К оглавлению     следующая глава

1. Обстоятельства, вызвавшие Крестовые Походы

Часть 1

Крестовые походы имеют не только общеисторический интерес, как выражение идей и настроения умов в известный период средневековой истории. По своим мотивам, а равно по ближайшим последствиям, в особенности же по разнообразным и глубоким влияниям на взаимные отношения Востока к Западу, крестовые походы не лишены специального значения для истории восточноевропейских народов. Составляя весьма важный отдел в западноевропейской истории, крестовые походы обильны внешними фактами и богаты результатами, которые хотя и куплены были весьма дорогой ценой, но могущественно повлияли на духовное развитие европейских народов. Тогда западные европейцы в первый раз большими массами поднялись со своих мест и, познакомившись с неизвестными им народами и странами, частью усвоили их нравы и учреждения, частью передали им свои понятия и воззрения. На Востоке перед европейцами открылся новый мир с совершенно новыми и чуждыми ему понятиями, образом жизни и политическим устройством. Рассказы и описания виденного и слышанного составили богатую литературу, которая с живым интересом читалась по монастырям и рыцарским замкам. Западные народы вложили в крестовые походы много своих сил, и материальных, и духовных, поэтому нет ничего удивительного, что национальная история французов, немцев, итальянцев и англичан не может не уделять значительного места изложению истории крестовых походов.

Для восточноевропейской — в частности для русской истории — крестовые походы представляют интерес с другой точки зрения, именно с позиции мотивов и результатов крестовых походов. Весьма рельефно выступающий в новой истории антагонизм между западной и восточной Европой, резко выдвигающаяся противоположность интересов и культур романо-германской и греко-славянской — в первый раз обнаружилась в эпоху крестовых походов, а нынешнее политическое и религиозное влияние католических стран на Востоке началами своими восходит к той же эпохе. Религиозная и национальная вражда к мусульманству, одушевлявшая первых крестоносцев и поддерживавшая их в перенесении громадных лишений и потерь, скоро уступила место другим побуждениям, которые однако оказались нисколько не слабее первых и продолжали увлекать на Восток новые и новые западные ополчения. Когда первоначальная цель крестоносного движения перестала быть руководящим мотивом, выдвинулись на первое место политические соображения. Не об Иерусалиме и не об освобождении Гроба Господня из рук неверных стали помышлять вожди крестоносцев, а об основании независимых княжений на Востоке, о завоевании Византии, наконец, о торговых преимуществах в областях византийских и мусульманских. Таким образом, с точки зрения восточноевропейской истории эпоха крестовых походов представляет собой любопытнейший эпизод борьбы между Западом и Востоком, борьбы, которая еще не окончилась и поныне и продолжается на наших глазах, соединив разнообразные интересы, как религиозные, так и политические и торговые, в так называемом Восточном вопросе [1]. Ввиду указанного крестовые походы и с точки зрения русской истории получают важное значение, как эпизод столкновения двух миров, и поныне разделяющих господство в Европе и Азии, и как вступительная глава в историю Восточного вопроса, в разрешении которого России суждено было принять деятельное участие.

Ближайшие обстоятельства, вызвавшие крестовые походы, до сих пор остаются не вполне ясными. Сильное развитие папской власти, мечтавшей в конце XI в. обратить греков к послушанию римской церкви, глубокое влияние духовенства, подвинувшего западные народы к исполнению воли римского первосвященника, тяжкое экономическое и социальное положение народных масс, привычка к войне и жажда приключений — вот причины, которыми объясняют начало крестовых походов. Решительным и последним побуждением было обращение царя Алексея I Комнина [2] к папе Урбану II [3] в 1094 году с просьбой о помощи против турок-сельджуков [4]. Все эти мотивы, конечно, имели значение при возбуждении первого крестового похода, но ни все вместе, ни каждый в отдельности они недостаточно объясняют принятое крестовыми походами направление и на первых же порах обнаружившиеся недоразумения между крестоносными вождями и византийским правительством. В русской исторической литературе с особенной силой выдвинуто то обстоятельство, что крестовые походы стоят в тесной и внутренней связи с состоянием Византийской империи того времени и что принятое ими направление может быть выяснено из рассмотрения политических условий, в каких находилась тогда Византия.

Само собой разумеется, здесь подразумеваются отношения Византии к мусульманскому миру. К VIII в. мусульмане завладели Азией и Африкой [5] и утвердились на островах Средиземного моря и в некоторых областях Западной Европы. В 717 г. они осадили столицу восточного христианского мира. Но царь Лев Исавр [6] успел соединить против магометан большие морские и сухопутные силы и нанес им сильное поражение под Константинополем; это была первая победа христиан, надолго приостановившая победоносный напор мусульманского мира и спасшая от порабощения им переднюю Малую Азию. Скоро затем (в 732 г.) магометане потерпели большое поражение от Карла Мартела, заставившее их надолго отказаться от попыток новых завоеваний и в Западной Европе [7]. Несмотря на частные успехи магометан на островах Средиземного моря (Крит и Сицилия), несмотря на опустошения, производимые ими в Италии и Южной Франции, в общем в IX и X вв. они уже не были так страшны и победоносны, как ранее. Это отчасти объясняется внутренними явлениями, наблюдаемыми в самом мусульманском мире. Когда ослабел первый религиозный пыл, в магометанской среде начались распри, выразившиеся в политическом дроблении халифата и в религиозном сектантстве. Постепенно образовалось три халифата: Багдадский, Египетский или Фатимидский, и Испанский или Омейядский [8]. Багдадский халифат разделился к Х в. на множество отдельных княжений; пользуясь его раздробленностью, византийские императоры Никифор Фока и Иоанн Цимисхий [9] отняли у него часть Сирии с городом Антиохией и островом Крит [10]. Египетский халифат действовал отдельно от других и направлял свои силы против Сицилии и Южной Франции. Что касается испанских арабов, то они также были заняты внутренними войнами и борьбой с вестготами [11]. Магометанство вновь становится опасным для христиан в XI в., и притом как на Востоке, так и на Западе. На Востоке магометане приобрели новых прозелитов в лице туркменов, живших около Каспийского и Аральского морей. Туркмены, получившие потом имя турок-сельджуков [12], вторглись в области Багдадского халифата, подчинили себе мелких властителей Ирана и Месопотамии и начали принимать деятельное участие в делах самого халифата, занимая места приближенных советников и администраторов халифа и составляя его военную силу. Скоро турки-сельджуки перенесли на себя весь интерес истории магометанского мира. Они завоевали почти всю Малую Азию, образовав могущественный султанат со столицей в Иконии, и угрожали самому Константинополю [13]. Один из крупных эпизодов этой эпохи сосредоточивается на событиях 1071 г., когда султан Альп-Арслан одержал блестящую победу над византийскими войсками при Манпикерте, в Армении, взяв в плен царя Романа Диогена [14]. Это поражение имело важное значение не для одной Византии, но и для всего христианского мира. Для сельджуков теперь открывался свободный путь к Мраморному морю и Босфору, они могли без особенных затруднений осадить Константинополь. Как бы ни были грубы и дики сельджуки, они и тогда уже понимали, что тот план действий, который впоследствии был осуществлен османскими турками [15], мог быть испробован и теперь. Что туркам-сельджукам была не чужда мысль о завоевании Константинополя, доказывается нижеследующими фактами.

Говоря о состоянии мусульманского мира накануне крестовых походов, нельзя оставлять без внимания европейских сородичей сельджуков, хорошо известных из русской летописи половцев и печенегов, которые в конце XI в. распространились по Южной Руси и, переходя через Дунай, не раз тревожили Византийскую империю. Не далее, как летом 1088 г., печенеги нанесли Алексею Комнину страшное поражение при Дерстре (Силистрия), захватили в плен многих знатных византийцев, а самого императора заставили искать спасения в постыдном бегстве. Богатая добыча, доставшаяся печенегам, пробудила алчную зависть в их союзниках — половцах, которые пришли к ним на помощь. Откупившись золотом от хищных соседей и подданных (печенеги были уже приняты на византийскую землю), Алексей однако не мог быть спокоен и за ближайшее будущее, пока печенеги без страха переходили Балканы и нападали на византийские города Адрианополь и Филиппополь, доходя даже до стен столицы. На этот раз опасение усиливалось еще и потому, что половцы, не получив себе части из византийской добычи, грозили двинуть всю половецкую орду за Дунай, чтобы отомстить печенегам. Правда, половцы в этом отношении могли оказать услугу Византии, но чего было ожидать потом от такого рода слуг и союзников?

  1. Восточный вопрос: так в дипломатии и исторической литературе называется комплекс международных противоречий конца XVIII — начала XX вв., связанный с кризисом Османской империи и борьбой великих европейских держав за раздел ее владений. ^
  2. Алексей I Комнин (1048-1118) — византийский император с 1081 г., основатель династии Комнинов. ^
  3. Урбан II — см. прим. 1 к гл. 2. ^
  4. Турки (правильней: тюрки)-сельджуки — орда кочевых тюрок-огузов, получившая имя своего предводителя Сельджука. Первоначально сельджуки кочевали в районе Сыр-Дарьи, потом переместились в Хорасан, где в 1038 г. создали собственный султанат; меньше чем за двадцать лет захватили обширные территории Западного Ирана, Азербайджана и Ирака, включая Багдад. Багдадский халиф признал сельджукидского султана "царем Запада и Востока". К концу века их владения включали уже часть Малой Азии. ^
  5. К VIII в. мусульмане завладели Азией и Африкой и утвердились на островах Средиземного моря и в некоторых областях Западной Европы. — К VIII в. арабы (единственные проводники исламизации в то время) в Азии, кроме Аравийского полуострова, владели Сирией, Арменией, Азербайджаном, Ираном и частью территории современного Афганистана; в Африке — Египтом, Ливией и Триполитанией. Первые европейские завоевания (на Пиренейском полуострове) были сделаны ими уже в начале VIII в. ^
  6. Император Лев Исавр — Лев III Исаврийский, византийский император (717-741). Активно оборонял страну от арабов, выдержав их осаду Константинополя в 717 г. с суши и моря и разбив арабские войска благодаря "греческому огню". Победа императора при Акроине в 740 г. положила конец завоеваниям Омейядов в восточной части империи. ^
  7. Карл Мартелл ("Молот", ок. 688-741) — франкский майордом, фактический правитель Франкского государства в 715-741 гг., сын майордома Пипина Геристальского. В знаменитой битве при Пуатье в октябре 732 г., командуя объединенными войсками франков, сумел разбить арабские войска под командованием Абдар-Рахмана и остановить их продвижение в Европу, после чего арабы отошли к Пиренеям. ^
  8. Три халифата: Багдадский, Египетский, или Фатимидов, и Кордовский, или Омейядов. — Еще в IX в. халифат Аббасидов, который назывался также Багдадским, разбился на ряд меньших, практически независимых феодальных владений. В 909 г. от него отделился халифат Фатимидов, первоначально находившийся в Ифрикии, на территории современного Туниса (а не в Египте), позже завоевавший всю Северную Африку, а во второй половине XI в. действительно сохранивший лишь Египет. Кордовский халифат Омейядов в 929 г. образовался из Кордовского эмирата, созданного в 756 г. на Пиренейском полуострове Омейядом Абдар-Рахманом I, бежавшим туда после захвата Аббасидами власти в Арабском халифате и уничтожения ими прежней династии Омейядов. ^
  9. Никифор Фока и Иоанн Цимисхий: в правление энергичных византийских императоров Никифора II Фоки (963-969) и Иоанна I Цимисхия (969-976) Византия добилась внушительных побед в Болгарии и Сирии, вновь вернув Крит и Кипр (963) и укрепив свое влияние в Европе и на Востоке. ^
  10. Арабы захватили Крит в 823 г., а Сицилию — в 875 г. ^
  11. Вестготы: говорить о них практически не приходится с 711 г., когда погибло Вестготское королевство, поглощенное арабами. Лишь часть вестготов, укрывшихся в горах Астурии на севере Испании, образовала в 718 г. Астурийское королевство и положила начало Реконкисте. Во второй половине XI в. христианские государства Испании, воспользовавшись пресечением династии Омейядов, сумели распространить свою власть на Толедо и Мадрид, но уже в 1086 г. потерпели поражение при Салаке. ^
  12. Туркмены, получившие имя турок-сельджуков... — точнее было бы наоборот: сельджуки, а если брать шире — огузы, стали одной из составляющих туркменской нации. ^
  13. Собственно Конийский (Иконийский) султанат возник в 1077 г., выделившись из Сельджукского государства. До его распада в начале XIV в. здесь правила ветвь династии Сельджукидов. ^
  14. Султан Алп-Арслан... взял в плен императора Романа Диогена — второй султан-сельджукид Алп-Арслан (1063-1072), завоевав Армению в 1071 г., разбил и взял в плен византийского императора Романа IV Диогена (1067-1071) в битве при Манцикерте (Маназкерте), после чего сельджуки заняли почти всю Малую Азию, а затем Сирию и Палестину. Поражение византийцев было вызвано изменой Андроника Дуки, который после возвращения императора из плена заставил его отречься от престола, а затем умертвил. ^
  15. ...тот план действий, который впоследствии был осуществлен османскими турками. — Имеется в виду захват Константинополя турками-османами в 1453 г. ^

К оглавлению     следующая глава