Информационно-аналитический портал Саратовской митрополии
 
Найти
12+

+7 960 346 31 04

info-sar@mail.ru

Звезда взошла с Востока
Просмотров: 316     Комментариев: 0

Совсем скоро наступит праздник в честь Казанской иконы Божией Матери, которую Церковь чествует два раза в году: 21 июля — в день обретения иконы в Казани в 1579 году — и 4 ноября — в память избавления Москвы от поляков в 1612 году. 4 ноября по улицам Саратова после двухлетнего перерыва вновь пройдет крестный ход с Казанским образом. Крестоходцы будут соборно молиться о нашем Отечестве, народном единстве и мире. Мы все с нетерпением ждем этого праздничного дня. В его преддверии мы решили поговорить о значимости этого праздника с саратовским писателем Владимиром Гусевым — автором исторической повести «Звезда взошла с Востока», посвященной обретению Казанской иконы Божией Матери.

Для начала — небольшой экскурс в историю, чтобы вспомнить, почему наш народ с таким благоговением относится к этой святыне. В 1611 году в Нижнем Новгороде, откликнувшись на призыв Патриарха Гермогена, купец Кузьма Минин и князь Дмитрий Пожарский сформировали народное ополчение и отправились в Москву. Вскоре к ним присоединились жители Казани, взявшие с собой в поход особо почитаемый ими Казанский образ Божией Матери. Сама Пресвятая Богородица встала во главе русского войска в качестве духовной Руководительницы народа. Перед освобождением Кремля в рядах русского ополчения был объявлен трехдневный пост, совершалась сугубая молитва перед Казанским образом. 4 ноября 1612 года русские войска штурмом взяли Китай-город, а спустя еще два дня освободили Кремль. Ополченцы вошли туда крестным ходом, неся впереди Казанскую икону Божией Матери. Так эта икона стала одной из главных святынь России.

Пресвятая Богородица всегда была крепкой Заступницей для наших ратников. Русское воинство во главе с царем Петром Алексеевичем горячо молилось Царице Небесной накануне Полтавской битвы в 1709 году. В 1812 году фельдмаршал Кутузов молился перед Казанской иконой, и наше Отечество было спасено от Наполеона. В Великую Отечественную войну был совершен облет с Казанским образом на самолете вокруг Москвы, когда немецкие войска находились на подступах к столице. Молились перед этой святой иконой и в блокадном Ленинграде.

Оказывается, самый первый крестный ход с этим образом Пресвятой Богородицы прошел много веков назад, в далеком 1579 году, в день обретения иконы девятилетней девочкой Матрёной Онучиной. Путь крестного хода проходил от Стрелецкой слободы до Казанского Кремля, подворья Казанского архиерея.

О том, как это было, нам напоминает повесть «Звезда взошла с Востока» (2021). Впервые она была опубликована в журнале «Аргамак. Татарстан».

В 2021 году ее автор, саратовец Владимир Гусев, стал лауреатом премии «Аргамака» за цикл исторических повестей под общим названием «Легенды земли Казанской»; к этому времени в журнале были опубликованы три повести автора, в том числе и повесть об обретении Казанской иконы Божией Матери, о которой мы хотим сегодня рассказать подробнее.

Владимир по профессии экономист. В 1991 году окончил Саратовский экономический институт, затем аспирантуру, получил степень кандидата наук. В настоящее время — доцент кафедры корпоративной экономики Поволжского института управления имени П. А. Столыпина. Начал воцерковляться в 2004 году, стал прихожанином храма в честь иконы Божией Матери «Утоли моя печали». Сейчас, уже в течение многих лет, Владимир — прихожанин Покровского собора Саратова.

По словам нашего собеседника, в литературном творчестве фокус его внимания сосредоточен на человеке и его отношениях с Богом. И русская история дает для таких исследований богатейший материал. Повести написаны простым и ярким литературным языком, за кажущейся легкостью видны серьезная работа писателя и крепкая опора на жизненный опыт.

Вот как описывает автор момент обретения Казанской иконы: «Ермолай бережно взял найденную икону в руки, поцеловал ее, поднял образ над головой, показал всем пришедшим и, запев “Богородица, Дево, радуйся! Благодатная Мария, Господь с тобою!”, направился обратной дорогой в Кремль, на подворье Владыки. Вслед к нему пристраивались люди: и русские, и татары, и черемисы, прохожие мужики и бабы удивленно останавливались, снимали шапки, православные крестились, начинали понемногу пристраиваться к крестному ходу <…> Понимали, внутренне осознавали люди, что присутствуют при великом действии Господнем, проявлении Его Божественной воли и милости».

Автор повести на фоне восстановленного храма на месте обретения Казанской иконы— Как Вам пришла идея повести?

— Все началось с того, что в 2019 году мы с женой первый раз поехали в Казань. Одна из центральных станций небольшого казанского метро называется «Кремлевская». Выходишь и сразу видишь панораму Казанского Кремля. Меня поразило до глубины души это великолепие, мощные стены, возведенные в царствование Ивана Грозного, а позже его сына Федора Иоанновича. Нам настолько понравилась Казань, что мы стали ездить с женой в этот город, все глубже погружаясь в его историю. Съездили в Булгар — на то место, где жители тогда еще Волжской Булгарии приняли ислам. Именно оттуда началось большое нашествие татаро-монголов. Монголы до того, как вторгнуться на Русь, в Рязанское княжество, покорили Волжскую Булгарию, очень жестоко по ней прошлись. Хан Батый сделал в городе Булгар свою столицу, именно там монгольское войско примерно год набиралось сил для того, чтобы в дальнейшем пойти на Русь. Самую первую свою историческую повесть — «Непокоренные» (2020) — я написал как раз про татаро-монголов. Вторая повесть — «Грозный царь и прекрасная Сююмбике» (2021) — посвящена присоединению Казанского ханства к Московскому царству. Очень много материала для этой повести взято из исторического документа, Казанской летописи. Повесть про обретение Казанской иконы Божией Матери — третья повесть этого цикла. Четвертая повесть — «Про казанского кота» (2022) — это собрание удивительных историй, связанных с животными. В том числе там есть эпизод про последнего старца Оптиной пустыни, святого Нектария Оптинского.

— Какую цель Вы ставили перед собой, когда работали над повестью «Звезда взошла с Востока»?

— Моя цель — описать чудо, насколько это возможно. Ведь это действительно чудо — обретение величайшей святыни. Считается, что эта икона охраняет нашу землю с Востока. В православной традиции есть четыре иконы, которые, как считается, охраняют Русскую землю. С севера — Владимирская, с запада — Смоленская, с юга — Иверская, с востока — Казанская.

— Как Вам удалось настолько погрузить читателя в события далекого 1579 года?

— Когда я задумал эту повесть, мне было важно прикоснуться к древним источникам. Для этого я отправился в Казань, в музей Казанской иконы Божией Матери. Это посещение много дало для погружения в реалии того времени. Музей расположен рядом с тем самым местом, где произошло обретение иконы.

В работе над текстом мои впечатления о Казани переплелись с историческими подробностями. Под влиянием рассказов экскурсоводов начали зарождаться образы. Когда работаешь над очередным произведением, читаешь и историческую, документальную литературу, и художественные сюжеты. И складывается единая картина, начинаешь писать о том, что изучаешь.

Очень важно было правильно настроиться на эту работу. Поэтому начал с того, что получил благословение у священника. Хочу выразить благодарность всем тем, кто помогал мне на этом пути: игумену Нектарию (Морозову), отцу Сергию Филимонову, отцу Никандру (Пилишину), отцу Димитрию Никитину. Это священники, к которым я обращался и до сих пор могу обратиться за молитвенной помощью, которые поддерживают меня, если случаются какие-то затруднения.

В музее Казанской иконы Божией Матери— В своей повести об обретении Казанской иконы Вы описываете самый первый крестный ход с молитвой Заступнице Небесной. Это документальный эпизод?

— Да, первый крестный ход был с места обретения в Казанский Кремль, он был немноголюдным. Священник по имени Ермолай, он же будущий Патриарх Гермоген, умученный поляками в заточении в 1612 году, руководил раскопками у дома девочки Матрёны Онучиной и затем вел этот крестный ход. Он был тогда настоятелем церкви святителя Николая Чудо­творца в Казанском Кремле. До наших дней этот храм не сохранился.

— В Вашей повести прослеживается тонкая смысловая нить, которая связывает сюжет произведения с евангельскими событиями, Рождеством Христа. «Звезда взошла с Востока. Пришли в Иерусалим Волхвы и говорят: где родившийся Царь Иудейский? Ибо мы видели звезду Его на Востоке и пришли поклониться Ему» (Мф. 2, 1–2). Почему в своем произведении Вы называете Казанскую икону «звездой, взошедшей на Востоке»?

— Я вложил эту мысль в уста царя Ивана Грозного. При нем Московское царство стало прирастать новыми землями: были присоединены Казанское и Астраханское ханства, затем Ногайская Орда стала союзником этой территории, при нем был снаряжен поход Ермака в Сибирское ханство, и благодаря этому присоединили Сибирь. Иван Грозный — личность в истории очень противоречивая, но он является одним из наиболее сильных руководителей Российского государства.

Евангельская звезда, которая появилась на Востоке, ознаменовала пришествие Христа. А для царя Ивана Грозного Казанская икона — это его звезда с Востока. Обретение святыни дало народу опору и укрепило в вере в молитвенное заступничество Матери Божией.

В повести есть эпизод, когда Иван Грозный снаряжает в Казань гонцов и просит привезти список с Казанской иконы. Этот список предположительно находится сейчас в Москве, в Елоховском соборе. Я там бывал, и не один раз.

Накануне праздника хочу поздравить всех верующих — как православных, так и неправославных, потому что мусульмане тоже почитают Божию Матерь. Всем добра и Божией помощи в их делах!

Газета «Православная вера», № 20 (712), октябрь 2022 г.