предыдущая глава     К оглавлению     следующая глава

Ежедневная Пасха

Благословен Господь от Сиона,
живущий в Иерусалиме!
(Пс. 134, 21)

Паломнические поездки русских людей в Святую Землю стали обычным явлением. Православные христиане со всей Руси направляются в Палестину и летом, и зимой: одни плывут на корабле, другие летят самолетом, а третьи… идут пешком. Русская речь на улицах Иерусалима слышна все чаще и чаще.

В 1995 году в Святой Земле побывал епископ Красноярский и Енисейский Антоний, любезно согласившийся дать мне интервью.

Н. К.: Преосвященнейший владыка, Вы побывали в тех местах, по которым ступали пречистые ноги Господа нашего Иисуса Христа. Каково Ваше главное впечатление от этого путешествия?

Вл. Антоний: Меня буквально переполняет благодатнейшее чувство радости, какой я не испытывал никогда в жизни. Каждый из нас, христиан, много раз встречал Пасху, самый великий христианский праздник, испытывая непередаваемое ликование от соприкосновения с тайной Воскресшего Христа. Так вот, там, в Иерусалиме, в Храме Гроба Господня, где мне посчастливилось служить несколько раз, я встречал Пасху… каждый день! Да, да, каждый день - в понедельник, вторник, среду… Каждый будничный день в этом единственном на земле Храме - Пасха! Каждый день здесь воскресает Спаситель и каждый день мы воскресаем вместе с Ним! Каждый день мы, исполненные Небесной радости, восклицаем:

- Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ и сущим во гробех живот даровав!

Кто хочет насладиться Пасхой не только в день Пасхи, но и в любой другой день, приезжайте в Иерусалим и приходите в Храм Гроба Господня на ночное богослужение.

Н. К.: Что Вы можете сказать о Иерусалиме?

Вл. Антоний: Иерусалим - это место особое, историческое, место святое, и здесь, как нигде, глубоко задумываешься о своей жизни, о жизни русского народа, о судьбе всего мира. Не случайно Иерусалим понимается как место наследия мира, место сокровенной тайны, тайны всех поколений - прошлых, настоящих и грядущих, тайны смысла существования Вселенной в целом и каждого человека в отдельности. Поэтому любой человек, посетивший Иерусалим, откуда бы он ни прибыл - из Канады или Австралии, из Туниса или Колумбии, - не может оставаться после этого равнодушным, он - хочет того или не хочет - меняется, и порой очень существенно.

Иерусалим - очень древний город, возникновение его относят ко временам Авраама. Царь и первосвященник Мелхиседек назвал его Салим, что значит «мир». Он перенес тело праотца Адама и похоронил его на Голгофе.

Давид, завоевав эту территорию, построил новый город и назвал его Иерусалимом. Таким образом Иерусалим стал столицею Иудеи.

Когда мы ходим по улицам Иерусалима, в нашей памяти воскресают события как Ветхого, так и Нового Завета: вот Овчая купель, где Иисус Христос исцелил расслабленного; вот Золотые ворота, в которые въехал Господь, чтобы через несколько дней добровольно взойти на Крест и искупить грехи всего рода человеческого; вот гора Мориа, на которой был построен храм Соломонов (именно на этом месте Авраам, повинуясь Богу, положил на жертвенник сына своего Исаака; он уже поднял нож, чтобы заклать сына, но Ангел Господень остановил его руку); тут стоял Кивот Завета; в этом святилище воспитывалась Пренепорочная Дева Мария; сюда принесла Она двух горлиц в жертву очистительную; здесь Ее встретил праведный Симеон и, взяв на руки Спасителя мира, произнес боговдохновенные слова: «Ныне отпущаеши раба Твоего, Владыко, по глаголу Твоему, с миром…»

Да разве можно перечислить все, что здесь происходило!… Для этого надо, наверно, пересказать чуть ли не всю Священную Историю…

Н. К.: Да, своими глазами увидеть это…

Вл. Антоний: Паломники говорят, что посещение Святой Земли - это Пятое Евангелие… Когда мы знакомимся с евангельскими повествованиями, изложенными святыми апостолами и евангелистами Матфеем, Марком, Лукой и Иоанном, вникаем в их смысл и содержание - это одно, а когда мы прибываем в Палестину, ходим по Святой Земле, своими глазами видим места, связанные со Христом, с Его проповедью, с Его крестным путем, когда слышим рассказы о Его страданиях, о том, как чернь издевалась над Ним, бичевала Его, поносила последними словами, когда мы своими ногами идем по тому пути, по которому шел Иисус, неся Свой Крест, когда ощущаем всю значимость страданий Агнца Божия, ощущаем радость Воскресения Господа, когда входим в Кувуклию, где находится Гроб Господень, - то, конечно, мы испытываем удивительные, ни с чем не сравнимые и никакими словами не передаваемые чувства… И вот все это, вместе взятое, и называется Пятым Евангелием.

«Чтение» Пятого Евангелия - это самые незабываемые минуты в жизни любого человека, крещеного или некрещеного, верующего или неверующего, русского или грека, итальянца или англичанина.

Н. К.: Расскажите, пожалуйста, поподробнее о богослужениях в самом главном храме мира - в Храме Гроба Господня.

Вл. Антоний: Господь сподобил меня служить в этом чудном Храме несколько раз. Сколько я здесь всего пережил! Этого не описать. Я смогу передать Вам, может быть, какие-то крохи…

Однажды я, как обычно, пришел в Храм Гроба Господня на ночное богослужение. И представьте мое большое удивление, во-первых, и мою огромную радость, во-вторых, когда я совершенно неожиданно увидел группу хорошо мне знакомых… русских епископов, с которыми я в свое время учился в духовной академии. Они прибыли в Палестину морем, на теплоходе. И вот, по благословению Иерусалимского Патриарха Диодора, мы все вместе служили Божественную Пасхальную Литургию.

- Христос воскресе! - восклицал я, радуясь пасхальной радостью.

- Воистину воскресе! - отвечали мне братья-архиереи. И это, заметьте, в октябре!

Кроме того, я встретил в этом Храме несколько знакомых священников из Прибалтики, родных, близких мне людей, встретил также священников из Сибири… Да разве все удивительные и неожиданные встречи в этом Храме и в этом городе можно перечислить?!

Очень много русских людей приезжает сейчас в Святую Землю. И это прекрасно! Слишком долго нас никуда не пускали, держали, как говорится, взаперти. И вот появилась возможность поехать и в Святую Землю, и на Синай, и в Константинополь, и на Святую Гору Афон, и в другие священные для нас места. И грех такую великолепную возможность не использовать.

Н. К.: А теперь снова вернемся в Храм Гроба Господня…

Вл. Антоний: Вы знаете, после второй Божественной Литургии я открыл для себя, что она пролетела как одно мгновение. А первую я вообще как бы не заметил - я от радости был таким окрыленным, что этого не передать… После второй Литургии я вошел в Великий Алтарь, чтобы разоблачиться… и вот когда я снял епископское облачение, то подумал: а сколько же времени прошло, может, одна-две минуты? Оказывается, прошло три с половиной часа!

Н. К.: Да, да, владыка, я это прекрасно понимаю…

Вл. Антоний: Представьте себе Кувуклию. Внутри нее Гроб Господень. На Гробе Господнем совершается Божественная Евхаристия. А вокруг Кувуклии - множество облаченных в белое священников, при архиереях, которые облачены в ярко-красные одежды, как на Пасху, и при диаконском чине, и при множестве народа, - и этот весь громадный, величественный, изумительной красоты Храм с Кувуклией в центре напоминает не что иное, как корабль, идущий своим курсом, а точнее, напоминает нечто неземное, и ты как будто находишься в совершенно другом мире, в совершенно другом пространстве…

Потом, после ночной службы, когда мы возвращались по узким улочкам Старого города домой и когда уже начинал чуть-чуть брезжить рассвет, я сказал своим спутникам:

- Вот теперь, кажется, можно и умереть спокойно, потому что я еще раз убедился, что Жизнь Вечная, дарованная Воскресшим Господом, - самая надежная реальность.

Н. К.: Владыка, в каких местах Святой Земли Вам еще удалось побывать?

Вл. Антоний: Ну конечно же, в Вифлееме, в храме Рождества Христова. Храм этот внешне выглядит несколько необычно: это громадная, высокая, мощная стена. Другими словами, это крепость, совершенно неприступная крепость. Думаешь: а где же тут вход? И есть ли он в этой стене вообще? После некоторых поисков вход все же находится. Но вход этот не такой, как все: он маленький, узенький, это скорее небольшое отверстие, чем вход. Чтобы войти в храм, нужно низко наклонить голову; нет, пожалуй, не так - нужно согнуться пополам, и только при этом условии ты попадешь в храм. Почему это так? Да потому, что во время турецкого нашествия в начале VII века турецкие воины въезжали в храм на конях, оскверняя его. После этого вход заложили камнем, оставив лишь маленькое отверстие.

И вот этот невольный поклон при входе в храм очень важен для нашего смирения, для укрощения нашей непомерной гордыни - и мы кланяемся не кому-нибудь, а Рождшемуся Христу, пришедшему в мир, чтобы спасти нас от вечной гибели. Это очень, очень хороший поклон, в котором и почтение величайшее, и радость, что сподобился и ты этого поклона…

А когда, войдя в храм, поднимаешь голову, то восклицаешь от удивления: тебя поражают его гигантские размеры. Стройные колонны с двух сторон, высокий купол - сколько здесь воздуха, простора, света! Очень впечатляет алтарь: иконы русского происхождения, русская резьба по дереву, лампады разноцветные - лично русские Государи и весь русский народ много даров приносили Христу Рождшемуся.

Чтобы попасть на место Рождения Христа, нужно спуститься по крутым ступенькам вниз - место это обозначено звездочкой; думаю, все видели эту звездочку на открытках рождественских, в церковных журналах. Молебен в этом удивительном храме, целование звездочки, а также того места, куда был положен Богомладенец, повитый пеленами, пение рождественского тропаря задолго до самого Рождества Христова - все это сильно впечатляет.

Когда мы вышли из храма, нас ожидало еще одно открытие: нам показали пещеру, в которой хранятся останки (кости и черепа) младенцев, убиенных царем Иродом. Это святые останки, так как младенцы пострадали за Христа. Их было четырнадцать тысяч, этих младенцев, и каждый год, сразу после Рождества, отмечается их память.

Здесь, в Вифлееме, я опять встретил своих соотечественников, теперь уже других.

На встрече у Иерусалимского Патриарха Диодора я высказал такую мысль:

- Недалеко то время, когда русская речь на улицах Иерусалима будет слышна чаще, чем арабская.

Патриарх улыбнулся и сказал:

- Я хочу, чтобы это время наступило как можно быстрее. Мне очень хочется, чтобы русские православные христиане приезжали к нам не на пять-семь дней, а на год или на два, как это и было раньше.

Его Блаженство, конечно же, совершенно прав: невозможно за семь или двенадцать дней, даже за месяц посетить все святые места Палестины - для этого нужно пожить здесь ну хотя бы несколько лет, чтобы не спеша, без суеты обойти, объехать все места, связанные с земной жизнью нашего Спасителя, Его Пречистой Матери и Его святых угодников.

Н. К.: Не могли бы Вы рассказать, владыка, что из себя представляют улочки Старого города.

Вл. Антоний: Они очень узенькие и тесные. Это сплошные торговые ряды. Здесь продают все и вся. Торговля идет чуть ли не круглые сутки, прерываясь только на несколько ночных часов… Арабы - очень назойливый народ. Они предлагают свои товары - книги, открытки, сувениры, причем не обязательно религиозного характера, - настырно, упорно, нагло, до тех пор, пока паломник не купит что-нибудь, лишь бы торговцы отвязались от него наконец. Особенно они, арабы, досаждают, когда идешь крестным путем Иисуса Христа. Необходимо сосредоточиться только на страданиях Спасителя, на Его жгучих муках, которые Он претерпел за нас, а тут разные яркие товары бросаются в глаза, обоняние щекочут терпкие запахи кушаний, которые готовятся здесь же, на улице, густой поток людей преграждает тебе дорогу, беззастенчивый торговец хватает тебя за полу, предлагая какого-нибудь верблюда (деревянную игрушку), который тебе совершенно не нужен… Каждый метр этого пути дается с большим трудом, нужна большая сила воли, чтобы не отвлекаться…

Н. К.: Да, владыка, Вы правы, я испытал то же самое, когда шел этим путем…

Вл. Антоний: Спасителя били палками, плевали на Него, смеялись, издевались всячески над Ним, а Он смиренно переносил это и молился за мучителей, говоря: «Отче, прости им, ибо не ведают, что творят».

Очень поучителен этот Путь Скорби. Мне бы хотелось, чтобы каждый русский человек прошел по нему во спасение своей души.

Н. К.: Преосвященнейший владыка, были ли Вы в Горненском женском монастыре?

Вл. Антоний: Да, был… его история теснейшим образом связана с Россией. Горненский монастырь - это Русский дом в полном смысле этого слова, духовный благодатный Русский дом, под кровом которого спасается несколько десятков русских монахинь. Не проходит, наверно, ни одного дня, чтобы сюда не приезжали паломники из России.

Н. К.: В чем, по-Вашему, заключается особенность этой обители?

Вл. Антоний: Особенность Горненского монастыря заключается в том, что он является своеобразным «ключом» к восприятию всей Святой Земли. Поясню свою мысль.

Вспомним тот период истории, когда заканчивались ветхозаветные времена и когда Бог Отец послал на землю Сына Своего Единородного. Об этих временах сказано: «На конец веков». Это значит: мир утратил смысл своего бытия и все должно измениться. Несмотря на то, что человечество пало слишком низко, на земле все еще были праведники, не изменившие Богу. Это прежде всего праведные Захария и Елисавета, родители святого Иоанна Предтечи. Они жили в Горнем, то есть в том месте, где находится русская женская обитель.

И вот однажды сюда, в дом Захарии и Елисаветы, пришла Преблагословенная Дева Мария. Когда Елисавета услышала приветствие Марии, взыграл младенец во чреве ее; и Елисавета исполнилась Святаго Духа, и воскликнула громким голосом, и сказала: благословенна Ты между женами, и благословен плод чрева Твоего! И откуда это мне, что пришла Матерь Господа моего ко мне? Ибо когда голос приветствия Твоего дошел до слуха моего, взыграл младенец радостно во чреве моем. И блаженна Уверовавшая, потому что совершится сказанное Ей от Господа… Пребыла же Мария с нею около трех месяцев, и возвратилась в дом свой (Лк. 1, 41-45, 56).

Это был какой-то особый, святой, подготовительный период в жизни Девы Марии.

Было бы идеально, на мой взгляд, если бы каждый русский паломник начинал свое знакомство со Святой Землей именно с Горненского монастыря. Здесь он мог бы исповедаться, причаститься Святых Христовых Таин, заглянуть в себя, проверить, насколько он готов к восприятию Земли Иисуса. То есть это был бы подготовительный период для него. Горненская обитель для каждого паломника - это важнейшая духовная веха на пути ко Христу.

Н. К.: Опишите, пожалуйста, местность, в которой находится Горненский монастырь.

Вл. Антоний: Это на редкость красивое место. У меня, кстати, сложилось такое впечатление, что все самые красивые места Палестины принадлежат русским; это заслуга начальника Русской духовной миссии архимандрита Антонина (Капустина), который в свое время приобрел их.

Монастырь находится на склоне горы, с которой открывается изумительная панорама Палестины. Это действительно горная страна, очень сильно напоминающая наш Кавказ. Обитель утопает в зелени, это, можно сказать, сплошной сад, он цветет и благоухает круглый год.

Не то было две тысячи лет назад, когда святой Иоанн Предтеча призывал иудеев к покаянию: опаленная, потрескавшаяся от солнца земля; ни одного намека на какую-либо растительность; резкие перепады высот; и только далеко внизу, в ущелье, скачет по камням, словно горный джейран, ослепительный поток…

Н. К.: А сам монастырь?…

Вл. Антоний: Горненский монастырь - неповторим… своя святость, своя красота, свой аромат…

Н. К.: А сестры?…

Вл. Антоний: Я не знаю, как это выразить насчет сестер, но когда встречаешься с ними, то видишь какую-то высоту духовности, простоты, радости, которая наполняет их и передается каждому, кому посчастливилось побывать в Горнем…

Я общался с ними и в обители, и в Духовной миссии, где они несут разные послушания. Но главная моя встреча с ними произошла при Гробе Господнем - они там часто поют за Божественной Литургией. Я бы каждому нашему паломнику порекомендовал послушать горненских сестер, когда они поют за Божественной Литургией. Это неземная радость, неземная красота, это ангельское пение. Никакой хор, самый профессиональный, самый квалифицированный, самый знаменитый, не сравнится, уверяю вас, с хором горненских сестер.

Есть вещи, которые к Небу душу возводят… Это явление в жизни человека - услышать такое пение: ни один голос не выделяется, весь хор - единое целое; кажется, они поют не голосовыми связками, а душой, устремленной к Богу…

Всю жизнь я буду вспоминать эту Божественную Литургию и это изумительное пение. И радоваться, что такое есть на свете…

Н. К.: Владыка, удалось ли Вам побеседовать с игуменией Горненского монастыря монахиней Георгией?

Вл. Антоний: Да. Монахиня Георгия известна с детства своими музыкальными способностями; она была насельницей Виленского женского монастыря (г. Вильнюс), потом Господь привел ее в Пюхтицкую, нашу известную, обитель, а теперь она в Иерусалиме, в Горненском монастыре. Это, конечно, Промысл Божий, и она достойно занимает свое место, которое определил ей Бог.

Она никогда не отвлекается на посторонние заботы и занимается только церковными делами: молитва, пост, богослужения - как в самой обители, так и у Гроба Господня. Главное для нее - это спасение души, Вечная Жизнь - как сестер, так и паломников.

Н. К.: Сестры обители - это, на мой взгляд, избранницы Божии, которые на Святой Земле служат русским людям…

Вл. Антоний: Вы совершенно правы. Но это не каждому под силу - служить на Святой Земле. Во-первых, климат: летом - изнуряющая жара (40-50 градусов в тени!), не каждое сердце выдержит, а зимой - сырость.

Другой момент. Горненский монастырь существовал и в период атеистического гнета в нашей стране, сестрам было очень нелегко: монастырь могли в любой момент закрыть, а их отозвать - но, слава Богу, обошлось; они многое пережили, они перенесли израильскую войну, однако продолжают мужественно нести свой христианский крест…

Вспоминаю трогательный момент прощания с ними. Со слезами на глазах матушки поют удивительные песнопения. Этим пением они передают привет своей Родине - Святой Руси, а слезы их - не только воспоминания о родных краях, но, наверно, и боль за любимую Россию.

Я спросил одну из сестер:

- Матушка, а Вы бы хотели вернуться обратно в Россию?

Она ответила:

- Ой, что Вы, что Вы, владыка! Ни в коем случае! Я здесь хотела бы и умереть!

У меня создалось впечатление, что сестры боятся и в отпуск-то поехать на Родину, чтобы там ненароком не остаться. И поступают они так потому, что не желают ни на минуту расстаться с Землей Иисуса, нашего Спасителя. Наверно, каждый русский человек, посетив Святую Землю, желал бы там жить и умереть. Великая княгиня Елизавета Феодоровна, святая новомученица Российская, побывав в Иерусалиме, на освящении храма святой равноапостольной Марии Магдалины, сказала:

- Как бы я хотела покоиться на одном из этих холмов!

И Господь, как Вы знаете, исполнил желание княгини: ее святые мощи покоятся в храме равноапостольной Марии Магдалины.

Н. К.: Что еще можно сказать о сестрах Горненской обители?

Вл. Антоний: Да позавидовать им только можно, вот и все!

Н. К.: Владыка, не могли бы Вы рассказать о посещении горы Фавор?

Вл. Антоний: Посещение горы Фавор должно быть, по-моему, обязательным для каждого паломника. Автобус подняться на эту гору не может, потому что дорога очень крута и извилиста; иногда она проходит в одном-двух метрах от отвесной скалы. Поэтому паломников обслуживают специальные восьмиместные «мерседесы», за десять-пятнадцать минут они достигают вершины горы. Конечно, лучше бы подниматься на Фавор пешком, как это сделал Спаситель, но… времени у нас, к сожалению, не было.

На вершине горы, на том месте, где Господь преобразился, находится греческий православный храм. С особым волнением входили мы в него, с особым волнением пели тропарь, посвященный празднику Преображения.

Выйдя из храма, я углубился в масличный сад. Вдруг ко мне подошла матушка Мария, наш гид.

- Владыка, - сказала матушка, - знаете ли, где Вы стоите?

- Нет.

- Вы стоите на том месте, где не так давно одному старцу явилась Божия Матерь.

- И что Она сказала ему?

- Она сказала только одно слово: «Молитесь!»

Я был сильно взволнован.

Мы спели молитву «Царица моя Преблагая», а потом - величание Божией Матери.

После этого мы подошли к смотровой площадке, с которой открывается такая панорама Галилеи, какой нигде больше не встретишь. Описывать ее красоту я не буду, так как это мне не по силам.

Мне вспомнились слова: Фавор и Ермон о имени Твоем радуются (Пс. 88, 13). А где же гора Ермон? Из-за дымки мы долго не могли ее увидеть. У одного из наших спутников оказался бинокль, и в бинокль мы наконец увидели Ермон. Его вершина была покрыта снегом, и мне показалось, что это шлем бывалого воина.

Просигналили «мерседесы», и через несколько минут мы были уже внизу, у подошвы Фавора.

Н. К.: Владыка, есть ли трудности в обслуживании наших паломников в Палестине?

Вл. Антоний: Если раньше наша Духовная миссия могла принимать сразу несколько тысяч паломников (была и гостиница, и большой штат обслуживающего персонала), то теперь сделать это невозможно - нет ни того ни другого. Ведутся переговоры с израильскими властями о возвращении нам зданий, которые Хрущев продал… за апельсины.

И естественно, гиды должны быть высокообразованными, а главное, верующими. Равнодушный к святыне гид ничего, кроме вреда, не принесет. А пройти святые места в качестве туриста - это и недостойно, и не отвечает цели. Настоящий верующий гид, рассказывая о святых местах, может обновить душу человека, перевернуть ее. С помощью Божией благодати, конечно…

В нашей группе было три неверующих человека. Ну если бы просто неверующих, то это было бы полбеды, а они были активно неверующими. Они и к Богу, и к Святой Земле относились скептически, мол, это - красивые картинки, красивые сказки, нас этим не прошибешь, мы люди «закаленные», всю жизнь прожили атеистами. И вот представьте себе, проходит день, другой, и наши скептики - под воздействием святынь, рассказов нашего прекрасного гида, монахини Марии из Русской духовной миссии, а самое главное, Божией благодати - начали потихоньку «размякать». И когда мы прибыли на реку Иордан, они пожелали принять Таинство Святого Крещения.

Один из них сказал:

- Вы знаете, владыка, для меня это полная неожиданность. Мои знакомые в Москве просто не поверят мне…

Н. К.: Преосвященнейший владыка, Вы возвращаетесь в свою епархию. Что Вы скажете пастве, когда с нею встретитесь?

Вл. Антоний: Я расскажу ей то же самое, что и Вам, только более подробно. Передать то, что я пережил и прочувствовал в Святой Земле, моя основная задача, когда я буду общаться со своей паствой и произносить проповеди. Я буду всем советовать посетить Святую Землю - чем быстрее, тем лучше, потому что это очень важно, очень нужно, очень спасительно. Одно дело слышать об Иерусалиме - и другое дело с благоговением пройти по его улицам; одно дело читать о горе Фавор - и другое дело побывать на месте Преображения Господа; одно дело говорить о Голгофе - и другое дело - припасть к ней и помолиться; одно дело представить себе Тивериадское озеро - и другое дело искупаться в нем.

Н. К.: Я пожелаю, владыка, чтобы как можно больше Ваших пасомых совершили паломничество в Палестину и чтобы они разделили с Вами пасхальную радость, когда до Пасхи еще далеко.

Вл. Антоний: Спаси Вас Господи! Будем надеяться, что так оно и будет.

Москва.

1995

предыдущая глава     К оглавлению     следующая глава