обе стороны проруби появились скамейки, на которые встали два палача. Держа шест, продетый под волосы, за концы стали постепенно опускать в прорубь, с тем, чтобы через полминуты поднять его над прорубью и снова опустить в ледяную воду Камы. Через 15-20 минут, сменяя друг друга, палачи удовлетворили свои дьявольские желания. Тело Владыки Феофана покрылось льдом толщиной в два пальца, но мученик все еще оставался жив. Многочисленные свидетели, среди которых были и почитатели замученного Епископа, видели весь этот ужас» [60].

14 марта, отвечая на вопрос о возможном захвате земель монастырей, епископ Феофан писал: «А на злобу и вражду к нам тех, кто оказался орудием Божиего наказания на нас, не будем отвечать тем же: будем молиться и за врагов, да простит им Господь, не ведят бо, что творят. Будем молиться и да укротит Господь ярость их на нас и силою молитвы и примером доброй христианской жизни нашей да преложит непримиримые сердца их к примирению и братолюбию» [61].

Примечания

  1. Иеромонах Дамаскин (Орловский). «Мученики, исповедники и подвижники благочестия русской Православной Церкви XX столетия». — 2. Тверь, 1996. С. 182-185. ^
  2. ГАПО. Ф.р-1. Оп.1. Д.69. Л.1. (Известно, что в августе 1918 г. в Перми работали три члена Церковного Собора, расследовавших дело об убийстве архиепископа Андроника, см. Пермские епархиальные ведомости. №1, 1919, стр.17.). ^
  3. Летопись краеведа и географа В. С. Верхоланцева (1879-1947). (ГАПО. Ф.р-970. Оп.1. Д.3. Л.48(об.)).

     

    Из журнала «Пермские епархиальные ведомости», №1, 1919 г. В сентябре в Соликамском и Чердынском уезде расстреляны священники Николай Онянов, Александр Махетов, Михаил Денисов, диакон Александр Ипатов. Здание Духовной семинарии, расположенное напротив архиерейского дома, превращено большевиками в «каземат со всевозможными орудиями пыток». 2 ноября в саду семинарии расстреляны священники Константин Юрганов и Ананий Аристов. ^

  4. Освобождение России. №13 (13 января), 1919. Л.2. (Цитируется по изданию «Гребневскiй Листокъ», №11, 1996. С.5.). ^
  5. Новые мученики российские. Составитель протопресвитер М. Польский. Часть 2. М. С.282-283. (В «Пермских епархиальных ведомостях» №1 от 15/28 марта 1919 г. сообщено, что епископ «Феофан в ночь на 11 декабря 1918 г. после истезаний и многократного погружения в воду утоплен в Каме». Факт гибели епископа Феофана 11/24 декабря 1918 г. подтверждается в газете «Освобождение России», №123 (11 июня), 1919, стр.4. В газете «Современная Пермь», №111 (11 июня), 1919, стр.3 сообщалось: «Высшим временным церковным управлением на место убитого большевиками епископа Соликамского Феофана назначен ректор Уфимской духовной семинарии архимандрит Варлаам ».). ^
  6. ГАПО. Ф.р. 1586. Оп.1. Д.2. Л.11-12. (Копия документа предоставлена священником Артемием Веденеевым из Пермской епархии. Ранее в издании «Гребневскiй Листокъ» №11, 1996 документ процитирован с пропуском нескольких слов.). ^

 

Комментарии:

нет комментариев

ВЫ МОЖЕТЕ ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:

Отправляя данную форму, я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с политикой обработки ПД.