Информационно-аналитический портал Саратовской митрополии
 
Найти
12+

+7 960 346 31 04

info-sar@mail.ru

Выступление Преосвященнейшего Лонгина, Епископа Саратовского и Вольского, на пленарном заседании III Сбора духовенства Саратовской Епархии и представителей Вооруженных Сил и правоохранительных учреждений
Просмотров: 2652     Комментариев: 0

Уважаемые господа офицеры, всечестные отцы и братия!

 

Я рад приветствовать всех участников Сбора военного духовенства Саратовской епархии и представителей Вооруженных Сил и правоохранительных учреждений Саратовской области. Мы собрались сегодня в третий раз столь представительным составом, для того, чтобы обсудить перспективы и проблемы сотрудничества армии и Церкви, и сам факт этой встречи свидетельствует о том, что необходимость совместных трудов становится все более очевидной для многих людей.

Сотрудничество Церкви и армии в последние годы, безусловно, развивается, однако остаются в нем и трудности, которые порождены тем временем, целыми десятилетиями, когда общество и Церковь насильно были отделены друг от друга. Думаю, что большая часть нашего духовенства ― это люди, которые в свое время служили в армии. Я сам служил в армии, и помню, что у нас в политотделе был стенд, на котором были представлены разного рода запрещенные неуставные предметы. Там были, например, заточенные ложки, сапоги гармошкой, самодельные аксельбанты и прочие вещи, отобранные у солдат. Но между ними был и нательный крестик. Кресты в то время у военнослужащих считались нарушением уставной формы одежды и отбирались. И ведь это было совсем недавно, на протяжении жизни одного, далеко еще не старого поколения, и те люди, которые отбирали крестики у солдат, до сих пор служат в армии. Поэтому нельзя не сознавать, какой сложный путь прошли за последние десятилетия и армия, и Церковь; все наше общество в целом ― и каждый человек, который ищет смысл в своей жизни, ищет в ней правды. И когда мы видим храмы, действующие в воинских частях, видим духовенство и военных, трудящихся вместе на благо своего Отечества, мы понимаем, что в умах, в сердцах людей произошел настоящий революционный переворот, и этому нельзя не радоваться и нельзя не сопереживать им.

К числу сложностей в сотрудничестве армии и Церкви, к числу нерешенных проблем я отнес бы вопрос о военном духовенстве. Мы говорили об этом в прошлом году, приходится говорить и сегодня. Несмотря на то, что вопрос этот неоднократно ставился на государственном уровне, несмотря на то, что есть масса положительных примеров в нашей сегодняшней жизни, есть и исторический, и современный опыт служения капелланов в армиях практически всех современных государств, в нашей стране до сих пор этот вопрос положительно не решен.

Да, мы живем в обществе, в котором есть и сторонники, и противники Церкви ― люди, которые боятся сами и пугают других якобы происходящей в обществе клерикализацией. И именно из этой среды раздаются самые громкие требования любой ценой не пускать Церковь в армию. Но все мы должны помнить и о том, что военнослужащие ― это и граждане свободной страны, имеющие право исповедовать свою веру, и просто люди, нуждающиеся в помощи и окормлении священника. Это наша паства, это те, кому реально могут помочь в решении каких-то личностных проблем Церковь и ее таинства. Потому что любому молодому (совсем юному, восемнадцатилетнему) человеку, когда он идет в армию,― очень сложно. Из семьи, чаще всего из-под маминого крыла, он резко переходит в закрытый мужской коллектив со своими неписаными законами. Очень многими юношами это время переживается сложно, становится кризисным.

С одной стороны, я совершенно уверен в том, что армия — это школа мужества, школа жизни, и каждый молодой человек должен ее пройти. Но с другой стороны, я убежден и в том, что нельзя при этом вот так просто бросать его, как в воду, и ждать: выплывет так выплывает, а утонет — это его проблемы… И поэтому Церковь должна делать и будет делать все возможное для того, чтобы человек не оставался один на один со своими трудностями. К счастью, мы находим понимание в вооруженных силах, у тех командиров, которые искренне заботятся о благе своих подчиненных.

Но, к сожалению, встречается и иное отношение, и, скажем так, некоторое недопонимание. Был случай, когда один из командиров у нас сказал священнику так: «Вы тут ходите, чтоб наркотиков не было, чтоб водку не пили, чтоб матом не ругались, но ― чтобы никакой религиозной пропаганды не было!». Это очень своеобразный утилитарный подход к Церкви, и он понятен, исходя из того, о чем я говорил чуть раньше. За плечами у этого командира ― десятилетия жизни в атеистическом государстве. Но ведь во многом только от нас зависит, отцы и братия, сможет ли этот человек, как и многие другие, обрести веру в Бога и доверие Церкви.

Дело военного священника ― в том, чтобы просто, обращаясь к сердцу человека, рассказать ему, а затем и доказать (уже не словами, а собственной жизнью), что для Бога, Творца мира, нет ничего дороже человеческой души, что каждый человек дорог Богу, любим Им. Сам Господь открывается человеку по-разному, не только в событиях его жизни, но при чтении Евангелия, слова Божия, в Таинствах Церкви. При знакомстве с церковной жизнью для человека открывается целый мир, и роль священника в этом деле ― помочь ему сделать это удивительное открытие. А для того, кто обретает веру, становится ясным смысл его действий и всей жизни. Такой человек, с одной стороны, не будет решать свои проблемы за счет другого, для него немыслимым будет причинять сознательное зло окружающим. С другой стороны, верующий человек становится намного сильнее, потому что он знает, что не одинок, что Всесильный Бог заботится о нем во всех обстоятельствах его жизни.

Уважаемые офицеры, дорогие отцы и братия! Я хотел бы особо подчеркнуть вот что. Опыт Церкви таков: все те положительные качества, которые присущи человеку, которые возможно в нем воспитать,― становятся следствием его религиозного сознания. Такие понятия, как честь, долг, правда, мораль — становятся значимыми для человека, живут в его сердце, когда в нем обитает Бог. Если же этого нет, нет веры, не будет и любви к Богу и людям, а все хорошие слова останутся пустыми словами, медью звенящей…

В современном обществе, почти утратившем нравственные ориентиры, каждый человек ищет то, на что он смог бы опереться. В стране идут разговоры о необходимости государственной идеологии. Но по-прежнему единственным незыблемым и верным основанием, на котором можно что-либо строить ― и в личной жизни, и на самом глобальном уровне, были и остаются заповеди Христовы. В них же заключены и все правила, принципы нравственного и патриотического воспитания, которые российская армия пытается определить для себя уже довольно длительное время. Вот почему я убежден, что сотрудничество Церкви и армии может дать вооруженным силам то, что им необходимо, принести только самые благие плоды.

Еще одна из проблем, возникшая в наших отношениях совсем недавно, за последние месяцы, вопрос, который мне хотелось бы обсудить в рамках сбора ― это отмена отсрочки от срочной службы для духовенства. В ноябре прошлого года, на встрече архиереев Русской Православной Церкви с Президентом, я лично задал вопрос В.В. Путину, тогда Президенту РФ: будут ли сохранены эти отсрочки,― и он ответил утвердительно. Однако спустя некоторое время был подписан указ об отмене всех отсрочек...

А сложность здесь вот в чем. Дело не в том, что духовенство не хочет служить в армии ― если бы это было так, мы не общались бы с вами здесь сегодня. Но по канонам Церкви, священник после того, как он принял священническую присягу, не может присягать вторично и брать в руки оружие. И вы, военные, должны это понимать лучше, чем кто бы то ни было, ведь верность присяге для вас священна.

И Церковь предлагает выход из этого положения, Церковь сама идет навстречу армии, говоря: «Священники готовы служить, но именно в качестве священнослужителей». Из числа духовенства по возрасту подлежат призыву на срочную службу всего 200-300 человек на всю страну. А добровольно несут свое служение в воинских частях, по данным Синодального отдела, более двух тысяч священников-энтузиастов. И это батюшки, которые идут в армию по зову сердца, которые не получают за это материального вознаграждения, которые вынуждены заниматься одновременно (а так происходит повсюду в нашей Церкви в этот непростой период) и строительством, и реставрацией храмов, и организацией воскресных школ для взрослых и детей, и многим другим…

Так что давайте обсуждать этот вопрос, рассматривать его вместе, ведь могут быть самые разнообразные варианты нашего взаимодействия.

Я надеюсь, что со временем, с помощью Божией, при здравом подходе сторон ко всем дискуссионным вопросам, все проблемы в наших отношениях будут решены. Я убежден в этом, потому что армия и Церковь во многом очень близки друг другу. Пожалуй, только в Церкви и в армии сохраняется в качестве определяющего такое важное в человеческой жизни понятие, как служение. Ведь и Господь наш пришел на землю не [для того]…, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих (Мф. 20, 28).

И нам приходится сегодня решать вопросы, одинаково важные для армии и Церкви, для всех тех, кого вверил Господь нашему попечению: военнослужащих срочной службы, офицеров, избравших своей профессией служение своему Отечеству. Наш общий долг и призвание ― положить основание доброй нравственности в сердцах людей. Именно такая основа сегодня необходима каждому человеку, а тем более ― военным, она подает то укрепление душевных и физических сил, которое помогает выдержать любые испытания.

Я благодарю духовенство Саратовской епархии, с сердечным усердием несущее добровольные труды по окормлению воинских частей.

Благодарю всех, кто содействует им в этом служении: командование воинских частей и руководителей правоохранительных структур, управления исполнения наказаний, военных строителей. Надеемся и в дальнейшем на вашу помощь, понимание и поддержку.

Еще раз приветствую всех присутствующих здесь и желаю всем участникам сбора плодотворной работы и помощи Божией.

10 июля 2008 г.