+7 (8452) 28 30 32

+7 (8452) 23 04 38

+7 (8452) 23 77 23

info-sar@mail.ru

Информационно-аналитический портал Саратовской и Вольской Епархии
По благословению Митрополита Саратовского и Вольского Лонгина.
Русская Православная Церковь Московского Патриархата
12+
Время тихого света
Просмотров: 638     Комментариев: 0

О человеке, прожившем долгую жизнь, иногда говорят, что он умер «естественной смертью». Но на самом деле ни смерть, ни старость не являются чем-то для человека естественным. Неизбежное старение человека — следствие его грехопадения: преступив волю Божию о себе, человек стал смертен, а тело его сделалось страстным (т.е. подверженным страданию) и тленным, то есть с неизбежностью ветшающим, ослабевающим и, наконец, приходящим, увы, в полную земную негодность.

Бодрый слоган «Когда старость в радость» — обман: сама по себе старость не в радость никому. Старость — это скорбь. Это болезнь — смертельная, неизбежная и абсолютно неизлечимая. И от этого факта никуда не денешься. Как и от нее самой.

Другое дело — что и в эти годы человек может радоваться, и радуется, и радость его бывает подчас гораздо более глубокой и мудрой, чем радости молодости. Но это не дается просто так: мудрая радость старости нарабатывается в течение всей жизни, намывается по крупинке, как золотой песок. Если мы готовы к духовному труду, способны на внутреннее усилие, всякая наша скорбь может стать ступенью к Источнику радости, и страдание старости, даже дряхлости — не исключение.

Но начнем мы все же не с побед, а с неизбежных поражений — с того кризиса, который испытывает любой человек, осознающий себя стариком. Это подбирается к нам вполне для нас явственно и постепенно, год за годом… чтобы однажды застать врасплох. На научном языке это «врасплох» называется — кризис. Не так давно мне пришлось слушать лекцию психолога, доцента кафедры консультативной психологии факультета психологии СГУ Андрея Карелина, прочитанную в рамках лектория, организованного информационно-издательским отделом Саратовской епархии. Она была посвящена возрастным кризисам, в том числе и самым поздним, последним — и кризису осознания близкой смерти. Присутствующие задавали много вопросов; были у них, конечно, и вопросы о старости. В чем состоит ее кризис? Андрей Александрович пояснил, что кризис — это всегда переход из одного мира в другой, из одного состояния в другое. Человек, вышедший на пенсию, вынужденный оставить бурную деятельность, «снова встает перед вопросом: в чем будет заключаться смысл его жизни, поскольку многие социальные роли свои он уже сыграл, большинство обязательств выполнил».

Особенно мучителен этот вопрос для людей, которые привыкли отдавать себя, жить для ближних и дальних, много делать для общества и страны. Для них естественно быть нужными, востребованными, значимыми для окружающих. И вот, всё меняется, и в висках стучит: «Что я теперь такое, для чего мне жить, кому я, старый, нужен? Детям?.. Да, конечно, но я ведь буду дряхлеть, я свяжу их по рукам и ногам, не дам им жить их собственной жизнью — особенно если меня инсульт разобьет, как вон Марьиванну…».

Андрей Александрович привел пример, когда у пожилой женщины, оказавшейся в подобной ситуации, перенесшей инсульт и потерявшей возможность самостоятельно передвигаться, возникли суицидальные мысли: «Чем всё это переживать, чем грузить своими проблемами детей и внуков, не лучше ли сразу?..» Ее сосед выбросился с балкона, узнав о своем смертельном диагнозе, и этот страшный пример не давал женщине покоя: «Может быть, он прав?»… Она, по всей видимости, хотела жить, но — боялась. А кто из нас не встречал стариков, которые совершенно сознательно не хотят жить, даже отказываются лечиться!..

Что же сказал своей собеседнице психолог? По сути, он показал ей, что смысл ее жизни не только в том, чтобы делать что-то для других, ничем и никак этих других не обременяя:

— Я обратил ее внимание на то, что ее близкие, ее дети в этой ситуации, приехав к ней и поддержав ее, проявили лучшие человеческие качества. Они взяли с собой своих детей — ее внуков — и показали им, как нужно относиться к больному, пожилому члену семьи. Отныне забота о ней становится важной частью жизни ее близких и формирует их отношение к миру; помогает им воспитать своих собственных детей. Вот он — смысл.

А что касается соседа-самоубийцы, продолжал Андрей Александрович, он оставил на земле недобрый след: многим людям, которые окажутся в тяжелой ситуации, подбросил страшную, гибельную идею…

К словам психолога хочется добавить цитату из молитвы, составленной известным русским старцем Алексием Зосимовским (Соловьевым) незадолго до его смерти: «Избави меня от внезапной смерти. <…> Сподоби меня, преблагий Господи, потерпеть болезнь предсмертную без непосильных страданий, без ропота, с благодарностию. Сподоби и окружающих меня разумно и в благодушии послужити мне при одре моея болезни во имя Твое и через сие святое дело обрести себе благоволение Твое и вечное спасение».

Есть люди, которые и в глубоко преклонном возрасте сохраняют бодрость, ясный ум, память, живость эмоциональных реакций, работоспособность: совсем недавно, в день Великой Победы, мы с радостью видели именно таких ветеранов Второй мировой, да и других примеров стойкости в битве со старостью немало можно привести. И причина тому — как и самой длительности земного срока — никакие там не «хорошие условия», конечно же: за плечами у иного бодрого долгожителя такие испытания, что он сам врагу их не пожелает. И генетическими причинами эту силу в человеке не объяснишь, хотя какую-то роль наследственность здесь может играть. Человек — существо целостное, трехсоставное: состояние тела таинственно зависит от состояния души и духа. Ропот, несмирение, уныние, гордость, зависть, злые чувства в сердце — все это разрушает человека в целом, то есть и его организм тоже. Знаете ли вы хоть одного злого, сварливого 95‑летнего старика, наблюдали ли вы хоть одну сущую ведьму в этом возрасте? Нет, и я не наблюдала: все эти несчастные сгорают гораздо раньше.

Старость — великая школа смирения, об этом говорил в своей проповеди митрополит Сурожский Антоний, ушедший из жизни в 89 лет: «В нас должна произойти чрезвычайно важная перемена: нам нужно научиться принимать, что мы больше не способны гореть жарким пламенем, но можем сиять тихим светом. Для окружающих мы можем служить средоточием внутреннего мира, покоя, примирения вместо того, чтобы производить зажигательную энергию, которая побуждает людей к действию, к движению. И с этим процессом каждый из нас должен смириться, потому что силой перемениться никого не заставишь, но если упорствовать и продолжать полыхать, то рано или поздно сгоришь, и тогда будет уже слишком поздно преображать пламя в сияние, преображать огонь в свет».

…Но вернемся на лекцию психолога Андрея Карелина. Конечно, ему задали вопрос: ну а как помочь состарившемуся человеку принять свою ситуацию — ситуацию старости, как его поддержать?

Самый простой ответ каждый из нас должен знать сам: любовью, прежде всего, любовью! Но любовь — это внутри семьи, внутри какого-то родственного или дружеского сообщества. А наш собеседник-психолог заговорил об отношении к старшим (давайте будем так называть!) людям в обществе:

— Мы часто сталкиваемся с ситуациями, когда на пожилого человека, особенно если он немощен, смотрят и думают: что ж он, бедный, живет и мучается. Если на вас десять, а то и сто раз за день посмотрели такими глазами, вы сами начнете думать — живу и мучаюсь, зачем… А вот на Кавказе старость считается самым главным возрастом в жизни человека. Чем старше человек, тем большим уважением он пользуется, тем почетней место, на которое его посадят на свадьбе или ином торжестве, тем важнее его слово в управлении сельской общиной. А у нас даже в официальных документах есть вообще из ряда вон выходящее выражение относительно пенсионеров: «время дожития». Это же надо — до такого додуматься…

На самом деле, — продолжал лектор, — люди пожилого возраста — это огромный социальный ресурс современного общества, ресурс, который практически не используется. Ведь эти люди обладают огромным опытом во всех сферах, в том числе и в сфере воспитания. Воспитание без дедушек и бабушек — ущербно, это прямо надо сказать. Ведь то, что могут дать своим внукам дедушки и бабушки, родители дать не могут. Почему мы внуков и внучек любим больше, чем детей? Потому что у нас степень ответственности уже совсем другая, и мы совершенно по-иному осознаем ценность ребенка, ценность детства, это совершенно другой взгляд. Надо дожить до этого возраста, чтобы понять, что же ты сам прожил, что с тобой происходило, когда тебе было пять, десять, пятнадцать лет…

Еще из лекции психолога Андрея Карелина — то, что важно, как мне кажется, для нас всех, без исключения:

— Человек в течение всей своей жизни меняется, развивается, приобретает новые качества, свойства, перед ним открываются возможности по-иному взглянуть на мир. Поэтому каждый возраст, в котором оказывается человек, — особая ценность: в каждом возрасте он может увидеть и мир, в котором живет, и смысл своей собственной жизни по-новому. Вот причина, по которой одна из самых важных задач человека, пришедшего в этот мир, — пройти всю дорогу, а ни в коем случае не сойти где-то на середине пути, потому что это будет большая жизненная неудача.

Как бы ни было трудно, сложно, как бы ни хотелось выйти из этой безнадежности, а иногда и очень тяжелого физического состояния, тем не менее, всё это имеет определенный смысл, просто мы не всегда этот смысл понимаем.

Продолжу за Андрея Александровича: дай нам Бог понять вовремя, потому что время не ждет.

 

___________________________________________________________________________________________________

Материал подготовлен в рамках проекта «Не дать уйти без любви: уход близких из земной жизни как подготовка к встрече с Богом». При реализации проекта используются средства, выделенные в качестве гранта фондом поддержки гуманитарных и просветительских инициатив «Соработничество» на основании Международного открытого грантового конкурса «Православная инициатива».

 

 Газета «Православная вера» № 10 (606)

Комментарии:

нет комментариев

ВЫ МОЖЕТЕ ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:

Отправляя данную форму, я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с политикой обработки ПД.