+7 (8452) 28 30 32

+7 (8452) 23 04 38

+7 (8452) 23 77 23

info-sar@mail.ru

Информационно-аналитический портал Саратовской и Вольской Епархии
По благословению Митрополита Саратовского и Вольского Лонгина.
Русская Православная Церковь Московского Патриархата
12+
Зарубка на Памятке
Просмотров: 345     Комментариев: 0

Об истории молитвенного дома в селе с примечательным названием Памятка (Аркадакский район) рассказывают краеведы Валерий Теплов и Андрей Сдобников.

Датой основания деревни Памятки предположительно является 1830 год, когда часть крестьян из села Завьялово (ныне — село Красный Полуостров) переселил на это место, наделив землей, член Государственного совета, обергофмейстер Кирилл Александрович Нарышкин — владелец многих земель в саратовском крае. В целях предохранения домов от пожаров поселение было разделено на пять посадов. В 1893 году в деревне было 120 коренных домохозяев и три иногородних, всего проживало 853 человека. По данным 1901 года, к этому населенному пункту также относилось два хутора: Ф. С. Кожевникова (в нем было четыре дома и 42 жителя) и Памятский князя Волконского (в нем было два дома и 12 жителей). Поселение принадлежало к Балашовскому уезду.

Православные жители Памятки были приписаны к двухпрестольному храму в селе Завьялово. Эту деревянную церковь с колокольней построили еще в 1795 году тщанием помещика Александра Львовича Нарышкина. Главный престол (неотапливаемый) был освящен во имя преподобного Александра Свирского, придельный — во имя Архистратига Михаила. Со временем в Памятке появилась своя земская школа, но собственного храма так и не было, так что на богослужения и для совершения необходимых церковных треб приходилось отправляться за пятнадцать верст.

И только в 1923 году, несмотря на послереволюционный хаос в стране, в селе Памятка на средства местных христиан был, наконец, построен православный молитвенный дом. Служить в нем был направлен 46-летний священник Никандр Анисимович Ступкин. Отец Никандр был крестьянского происхождения, с 1900 по 1907 год работал учителем в селе Ковалевка Балашовского уезда (ныне Самойловского района) и при этом руководил церковным хором — служил регентом в местной Казанской церкви. Позднее он исполнял обязанности псаломщика в селах Федоровка и Беломойка (ныне — Заречное), а также с сентября 1910 года около восьми лет служил в Пермской епархии, куда отправился вслед за епископом Вольским Палладием (Добронравовым).

Священническое служение отца Никандра началось в 1922 году. Тогда же он был лишен советской властью избирательных прав. Известно, что в Памятке он прослужил с 1923 до 1927 год. Духовное окормление памятского молитвенного дома, надо полагать, было дополнением к службе в храме одного из соседних сел. Кто совершал богослужение в Памятке позднее — неизвестно; вероятно, время от времени туда также приезжал священник одного из близлежащих храмов, скорее всего — Свято-Александровской церкви села Красный Полуостров.

8 августа 1929 года на основании результата обследования церквей и молитвенных домов Аркадакского района президиумом Аркадакского райисполкома было издано распоряжение в месячный срок произвести ремонт «церкви с. Ольшанки на 3200 р., с. Малиновки на 5000 р., с. Памятки на 3000 р., с. Чиганака на 3500 р., с. Красного Полуострова на 6000 р.». Найти на это средства надлежало, разумеется, самим прихожанам. Одновременно с этим властями были изъяты два колокола (1333,5 кг и 6,5 кг) и «церковная чугунная пушка» из церкви села Малиновка, царская медная монета общим весом 2,5 кг и колокол из церкви села Чиганак. Все это было «за непригодностью» сдано Рудметаллторгу. Тогда же каменную Михаило-Архангельскую церковь в селе Летяжевка — построенную, кстати, совсем недавно, накануне революции — закрыли в целях «недопущения могущих быть обвалов и от этого человеческих жертв».

Памятский коллектив верующих, учитывая то, что месяц, отведенный под ремонт молитвенного дома, пришелся на время горячих сельскохозяйственных работ, попросил возможности увеличить период ремонта. Ответ на эту просьбу не замедлил: председатель сельсовета полностью запретил совершение богослужений в молитвенном доме. В райисполкоме представителю общины сказали, что сделано это было для блага самих верующих, поскольку здание якобы является аварийным ввиду «непрочности потолков, могущих обрушиться». Кроме того, прихожанам было предписано оштукатурить стены алебастром, да еще и надстроить их как минимум на полтора метра, так как обследование показало слишком низкую — двухметровую — высоту помещения.

Представители села Памятка пытались донести до властей разного уровня, что здание совсем новое — ему не исполнилось и шести лет, — поэтому нужды в капитальном ремонте не может быть никакой, а высота стен внутри — не два, а три метра, в средней части даже почти три с четвертью метра. Они с возмущением рассказывали, что: «если обследователь и нашел некоторое колебание потолков, то нужно знать, каким способом он добился этого. Он на потолках всячески прыгал и скакал, отчего, естественно, и было колебание». Но на эти доводы местные и районные власти не обратили никакого внимания, приведя прихожан к неизбежному выводу: суть была только лишь в стремлении любыми способами воспрепятствовать верующим молиться за богослужением.

8 марта 1930 года на заседании президиума Нижнее-Волжского краевого исполнительного комитета Советов было решено расторгнуть договор на пользование церковным зданием в Памятке с обществом верующих. 5 апреля о ликвидации молитвенного дома и решении приспособить «здание церкви под культурно-просветительные нужды» было объявлено сельчанам.

Опротестовывая это решение, представители прихожан — члены исполнительного органа религиозного общества села Памятки Татьяна и Анна Ураковы, Прасковья Юдина и Василиса Николишина — направили заявление во Всероссийский центральный исполнительный комитет (ВЦИК). В нем они поведали о требованиях власти следующее: «Предполагаемый в таком объеме ремонт только прикрывает стремление местных безбожников овладеть зданием… Верующим, видите ли, здание угрожает опасностью, а безбожникам не угрожает». К слову, православных христиан в селе проживало более шестисот человек, а атеистов было всего три-четыре десятка, половине из которых и восемнадцати лет не исполнилось. Основываясь на этом, авторы письма просили отменить постановление властей.

Обращение неожиданно возымело положительный результат: 23 мая жалоба была направлена в президиум окружного исполкома — в Балашов — с требованием: «До решения ВЦИК церковь немедленно передайте в пользование верующих». Спустя месяц было подтверждено, что ВЦИК принял обжалование расторжения договора, и здание должно оставаться у общины.

Так молитвенный дом в селе Памятка вновь был открыт, но каким священником в нем велась служба, к сожалению, не известно. Через три года — в сентябре 1933 года — он был закрыт уже навсегда, и в нем устроили зернохранилище памятского колхоза. За счет того, что многие жители были раскулачены и высланы, население села уменьшилось — всего в нем оставалось 552 человека в возрасте от восемнадцати лет. Из «двадцатки» общины осталось только девять человек — остальные «выбыли неизвестно куда» (вполне вероятно, в места не столь отдаленные). В отчете заместителя председателя райисполкома с удовлетворением отмечалось, что «религиозное общество распалось» и здание молитвенного дома необходимо приспособить под Народный дом. Отмечается высоким начальством и удачно сложившееся для обустройства Нардома обстоятельство: «необходимый строительный материал для переоборудования будет использован из числа бесхозяйственных кулацких домов». 22 ноября 1934 года постановлением президиума Аркадакского райисполкома молитвенный дом в селе Памятка был закрыт официально.

Священник Никандр Ступкин, прослуживший, как было сказано выше, в Памятке четыре года, с 1936 года работал пчеловодом неподалеку — в созданном в бывшем имении Нарышкиных Летяжевском санатории. 24 ноября 1937 года он был арестован Аркадакским райотделом УНКВД по Саратовской области по обвинению в антисоветской агитации и заключен в тюрьму Балашова. Уже на следующий день было составлено обвинительное заключение, в котором утверждалось, что он, а также священник Иоанн Степанович Зайцев и церковный староста Матрена Петровна Лепилина «систематически среди своего окружения проводили активную антисоветскую деятельность, организовывали церковников и производили среди них сборы денежных средств на открытие церквей». 29 ноября 1937 года заседанием «тройки» УНКВД по Саратовской области отец Никандр был приговорен к высшей мере наказания. Постановление «тройки» было приведено в исполнение в Балашове 9 декабря в 22 часа. Спустя полвека, 25 сентября 1989 года, священник был полностью реабилитирован.

Сейчас село Памятка входит в состав Семеновского сельского поселения Аркадакского района. Недалеко находится одноименный железнодорожный разъезд. В селе всего одна улица, 231 житель по данным переписи населения, школа на грани закрытия. Отстаивавшие свое право на общественную молитву жители Памятки 30‑х годов прошлого века, вероятно, разделили судьбу многих жертв преступных репрессий атеистического государства.

Подготовлено по документам из архива УФСБ РФ по Саратовской области (дело № ОФ‑31004) и архивного отдела администрации Аркадакского муниципального района.

Газета «Православная вера» № 08 (604)

Комментарии:

нет комментариев

ВЫ МОЖЕТЕ ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:

Отправляя данную форму, я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с политикой обработки ПД.