предыдущая глава     К оглавлению     следующая глава

Десница, крестившая Господа

Проехав сотни километров по дорогам гостеприимной Югославии, преодолев редкий по красоте - дух захватывает! - горный перевал, изрядно устав от калейдоскопа неожиданно-ошеломляющих впечатлений, мы, группа русских паломников, прибыли в город Цетинье, который расположен на юге Черногории, в каких-нибудь нескольких десятках верст от Адриатического моря. В этом небольшом городе есть древний монастырь, в стенах которого находится духовная семинария. Воспитанники семинарии и их учителя тепло встретили нас, познакомили с монастырем, с ризницей (она же музей) и с храмом, который оставил у нас неизгладимые впечатления. Дело в том, что в нем покоятся мощи святителя Петра Цетинского, великого угодника Божия, молитвенника и чудотворца, много потрудившегося для насаждения благочестия в Сербии и горячо почитаемого сербским народом. Прикладываясь к раке с его честными мощами, мы испытали сугубую радость: в раке находилась еще одна величайшая святыня - десная рука Предтечи и Крестителя Господня Иоанна.

Каким образом она здесь оказалась? Давно ли она в этом монастыре? Кто ее сюда доставил? И почему именно этот маленький южный город дал ей приют? Чтобы ответить на эти и другие вопросы, нам придется совершить экскурс в стародавние времена и вплотную соприкоснуться с событиями как первых веков христианства, так и более поздних столетий.

После усекновения беззаконным царем Иродом главы святого Иоанна Предтечи, тело Крестителя было погребено его учениками близ могилы пророка Елисея в знаменитом самарийском городе Севастии. Когда святой апостол и евангелист Лука, проповедуя Христа и обходя многие города и страны, пришел в Севастию, намереваясь отправиться отсюда на родину - в город Антиохию,- ему пришла в голову мысль взять с собою тело святого Иоанна, которое было цело и нетленно. Осуществить это намерение оказалось не так-то просто: жители Севастии горячо почитали Крестителя Господня и, несмотря на уговоры, ни за что не хотели расставаться с его мощами. Единственное, на что они согласились, - отделить десную руку святого Иоанна, которая крестила Господа нашего Иисуса Христа. Ее-то и принес апостол Лука в Антиохию.

Прошло несколько веков. Престол занял император Юлиан Отступник, который отрекся от Христа и поклонялся идолам. Терзая Церковь Божию, он хватал христиан и предавал их лютым мучениям. Не щадил он и умерших: останки святых, пострадавших за веру, он вынимал из гробов и сжигал, а храмы Божии разрушал до основания.

Дыша яростию и злобой, император явился в Антиохию, - во-первых, для того, чтобы принести гнусные жертвы мерзкому богу Аполлону, идол которого находился в пригороде Антиохии, а во-вторых, для того, чтобы преследовать христиан и уничтожать их святыни. Узнав об этом, верующие люди поспешили спрятать десную руку Иоанна Крестителя в городской башне, называвшейся Гония. Потратив много времени на поиск святыни и не найдя ее, разгневанный император послал гонца в Севастию с приказом тело Крестителя сжечь, а храм предать разрушению, что и было исполнено, как сообщают церковные историки Никифор Каллист и Георгий Кедрин.

Однако Симеон Метафраст придерживается другого мнения. Он говорит, что Иерусалимский Патриарх, узнав о намерении Юлиана, тайно взял из гроба мощи Иоанна Крестителя и отослал их на сохранение в Александрию; вместо них он положил кости другого человека, которые и были сожжены.

Вскоре Юлиан Отступник погиб на войне с персами. Христиане снова принесли руку Иоанна Предтечи в храм; она явилась людям как бы светильник - из-под спуда. От нее совершалось много удивительных чудес. Об одном из них мы и расскажем.

Около Антиохии гнездился большой и страшный змей, которому язычники поклонялись и которому как богу ежегодно приносили жертву. Для этой жертвы избиралась прекрасная и непорочная девица. Змей пожирал ее, а люди смотрели на это зрелище с особых трибун, построенных недалеко от пещеры, где обитало чудовище.

Однажды жребий пал на дочь благочестивого и смиренного христианина. Он горячо молил Иисуса Христа и Иоанна Предтечу избавить дочь от лютой смерти. В тот день, когда должно было состояться жертвоприношение, христианин, положив в карман несколько золотых монет, пришел в храм, где находилась рука святого Иоанна. Совершая поклоны перед ковчегом, он как бы нечаянно просыпал на пол золотые монеты. Рядом стоял ключарь, который очень любил деньги; он бросился поднимать их. Воспользовавшись этим моментом, христианин, лобызая святыню, откусил зубами кончик мизинца и поспешил выйти из храма.

В полночь христианин с дочерью явился к пещере. Многочисленные зеваки заполнили трибуны, с нетерпением ожидая кровавого зрелища; они держали в руках горящие факелы - и кругом было светло как днем. Вот из пещеры, издавая страшное шипение, показалось чудовище. Приблизившись к жертве, оно раскрыло омерзительную, зловонную пасть, чтобы поглотить несчастную, и в этот момент христианин, который ни на шаг не отходил от дочери, бросил в пасть змея кончик мизинца, принадлежавший святому Иоанну. В ту же секунду змей издох!

Великий ужас охватил весь народ, а христианин и его дочь с ликованием возносили хвалу Иисусу Христу и святому Иоанну Предтече. Когда язычники узнали, как и по какой причине совершилось невиданное чудо, они, уверовав во Христа и приняв Святое Крещение, присоединились к истинной Православной Церкви. В Антиохии началось празднество, которое продолжалось много дней. А на том месте, где совершилось небывалое чудо, была построена прекрасная церковь во имя святого Иоанна Крестителя.

Рассказывают, что в этой церкви в день праздника Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господня архиерей воздвигал и десную руку Крестителя, причем иногда она оставалась прямой, а иногда - сгибалась: первое предсказывало богатый урожай, а второе служило предзнаменованием засухи и голода.

Утекло немало времени, и вот - по попущению Божию - Антиохия оказалась во власти арабов. Благочестивые византийские цари много раз пытались вызволить руку Иоанна Предтечи из плена, но это им никак не удавалось. И все же в 959 году, в правление императора Константина Порфирородного, эта святыня, более ценная, чем все сокровища земные, была спасена. Произошло это так.

В Антиохии жил один диакон, которого звали Иов. По внушению свыше он стал служить в том храме, где находилась десная рука Иоанна Крестителя. Будучи человеком общительным, Иов подружился с сосудохранителем, в ведении которого была святыня.

Однажды диакон устроил большой пир; среди приглашенных был, конечно, и его новый друг. Тосты следовали один за другим, вино лилось рекой, и через некоторое время сосудохранитель, отяжелев от обильной трапезы, уснул. Иов немедленно отправился в церковь и, открыв ковчег, взял честную руку Иоанна Крестителя. Под покровом ночи он незаметно покинул город. Хранимый молитвами святого Иоанна, диакон скоро прибыл в город Халкидон.

Весть о прибытии драгоценной святыни с быстротой молнии распространилась по городу; достигла она и Константинополя. Император отправил в Халкидон собственный корабль. На нем находились Святейший Патриарх, архиереи и царские сановники. Приняв святыню на борт, корабль отправился обратно. Весь Константинополь - от мала до велика - высыпал на берег. Император, его приближенные и весь верующий народ встречали как бы самого Иоанна Крестителя, невидимо сшедшего с Неба. С фимиамом, возжженными свечами, с пением псалмов десную руку перенесли в дворцовую церковь. Это случилось в навечерие Богоявления Господня, перед самым освящением воды, необыкновенно усилив радость христиан.

Канули в Лету еще пять веков, и Константинополь пал под натиском турок. Султан Магомет II приказал положить руку Иоанна Крестителя (вместе с другими христианскими святынями) в свою сокровищницу и неусыпно охранять. И вот тут-то на сцену появляется орден иоаннитов, о котором мы должны сказать несколько слов.

Орден рыцарей-монахов возник в 1047 году. Его основал богатый купец Мавр из Амальфи. Какие цели ставил перед собой орден? Во-первых, давать приют паломникам, которые прибывали в Святую Землю, чтобы поклониться Гробу Господню и другим святыням, а во-вторых, врачевать раны воинам, которые защищали как сами святыни, так и паломников. Поэтому Мавр добился разрешения у египетского халифа построить в Иерусалиме гостиницу и госпиталь. Ядром комплекса была, конечно, церковь, и носила она имя Предтечи и Крестителя Господня.

В 1118 году магистром (главой ордена) стал энергичный француз Раймунд Дю Пюи, который расширил рамки деятельности иоаннитов: теперь они, кроме исполнения своих прежних обязанностей, должны были с оружием в руках защищать паломников во время их длительного пути в Иерусалим. Этот шаг нашел живой отклик во всей Европе: рыцари разных государств спешили вступить в популярный орден. В награду за свои воинские подвиги иоанниты (они, кроме всего прочего, принимали участие в битвах с войсками египетских и багдадских халифов) получили две величайшие святыни: частицу Животворящего Креста Господня и чудотворную икону Филермской Божией Матери, написанную святым апостолом и евангелистом Лукой.

Когда закончились крестовые походы, иоанниты оставили город Птолемаиду, где они жили, и переселились на остров Родос. Орден находился в зените славы и могущества, смело отражая вылазки разных врагов, в том числе и турок. Султан Баязет Второй (преемник Магомета Второго) счел за лучшее жить с иоаннитами в дружбе. Чтобы приобрести их расположение, он сделал весьма искусный дипломатический ход: подарил магистру ордена Петру д’Обюссону десную руку Иоанна Крестителя.

Минуло еще три столетия. Местом обитания рыцарей-монахов стал к этому времени остров Мальта. Дивный остров, что и говорить, однако у него был один существенный «недостаток»: он находился слишком близко от мятежной Франции и Наполеона Бонапарта, чьи захватнические аппетиты росли не по дням, а по часам. В 1798 году Наполеон оккупировал остров (силы у иоаннитов были уже не те, и они не оказали французам никакого сопротивления).

В этой трудной ситуации членов ордена больше всего беспокоила судьба святынь. Как поступить, чтобы святыни не попали в руки супостатов, чтобы враги не надругались над священными реликвиями? Взоры иоаннитов обратились на север, к православной России: они предложили Императору Павлу I стать магистром их ордена. Русский Государь дал на это свое согласие. В благодарность рыцари и решили подарить России свои великие святыни: десную руку Иоанна Крестителя, частицу Животворящего Креста Господня и чудотворную икону Филермской Божией Матери.

12 октября 1799 года в десять часов утра из Гатчины по направлению к Ингебургу, куда должны были прибыть святыни, выехали Государь Император со своей семьей, духовенство и многочисленная свита. Встреча произошла у так называемых Спасских ворот. Отсюда торжественная процессия направилась в Гатчинский дворец.

Небо, до тех пор закрытое низкими серыми тучами, прояснилось, и под солнечными лучами засияли митры архиереев, рипиды в руках иподиаконов, стекла в окнах карет. Процессия растянулась на большое расстояние: впереди крестным ходом шло духовенство; за ним ехала празднично украшенная дворцовая карета, в которой на пунцовой бархатной подушечке, заключенной в ковчег, покоилась десная рука Иоанна Крестителя. За каретой шел Государь Император Павел I. За ним следовали кареты с остальными святынями, далее - дворцовая знать, кавалерийские офицеры, солдаты, простолюдины.

Когда торжественный кортеж приблизился ко дворцу, Государь сам взял ковчег с десницей Иоанна Крестителя и с пением тропаря внес его в придворную церковь. Частица Животворящего Креста Господня и образ Божией Матери заняли свои места рядом с десницей. Для частицы Животворящего Креста Господня и для десной руки Иоанна Предтечи были изготовлены чудесной работы золотые ковчеги, украшенные бриллиантами и другими драгоценными камнями, а для чудотворной иконы - изумительной красоты дорогая риза.

Наступил 1917 год - переломный год в судьбе России. Что сталось с великими святынями, не исчезли ли они в хаосе революции, не оставив следа, не превратились ли в пепел в пожаре лихой смуты? Нет, Промысл Божий хранил их по-прежнему!

Государыня Мария Феодоровна, мать Императора Николая II, покидая Россию, увезла на свою бывшую родину - в Данию - все три святыни. После ее кончины (1928 год) ее дочери - Великие княгини Ксения и Ольга - передали их митрополиту Антонию (Храповицкому), который, эмигрировав из большевистской России, жил в Сербии. Он в свою очередь передал их Сербскому королю Александру, сестра которого была замужем за племянником Царя Николая II и чудом избежала расстрела вместе с Царской Семьей. Этим актом митрополит Антоний выразил искреннюю благодарность всех без исключения русских эмигрантов за найденный ими в дружественной Сербии приют.

В начале Второй мировой войны Сербский король Петр II Карагеоргиевич и Патриарх Гавриил перенесли святыни в Острожский монастырь в Черногории.

- Эти три святыни я никогда не буду вывозить из Югославии, - сказал король, выражая чувства всех верующих сербов.

В 1951 году в монастырь нагрянули местные чекисты. Они взяли священные реликвии и отвезли их в Титоград (ныне Подгорица). Через некоторое время коммунисты отдали святыни в Государственный музей города Цетинье; отсюда десная рука Иоанна Предтечи и частичка Животворящего Креста Господня поступили в музей монастыря святого Петра Цетинского.

В 1993 году в праздник Рождества Крестителя Господня Иоанна святыни наконец обрели свободу: их перенесли в монастырский храм для всеобщего поклонения.

Итак, десница Иоанна Предтечи более века пробыла в России и примерно три четверти века - в Сербии и Черногории. О чем это говорит? Это говорит о том, что наши народы находятся под особым покровительством Предтечи и он соединил нас еще более тесными духовными узами.

Господь наш Иисус Христос, в Своей беседе с народом, сказал об Иоанне Предтече: Сей есть, о котором написано: вот, Я посылаю Ангела Моего пред лицем Твоим, который приготовит путь Твой пред Тобою (Лк. 7, 27) (разрядка моя. - Н. К.). Вот задача, которая стояла перед великим Пророком тогда, в новозаветные времена, и эта же задача стоит перед ним и сейчас, в конце XX века, в последние, апокалиптические времена! Россия (так же, как и Сербия) далеко отошла от Бога, живет во тьме и тени смертной (Пс. 106, 10) и снова нуждается, как и десять веков назад, в духовном обновлении.

Что может быть трагичнее этого?

Нет, не случайно мы приехали в Черногорию и встретились с десницей Иоанна Предтечи. Прикладываясь к величайшей святыне, мы молились святому Иоанну о России и Сербии и уповали на то, что он приготовит путь Господу, прямыми сделает российские и сербские стези для Него, чтобы всякий дол наполнился и всякая гора и холм понизились, кривизны выпрямились и неровные пути сделались гладкими. И тогда узрит всякая плоть спасение Божие (ср.: Лк. 3, 5-6).

Очнитесь, русские и сербы, стряхните с себя сон лености, восстаньте и прислушайтесь: над Россией и Сербией, как в древние времена над Иудеей, гремит набатный голос Божественного Пророка: Порождения ехиднины! кто внушил вам бежать от будущего гнева? сотворите же достойный плод покаяния и не думайте говорить в себе: «отец у нас Авраам», ибо говорю вам, что Бог может из камней сих воздвигнуть детей Аврааму. Уже и секира при корне дерев лежит: всякое дерево, не приносящее доброго плода, срубают и бросают в огонь (Мф. 3, 7-10) (разрядка моя. - Н. К.).

Слышите, как вещает Пророк: Бросают в огонь? Незавидная доля - сгореть в огне, а придется, если не послушаем гласа Божия. Прислушайтесь, русские и сербы, получше прислушайтесь, если еще способны что-то услышать, - эти глаголы могут поднять и мертвого.

Я крещу вас (немногих русских и сербов. - Н.К.) в воде в покаяние, но Идущий за мною сильнее меня; я не достоин понести обувь Его; Он будет крестить вас Духом Святым и огнем; лопата Его в руке Его, и Он очистит гумно Свое и соберет пшеницу Свою в житницу, а солому сожжет огнем неугасимым (Мф. 3, 11-12).

Цетинье - Белград - Москва.

1998

предыдущая глава     К оглавлению     следующая глава