предыдущая глава     К оглавлению     следующая глава

4. Третий Крестовый Поход

Часть 1

Положение христианских государств на Востоке после второго крестового похода осталось в том же состоянии, в каком оно находилось до 1147 г. Ни французский, ни германский короли ничего не сделали для ослабления Нуредина. Между тем в самих христианских государствах Палестины замечается внутреннее разложение, которым и пользуются соседние мусульманские властители. Распущенность нравов в антиохийском и иерусалимском княжествах обнаруживается особенно резко после окончания Второго крестового похода. К несчастью, как в Иерусалимском, так и в Антиохийском государствах во главе правления стоят женщины: в Иерусалимском — королева Мелизинда [1], мать Бодуэна III; в Антиохийском с 1149 г. — Констанция, вдова князя Раймунда [2]. Начинаются придворные интриги, престол окружают временщики, у которых недоставало ни желания, ни умения стать выше интересов партии. Мусульмане же, видя безуспешность попыток европейских христиан освободить Святую Землю, начали наступать на Иерусалим и Антиохию с большей решительностью; особенную известность и роковое значение для христиан приобрел с середины XII столетия Нуредин, эмир Алеппо и Моссула, стоявший гораздо выше христианских государей по своему характеру, уму и пониманию исторических задач мусульманского мира. Нуредин обратил все свои силы против антиохийского княжества. В войне Раймунда Антиохийского с Нуредином, которая велась в течении 1147-1149 гг., антиохийцы не раз были разбиты наголову, в 1149 г. пал в одном из сражений сам Раймунд. С тех пор положение дел в Антиохии стало не лучше, чем в Иерусалиме. Все события второй половины XII столетия на Востоке группируются главнейшим образом около величественной импозантной фигуры Нуредина, которого затем сменяет не менее величественный Саладин [3]. Владея Алеппо и Моссулом, Нуредин не ограничивается тем, что стесняет антиохийское княжество, он обращает внимание и на положение королевства Иерусалимского. Еще в 1148 г. иерусалимский король, направив Конрада на Дамаск, сделал большую ошибку, которая дает себя чувствовать сейчас же после Второго крестового похода. Она повлекла за собою весьма печальный исход: Дамаск, теснимый иерусалимскими крестоносцами, входит в соглашение с Нуредином, который делается владетелем всех крупнейших городов и главнейших областей, принадлежащих мусульманам. Когда Нуредин захватил в свои руки Дамаск и когда мусульманский мир увидел в Нуредине самого крупного своего представителя, положение Иерусалима и Антиохии постоянно висело на волоске. Из этого можно видеть, как непрочно было положение восточных христиан и как оно постоянно вызывало необходимость содействия со стороны Запада.

В то время как Палестина постепенно переходила в руки Нуредина [4], на севере возрастали притязания со стороны византийского царя Мануила Комнина, который не упускал из виду вековой византийской политики и употреблял все меры, чтобы вознаградить себя за счет ослабевших христианских княжеств. Рыцарь в душе, человек в высшей степени энергичный, любящий славу, царь Мануил готов был осуществлять политику восстановления Римской империи в ее старых пределах. Он неоднократно предпринимал походы на Восток, которые были для него весьма удачны. Его политика клонилась к тому, чтобы постепенно соединить антиохийское княжество с Византией. Это видно между прочим из того, что после смерти первой своей жены, сестры короля Конрада III, Мануил женится на одной из антиохийских принцесс [5]. Вытекавшие отсюда отношения должны были в конце концов привести Антиохию под власть Византии. Таким образом, как на юге, вследствие успехов Нуредина, так и на севере, вследствие притязаний византийского царя, христианским княжествам во второй половине XII столетия угрожал близкий конец.

Само собой разумеется, что трудное положение христианского Востока не оставалось неизвестным на Западе, и отношение византийского царя к христианам не могло не возбуждать ненависти к нему со стороны западных европейцев. Против Византии, таким образом, все более и более раздавались на Западе враждебные голоса.

Новое направление делам на Востоке дал Саладин; при нем произошло соединение египетского халифата с багдадским. Саладин обладал всеми качествами, которые нужны были для того, чтобы осуществить идеальные задачи мусульманского мира и восстановить преобладание ислама. Характер Саладина выясняется из истории Третьего крестового похода, из его отношений к английскому королю Ричарду Львиное Сердце [6]. Саладин напоминает черты рыцарского характера, а по своей политической сообразительности он стоял далеко выше своих врагов-европейцев. Не в первый раз во время Третьего крестового похода Саладин является врагом христиан. Он начал свою деятельность еще во время Второго крестового похода; он участвовал в войнах Зенги и Нуредина против христиан. После окончания Второго крестового похода он отправился в Египет, где приобрел большое значение и влияние на дела и скоро захватил в свои руки высшее управление в халифате, поддерживая в то же время связи и отношения с халифатом багдадским.

После смерти Нуредина его сыновья затеяли междоусобную борьбу. Саладин воспользовался этими раздорами, явился в Сирию с войсками и предъявил свои притязания на Алеппо и Моссул. Враг христиан, прославивший себя как завоеватель, Саладин соединил вместе с обширными владениями и грозными военными силами энергию, ум и глубокое понимание политических обстоятельств. Взоры всего мусульманского мира обратились на него; на нем покоились надежды мусульман, как на человека, который мог восстановить утерянное мусульманами политическое преобладание и возвратить отнятые христианами владения. Земли, завоеванные христианами, были одинаково священны как для египетских, так и для азиатских мусульман. Религиозная идея была столько же глубока и реальна на Востоке, сколько и на Западе. С другой стороны, и Саладин глубоко понимал, что возвращение этих земель мусульманам и восстановление сил мусульманства Малой Азии возвысит его авторитет в глазах всего мусульманского мира и даст прочное основание его династии в Египте. Таким образом, когда Саладин захватил в свои руки Алеппо и Моссул в 1183 г., для христиан настал весьма важный момент, в который им приходилось разрешить весьма серьезные задачи. Но христианские князья были далеко ниже своей роли и своих задач. В то время, когда со всех сторон они были окружены враждебным элементом, они находились в самых неблагоприятных условиях для того, чтобы оказать сопротивление своим врагам: между отдельными княжествами не только не было солидарности, но они находились в крайней деморализации; нигде не было такого простора для интриг, честолюбия, убийств, как в восточных княжествах. Примером безнравственности может служить Иерусалимский патриарх Ираклий [7], который не только напоминал собой самых дурных римских пап, но во многом превосходил их: он открыто жил со своими любовницами и расточал на них все свои средства и доходы; но он был не хуже других; не лучше были князья, бароны, рыцари и духовные лица. Припомним знатного тамплиера Роберта Сент-Олбанского, который, приняв мусульманство, перешел на службу Саладина и занял высокое положение в его войске. Полная распущенность нравов господствовала среди тех людей, на которых лежали весьма серьезные задачи в виду наступавшего грозного неприятеля. Бароны и рыцари, преследовавшие свои личные эгоистические интересы, не считали нисколько зазорным в самые важные моменты, во время битвы, оставлять ряды христианских войск и переходить на сторону мусульман. Это абсолютное непонимание событий было на руку такому дальновидному и умному политику, как Саладин, который вполне понял положение дел и оценил всю их важность.

Если среди рыцарей и баронов можно было ожидать измены и коварства, то и главные вожди, князья и короли, были не лучше их. В Иерусалиме сидел Бодуэн IV [8], человек, лишенный всякого политического смысла и энергии, который хотел отказаться от своего княжения и вместо себя намерен был короновать своего малолетнего сына Бодуэна V [9]; при этом возник спор из-за опеки: спорили Гвидо Лузиньян, зять Бодуэна IV [10], и Раймунд, граф Триполи [11]. Представителем полного произвола служит Райнальд Шатильонский [12], который совершал разбойничьи набеги на торговые мусульманские караваны, шедшие из Египта; мало того, что своими набегами Райнальд возбуждал мусульман против христиан, но он наносил существенный вред самим христианским княжествам, которые жили этими караванами, и подрывал в самом корне торговлю Тира, Сидона, Аскалона, Антиохии и других приморских христианских городов. Во время одной из подобных экскурсий, которые Райнальд совершал из своего замка, он ограбил караван, в котором находилась и мать Саладина. Это обстоятельство и можно считать ближайшим мотивом, вызвавшим столкновение между мусульманским повелителем и христианскими князьями. Саладин и раньше указывал иерусалимскому королю на недостойные поступки Райнальда, но у короля не было средств, чтобы обуздать барона. Теперь, когда Саладину было нанесено оскорбление чести и родственного чувства, он, невзирая на перемирие, которое было заключено между ним и христианскими князьями, объявил христианам войну не на живот, а на смерть. События, которыми сопровождалась эта война, относятся к 1187 г. Саладин решился наказать иерусалимского короля, как за проступки Райнальда Шатильонского, так и вообще за то, что он поддерживает еще тень независимого владетеля. Войска его подвигались из Алеппо и Моссула и были сравнительно с силами христиан весьма значительны. В Иерусалиме можно было набрать всего до 2 тысяч рыцарей и до 15 тысяч пехоты, но и эти незначительные силы не были местные, а составлялись из приезжих европейцев.

В битве 5 июля 1187 г [13]., когда решалась участь всего христианства, не обошлось в христианском войске без отвратительной измены. Близ города Тивериады, когда два враждебных войска стояли одно против другого, готовые вступить в битву, многие из князей увидев что мусульманское войско превосходит их численностью, и считая сомнительным и даже невозможным для себя успех битвы, перебежали на сторону Саладина, в том числе и Раймунд. Само собою разумеется, что при таком положении дела христиане не могли выиграть битвы; все христианское войско было уничтожено; король иерусалимский и князь антиохийский попались в плен. Все пленные были обречены Саладином на смертную казнь; одному королю иерусалимскому была дарована жизнь. Ничтожная горсть христиан, которая спаслась от несчастной участи бегством, часть горожан и простых рыцарей, не могла принять на себя защиту христианских земель. Саладину в короткое время удалось завладеть всеми береговыми замками и крепостями, которыми владели христиане на берегу Средиземного моря. В руках христиан оставался пока только один Иерусалим, который, как внутреннее княжество, представлял собой не такой важный пункт в политическом отношении, чтобы Саладин мог им весьма дорожить; глубокий политический ум Саладина ясно понимал всю важность приморских торговых укрепленных пунктов. Завладев этим пунктами (Бейрут, Сидон, Яффа, Аскалон), отрезав христиан от сообщения с западной Европой, Саладин без препятствий мог завладеть и внутренними пунктами. Отнимая приморские города, Саладин уничтожил везде христианские гарнизоны и заменял их мусульманскими. В руках христиан остались еще кроме Иерусалима, Антиохия, Триполи и Тир.

В сентябре 1187 г. Саладин подступил к Иерусалиму. Горожане думали сопротивляться, поэтому отвечали уклончиво на предложение Саладина сдать город под условием дарования осажденным свободы. Но когда началась тесная осада города, христиане, лишенные организующих сил, увидели всю невозможность сопротивления и обратились к Саладину с мирными переговорами. Саладин соглашался за выкуп даровать им свободу и жизнь, причем мужчины платили по 10 золотых монет, женщины — по 5, дети — по 2. Иерусалим был взят Саладином 2 октября. После взятия Иерусалима он не мог больше встретить препятствий к завоеванию остальных христианских земель. Тир удержался благодаря лишь тому, что его защищал прибывший из Константинополя граф Конрад из дома Монтферратских герцогов [14], отличавшийся умом и энергией.

Весть о том, что совершилось на Востоке, получена была в Европе не сразу, и движение началось на Западе не раньше 1188 г. Первые известия о событиях в Святой Земле пришли в Италию. Для римского папы [15] в то время не оставалось возможности колебаться. Вся церковная политика в XII столетии оказалась ложною, все средства, употребленные христианами для удержания Святой Земли, были напрасны. Необходимо было поддержать и честь церкви, и дух всего западного христианства. Невзирая ни на какие затруднения и препятствия, папа принял под свое покровительство идею поднятия Третьего крестового похода. В ближайшее время было составлено несколько определений, имевших целью распространить мысль о крестовом походе по всем западным государствам. Кардиналы, пораженные событиями на Востоке, дали папе слово принять участие в поднятии похода и проповедуя его пройти босыми ногами по Германии, Франции и Англии. Папа же решился употребить все церковные средства к тому, чтобы облегчить участие в походе по возможности всем сословиям. Для этого было сделано распоряжение о прекращении внутренних войн, рыцарям облегчена была продажа ленов, отсрочено взыскание долгов, объявлено, что всякое содействие освобождению христианского Востока будет сопровождаться отпущением грехов.

  1. Королева Мелизинда — см. прим. 1 к гл. III. ^
  2. Констанция, вдова князя Раймунда — Констанция Антиохийская (ум. 1163 г.), дочь Боэмунда II Антиохийского, в 1136-1149 гг. — жена Раймунда де Пуатье, после смерти которого и до 1163 г. была регентшей при своем сыне Боэмунде III (1145-1201) вместе со своим вторым супругом Рено Шатийонским, князем Антиохии в 1152-1163 гг. ^
  3. Саладин, или Салах-ад-Дин, Юсуф — первый египетский султан из рода Айюбидов (1171-1193), окончательно сместивший династию Фатимидов. Установил свое господство в Сирии и Месопотамии. 2 октября 1187 г. захватил христианский Иерусалим. ^
  4. В 1169 г. Саладин стал визирем Египта, в 1171 г. объявил себя халифом, низложив умирающего халифа Адида. Далее завоевал почти всю Сирию; в 1175 г. багдадский халиф признал за Саладином титул султана. Полностью завершил объединение бывших земель халифатов в 1186 г., вынудив к покорности атабека Мосула Зенги II. ^
  5. Первым браком император Мануил I Комнин (см. прим. 14 к гл. III) был женат на двоюродной сестре Конрада III Ирине, второй раз — на Марии, дочери князя Антиохии Раймунда де Пуатье. ^
  6. Ричард Львиное Сердце — Ричард I (1157-1199), король Англии с 1189 г. из династии Плантагенетов, сын Генриха II и Алиеноры Аквитанской. Участник третьего крестового похода, в 1192 г. заключил мирный договор с султаном Египта Саладином. ^
  7. Ираклий — архиепископ Цезареи, патриарх Иерусалимский в 1180-1191 гг. ^
  8. Балдуин IV — Балдуин IV Анжуйский (1161-1185), король Иерусалимский с 1174 г., сын Амальрика I. Несмотря на тяжелую болезнь (проказу), участвовал в борьбе с Саладином. Находился под влиянием своей сестры Сивиллы, сыну которой завещал трон. ^
  9. Балдуин V — Балдуин V Монферратский (1177-1186), король Иерусалимский с 1185 г., был не сыном, а племянником Балдуина IV. Его родителями были Вильгельм Монферратский (ум. 1185 г.) и Сивилла, сестра Балдуина IV. ^
  10. Гвидо Лузиньян (ок. 1129-1194) — король Иерусалима с 1186 г. и Кипра с 1192 г., сын французского сеньора Гуго III де Лузиньяна. В 1184 г. потерпел неудачу в борьбе за регентство при малолетнем Балдуине V, короле Иерусалимском. Однако, женившись на Сивилле, дочери Амальрика I и матери Балдуина V, стал королем после смерти последнего. В 1187 г. в битве при Хаттине был разбит и взят в плен Саладином. Получил свободу, отказавшись от титула иерусалимского короля. В 1192 г. Ричард I Львиное Сердце пожаловал ему о. Кипр, провозглашенный королевством. ^
  11. Раймунд, граф Триполи — Раймунд III (ок. 1140-1187), сын Раймунда II из Тулузской династии, граф Триполи с 1151 г. Регент Иерусалимского королевства в малолетство Балдуина IV и Балдуина V в 1174-1177 и 1184-1186 гг. Погиб при Хаттине в 1187 г. ^
  12. Рено Шатийонский (ум. 1187 г.) — французский рыцарь, прославившийся своей жестокостью. Благодаря женитьбе на Констанции, вдове князя Антиохии, стал князем Антиохийским (см. прим. 2). В 1159 г. совершил нападение на византийский Кипр, но был изгнан Мануилом I Комниным. В 1160 г. попал в плен к сельджукам; после освобождения совершал набеги, доходя до Египта и Аравии; в 1183 г. разграбил караван, в котором находилась сестра (или мать) Саладина, что послужило поводом для нападения султана на Иерусалимское королевство. Попав в плен к Саладину после битвы при Хаттине, был убит им лично. ^
  13. Эта битва обычно называется битвой при Хиттине, или Хаттине. По мнению новейших историков, причиной поражения крестоносцев было не предательство (ни Раймунд Триполитанский, ни другие рыцари не переходили на сторону сарацин), а очень тяжелые погодные условия (сильная жара) и неудачная тактика командиров. ^
  14. Граф Конрад из дома монферратских герцогов — Конрад, маркграф Монферратский (ум. 1192 г.), сын Вильгельма III. В 1185 г. женился на Феодоре, сестре императора Византии Исаака II Ангела, в 1186-87 гг. оказал ему помощь против мятежников. Присоединившись к крестоносной армии, прославился защитой Тира от Саладина в 1187 г. В 1190 г. провозгласил себя королем Иерусалимским, поскольку вступил во второй брак с Изабеллой Иерусалимской, младшей дочерью Амальрика I. Убит в Тире членами секты ассасинов (убийц). ^
  15. Речь идет о Клименте III (папа в 1187-1191). ^

предыдущая глава     К оглавлению     следующая глава