+7 (8452) 23 04 38

+7 (8452) 23 77 23

info-sar@mail.ru

Информационно-аналитический портал Саратовской и Вольской Епархии
По благословению Митрополита Саратовского и Вольского Лонгина.
Русская Православная Церковь Московского Патриархата
Найти
12+
Жить для Бога
Просмотров: 693     Комментариев: 0

«Одним своим внешним видом они напоминают о Боге, о таких вечных ценностях, как смирение, милосердие, любовь и терпение». Это цитата из интервью Епископа Покровского и Николаевского Пахомия, в котором он с большой теплотой и любовью размышляет о феномене наших российских церковных бабушек, называя их «нашей церковной элитой, церковными труженицами». В нескольких номерах газеты «Церковная жизнь» мы рассказывали о замечательных бабушках нашей епархии и по благословению Владыки продолжаем этот рассказ.

Антонина Николаевна Гавришова

 

Антонину Николаевну не заметить в храме никак нельзя. Она на всех службах и всегда на одном и том же месте – справа от солеи. Улыбчивая, приветливая, доброжелательная, к ней всегда подходят, за что-то благодарят, о чем-то спрашивают. На приходе ее многие знают близко, уважают и искренне любят.

– Антонина Николаевна, Вы постоянно в храме. Так было всегда?

– Мама привела меня в Покровский храм в 15 лет, он только открылся и был тогда единственным в городе. Мама попросила регента взять меня в хор, я хорошо пела. Так и началась моя церковная жизнь. Много лет я пела в Покровском храме, это было время гонений, на службы бегала крадучись, а возвращалась, как на крыльях, чувствуя огромную радость и благодать. На ткацкой фабрике, где я работала, узнали, что я верующая, посыпались угрозы. Как так, молодая девушка и ходит в церковь? Не раз вызывали в комсомольскую организацию, стыдили, убеждали, пугали всякими неприятностями. Но я уже без церкви жить не могла. Моя мама так меня воспитала, она сама была глубоко верующей, всегда в молитве, в посте.

В Великий пост у нас в семье разрешалось есть только раз в день, и это было строго. С детства я понимала, что я христианка и должна жить по законам Божиим. Чего стоило маме в то безбожное время воспитать меня в вере, но она сумела огородить меня от всего ненужного, ни пионеркой, ни комсомолкой я не была. Главной в моей жизни с раннего детства была Церковь.

Когда стала взрослой, мне однажды приснилась икона Божией Матери «Скоропослушница», я услышала слова Богородицы: «Замуж не выходи!». На этом настаивала и мама, она хотела, чтобы я полностью посвятила себя Богу, мечтала видеть меня в монастыре. Возможно, я бы прожила иную жизнь, но мне хотелось семью, и я вышла замуж. Муж был неверующим, сразу запретил петь в храме, свекровь тоже с усмешкой относилась к моей церковности. Но никакие препятствия, ни скорби, ни беды не разлучили меня с Богом. В храме я уже 63 года.

– А что же стало с Вашим неверующим мужем?

– Он тяжело заболел, обнаружили рак. Свекровь тоже слегла и полностью была на моих руках несколько лет, ухаживала за обоими. Каждый раз, приходя из храма, рассказывала, какая была служба, что священник в проповеди сказал. Свекровь не слушала, отворачивалась. А я продолжала свою свекровушку таким образом «воцерковлять». Однажды прихожу со службы, а она мне кричит: «Тоська, иди, рассказывай, что там батюшка говорил!» И тут я решила, что пора обоим исповедоваться и причаститься. Стали готовиться к исповеди, а перед этим я сказала ей и мужу, чтобы они попросили друг у друга прощения за все обиды, много их за жизнь накопилось. Привела батюшку, исповедовались мои родные долго, впервые очищали свои души перед Господом, потом пособоровались и причастились. Умерли они по-христиански, верующими людьми.

– А дети Ваши тоже верующие?

– Да, только вот дочь повторила мою судьбу. Вышла замуж и попала в атеистическую семью, где откровенно насмехались над всем, что нам дорого. Но я любила и свою сваху, и зятя, все им прощала. Только постоянно молилась за них, просила Господа помочь, обратить их в православную веру. Главное – любить людей, тогда и молитвы будут услышаны. Люди начинают верить, когда видят искреннюю любовь. Не сразу они пришли к вере, но все же сваха, глядя на меня, чаще стала задумываться и однажды попросила отвести ее к священнику. Ее уже нет в живых, а зять ходит в храм, исповедуется, причащается.

– Как у Вас на все хватало времени, терпения?

– У меня был пример моей мамы, ей жилось нелегко, но Бог всегда оставался на первом месте. Проблем и мне хватало и с мужем, и с сыном. Сынок мой в молодости куролесил, дело дошло до тюрьмы. Никого я не посвящала в свое горе, ни с кем не делилась, поверите – даже муж не знал! Только день и ночь молилась за сына. Уберегла. Потом новая беда – стал выпивать, остался без семьи. Несколько лет я по благословению батюшки читала акафист иконе «Неупиваемая Чаша» и просила Богородицу: «Матерь Божия, пусть я умру, пусть не дождусь, когда сынок мой избавится от этого недуга. Но я верю, что Ты мне поможешь!» И вот уже 15 лет, как он живет трезвой жизнью, работает, хороший у меня сын, очень его люблю. Мы вместе, мы с Богом, он без моего благословения даже из дома не выходит.

Я всегда много читала божественной литературы и однажды нашла такие слова святого старца: «Все пройдет, и будет радость». Со мной так и было. Было много горя, много печали, а сейчас я живу в радости: у меня прекрасные дети, внуки. Бог каждому дает время и пострадать, и порадоваться. Скорбей у всех много, но чтобы их пережить, надо за все благодарить Бога. И жить для Бога, все время быть с Ним. Это самое главное.

Тамара Степановна Пчелинцева

 

По воспоминаниям Тамары Степановны, все ее предки, все родственники всегда жили с Богом. С раннего детства она не представляла, что можно жить иначе, что за веру и молитву в ее стране можно пострадать. Особенно хорошо запомнила девочка свою бабушку Марию, это была настоящая проповедница, ничего не боялась. Неграмотная женщина, она знала почти наизусть Евангелие, и если оказывалась среди людей, к примеру, в торговой лавке, тут же начинала его пересказывать. Убеждала, что нельзя грешить, надо жить по законам Божиим. Можно представить, как воспринимали ее проповедь люди в послевоенной нищей безбожной стране, когда вновь поднималась волна гонений на Церковь.

– Дочери уговаривали мать молчать, боялись, что всю семью пересажают, дед уже был выслан из Тамбовской области, где жила наша семья. Но остановить бабушку было невозможно, она стояла на своем: «Я предостерегаю людей, мне жаль, что они Бога забыли!». О чем бы с ней ни заговаривали, разговор всегда переходил на евангельскую тему. И с нами, детьми, она постоянно говорила о Боге.

Думаю, что корни моей религиозности зародились в бабушкиной непоколебимой вере. Она первой и привела меня в храм. В доме всегда стояли иконы, звучала молитва, хотя это было опасно. Вскоре нас всех выслали в Башкирию, жили на болотах в тяжелейших условиях, выживали, как могли. Я плохо помню это время, но в нашей многодетной семье от голода и болезней умирали дети, выжили трое. Родители работали на добыче нефти, храма поблизости, конечно, не было, и они по большим церковным праздникам отправлялись куда-то далеко помолиться.

Следующая наша ссылка была в Караганду, где я училась, вышла замуж, прожила большую часть своей жизни. Работала в детской больнице медсестрой, очень любила свою работу. Помню, привезли тяжело больного ребенка, мама от него не отходила. Ночью я должна была сделать ему инъекцию, мать забеспокоилась – вдруг проснется? А я всегда все делала только с молитвой, малыш даже не почувствовал укола. Они потом еще не раз попадали в больницу, и эта женщина все время ждала меня, всегда благодарила.

– Тамара Степановна, знаю, что в Вашей жизни были трагические потери. Как Вы сумели их пережить?

– Беда в наш дом пришла страшная. Я похоронила одного за другим взрослых внуков, это было непереносимое горе. Я все время молила Господа: «Миленький Ты мой, Ты меня укрепи! Дай силы жить!». Сначала погибла внучка, ее насмерть сбила машина, чудом она успела оттолкнуть от себя коляску и спасла своего ребенка. Через год по своей воле из-за душевной травмы ушел из жизни горячо любимый внук Никита. Он был мне как сын. Всегда вместе, с самого раннего детства. Об этой трагедии и сейчас не могу говорить, хотя прошло уже десять лет. Если бы не помощь Бога, не храм, не знаю, смогла ли бы я пережить эти жуткие потери самых дорогих для меня людей. Вскоре от неизлечимой болезни умер и мой муж. Вся надежда осталась только на Бога, на Его милость.

– А Ваш муж был верующим человеком?

– У него был замечательный дед Ерофей, священник. Их семью тоже сослали в Караганду. Ни одного действующего храма в городе не было, так отец Ерофей сумел создать приход и крестил, и отпевал, и упорно добивался открытия храма, за что и был арестован и вскоре расстрелян. Когда его пришли арестовывать, он взял на руки годовалого внука Федора, моего будущего мужа, помолился за него и благословил. Это я знаю, конечно, по рассказам его родных.

Федор не был воцерковленным человеком, но уважительно относился к моей вере, все церковные праздники хорошо знал и всегда меня с ними поздравлял. Как только переехали в Покровск, муж первым делом привел меня в Свято-Троицкий храм. Он только строился, я застала первых его настоятелей, отца Александра и отца Василия. Как-то подошла ко мне прихожанка Лариса и предложила: «Помоем полы?». Мы сразу подружились. Много здесь потрудилась с другими прихожанками, мыли стены, все вычищали, работали с радостью. Ко мне как-то люди часто подходят, как будто давно знают.

– А к Вам хочется подойти. Тамара Степановна, Вы всегда в храме, кто сегодня поддерживает Вас?

– Только Господь. Снохи стыдятся перед знакомыми, что свекровь у них слишком уж богомольная. Приходится приспосабливаться, это сложно, когда живешь в одной семье. Но я знаю, что без Бога не до порога, и продолжаю жить, как жила.

– И за них молитесь?

– Как же не молиться! Иначе их лукавый далеко бы увел. Но я вижу, что с годами они все-таки стали бояться Бога. Старшая сноха даже иногда встречает меня, когда возвращаюсь с вечерней службы. Младшая пока держит оборону. Вот и правнучку не дают привести в церковь, о крещении девочки, а ей уже 10 лет, даже разговора нет. Страшно за них, но я верю, что поймут и придут к Богу. Меня же Господь никогда не оставлял, будет и к ним милостив.

***

Обе мои собеседницы с большим смущением и недоумением согласились на это интервью. Ведь рядом с ними в храме стоят такие же прихожанки, как и они, и так же любят Бога и не могут жить без Церкви. Мы обязательно постараемся рассказать и о них, наших замечательных церковных бабушках.

Православное Заволжье

Комментарии:

нет комментариев

ВЫ МОЖЕТЕ ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:

Отправляя данную форму, я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с политикой обработки ПД.