предыдущая глава     К оглавлению     следующая глава

Белый ангел

Слободна вожня

На лобовом стекле нашего автобуса было написано: «Слободна вожня» - «Свободный маршрут». Это означало, что наш маршрут был намечен лишь в общих чертах, а в деталях мы были свободны: захотели - свернули в сторону от основной трассы, чтобы познакомиться с очередной святыней Сербии, захотели - остановились ночевать в полюбившемся монастыре, захотели - сделали краткую остановку в тенистом ущелье, чтобы сфотографировать шумный, буйный, сверкающий водопад.

Очень часто нас поджидали сюрпризы: например, когда мы приехали в монастырь Святителя Николая в селе Хопово, то обнаружили здесь мощи… великомученика Феодора Тирона, к которым мы благоговейно приложились, испрашивая его святых молитв и всегдашнего заступничества; а в окрестностях города Нови Пазар мы познакомились и с самым древним храмом на территории Сербии (он назван именем первоверховного апостола Петра), и с самым древним монастырем Сербии, монастырем святого великомученика Георгия Победоносца. Этот монастырь находится в восхитительном месте, на вершине пологого холма; на все четыре стороны света открывается захватывающая панорама; долго мы переходили с места на место, любуясь горными предзакатными далями, тихими патриархальными селениями, приютившимися в зеленых долинах, рыже-пунцовой грядой облаков, как бы застывшей над древними стенами монастыря, - такое ощущение, что отсюда мы увидели сразу всю Сербию…

Автобус бежит и бежит на юг. Однообразная плоская равнина постепенно переходит в холмистую местность. Маленькая страна Сербия, но все увидеть и со всем познакомиться совершенно невозможно, и мы выбираем самое главное.

Вот монастырь Жича, расположенный в самом центре страны. И в стародавние времена, и в нынешние его несколько раз разрушали; в 1941 году фашистская авиация превратила монастырский собор и другие постройки в руины. Сейчас в обители спасаются около пятидесяти монахинь.

- Жича - это факел Православия, - сказал духовник монастыря архимандрит Герасим. - Свет этого духовного факела освещает всю страну, душу каждого православного серба.

А вот монастырь Студеница. Он расположен в горах. Прямо из автобуса мы прошли в храм. Совершалось всенощное бдение под двунадесятый праздник Воздвижения Честного Животворящего Креста Господня; служба шла на церковнославянском языке - все было понятно, лишь в некоторых словах ударение было не на том слоге, как у нас, но это нисколько не портило картины: нам казалось, что мы находимся дома, в одном из русских монастырей.

Через некоторое время, на утрене, мы освоились настолько, что приняли участие в богослужении. Иеромонах Антоний, который вел службу (кстати, он закончил Московскую духовную академию), узнав, что мы из России, благословил нас встать на клирос.

Обитель по праву гордится своими редчайшими святынями: при входе в храм, по правую руку, гробница преподобного Симеона Мироточивого, отца святителя Саввы; она очень высокая и строга на вид; внизу, у основания гробницы, широкий каменный желоб, в который собиралось миро от мощей святого; но это было давно, в лучшие времена православной Сербии, а потом излияние мира прекратилось. Слева от Царских врат - рака с мощами преподобной Анастасии, матери святителя Саввы, а справа - рака с мощами преподобного Симона, брата святителя Саввы. Мы приложились к ковчегу, в котором собраны частички мощей многих святых, в том числе Святителя Николая и священномученика Харалампия Магнезийского.

Назавтра, за Божественной Литургией, мы почти все причастились Святых Христовых Таин.

Ну а разве можно было проехать мимо монастыря «Печская Патриархия»?! В нем находится чудотворная Печская икона Божией Матери. История ее на редкость интересна и поучительна. Она была написана семнадцать лет спустя после Воскресения Господа нашего Иисуса Христа. До V века святыня находилась в Иерусалиме, а затем византийский император Лев Великий перенес ее в Царьград. Опасаясь, что икона попадет в руки воинственных турок, христиане доставили ее в Херсон. Отсюда - не без Промысла Божия - равноапостольный князь Владимир привез святыню в Киев. Осчастливив своим пребыванием и новгородцев, чудотворная икона вернулась в Иерусалим. Святитель Савва, прибыв в Святую Землю и получив в подарок святыню, принес ее в Сербию.

Круг замкнулся - Сама Божия Матерь, взяв русский и сербский народы под Свой честной омофор, повелела хранить нам святое неразрывное единство пред лицом сатанинского зла: тайна беззакония по-прежнему в действии, а противопоставить ей мы можем только наши совместные молитвы и тесные, сплоченные ряды.

В обители три больших храма, которые находятся под одной крышей (четвертый - совсем маленький - расположен отдельно). В них так много святынь, что перечислить их просто невозможно; назову в первую очередь гробницы с мощами сербских святителей Саввы II, Саввы III, Саввы IV, Никодима, Арсения, Патриархов сербских Иоанникия и Ефрема, а также ковчег с главами святых мучеников Евстратия, Евгения, Мардария и Ореста.

Особо хочу остановиться на монастыре «Црна река» («Черная река»), который приютился в тесном горном распадке. Здесь подвизался святой Петр Корежский. Трудно найти более дикое и неприступное место. Но то, что отталкивает людей мирских, сильно привлекает монахов. Высоко над обрывом, в скале, угодник Божий нашел небольшую пещеру и стал в ней жить. Со временем тут образовалась обитель.

- Судьба наших монастырей очень схожа с судьбой монастырей русских, - сказал настоятель обители игумен Николай. - В безбожные титовские времена наша обитель была разорена и закрыта, а монахи рассеялись кто куда. Нормальная жизнь возобновилась совсем недавно. Устав у нас весьма строгий, и это идет всем на пользу. Приведу один пример: настоятели таких известных сербских монастырей, как Высоки Дечани и Сопочани, - бывшие наши насельники.

- Те, кто подвизаются в нашей обители, ну и, конечно, наши гости находятся под незримым покровом преподобного Петра Корежского, - продолжал настоятель. - Однажды к нам прибыла группа паломников. Дело было поздним вечером, погода стояла пасмурная, дождливая; молодые люди долго блуждали по лесу, промокли, устали, настроение у них было неважное. Более всех был недоволен некий Гвозден.

- Глупец я, больше никто! Самый настоящий глупец! - ворчал он, ходя взад и вперед по веранде. - И зачем, спрашивается, согласился идти сюда?! Время только напрасно загубил! Сидел бы себе дома, в тепле и уюте, телик бы смотрел. Никогда себе этого не прощу!… - Молодой человек спрыгнул с веранды и скрылся в темноте. Через минуту послышался отчаянный крик, и… все смолкло. Почуяв неладное, мы бросились на поиски. Гвоздена мы нашли в самом неожиданном месте - на дне глубокого каменистого оврага. В темноте он не заметил ни самого оврага, ни мостика, который был через него перекинут.

- Гвозден, ты жив? - обратились мы к нему.

- Да, жив.

- Руку или ногу не сломал?

- Нет.

- А что ты делаешь?

- Я кушаю бутерброд и жду, пока вы вытащите меня наверх… - Отец настоятель показал на дно оврага и сказал: - Посмотрите, какая высота, - восемь метров, не меньше. А камни какие! Падая вниз, Гвозден был неверующим человеком, а когда поднялся наверх, стал верующим… Вот этим симпатичным деревянным мостиком мы и пройдем к нашему храму - я хочу показать вам его.

В маленьком скальном храме было полутемно, теплилось лишь несколько свечей. Чувствовалось, что он очень благодатный, в нем хотелось задержаться подольше.

- Многие паломники приезжают к нам специально для того, чтобы исцелиться, - сказал игумен. - Они остаются на всю ночь в храме - на ложе, которое находится под ракой преподобного. Во сне они и получают исцеление.

Когда все наши вышли из храма, я решил полежать на благодатном ложе. Нагнувшись, я увидел, что кто-то меня опередил. Это был монах Киприан.

- Ложись рядом, - предложил он.

Я последовал его совету, и через несколько минут мы… уснули.

Нас разбудил кто-то из братии:

- Вас зовут, все уже уходят.

Как ни жаль было расставаться с целебным ложем, пришлось встать и бегом догонять группу.

Прошло несколько часов, мы уже приехали в другое место, и только тут я внезапно понял, что исцелился от одного своего недуга.

«Слободна вожня» (ну как не сказать об этом!) привела нас в один из самых старинных и самобытных монастырей - Грачаницу.

- Грачаница - это з!адужбина Сербского короля Милутина, - пояснил Предраг. - Он был очень благочестивым правителем. «Сколько лет я буду царствовать, столько храмов и построю», - заявил он при вступлении на престол, в 1282 году.

- Ну и сколько же он построил?

- Сорок храмов!

- Ого! А что такое «задужбина»?

- Задужбина - это храм или даже монастырь, построенный кем-либо во спасение своей души. За-дуж-бина - за ду-шу.

- Значит, у короля Сербского Милутина было сорок задужбин?

- Выходит так.

- Воистину он был человек Божий.

«Слободна вожня». Она одарила нас незабываемыми впечатлениями, совершенно неожиданными встречами, обогатила духовно, дала возможность ощутить аромат сербской жизни, узнать, как один народ может по-настоящему любить другой.

Покидая монастырь и прощаясь с нашими братьями или сестрами во Христе, мы обычно говорили:

- Хвала!

И слышали в ответ:

- Богу хвала!

предыдущая глава     К оглавлению     следующая глава