Информационно-аналитический портал Саратовской митрополии
 
Найти
12+

+7 960 346 31 04

info-sar@mail.ru

Увидеть славу Спасителя
Просмотров: 912     Комментариев: 0

Вознесение Господне, вспоминаемое на сороковой день по Пасхе, является одним из древнейших христианских праздников, установленных, по всей видимости, уже в IV веке. Источником иконографии Вознесения Господня являются тексты Евангелия и Деяний святых апостолов. Древнейшие дошедшие до нас изображения Вознесения относятся к V веку. Об особенностях иконографии этого праздника рассказывает Елена Плахова, главный хранитель Энгельсского краеведческого музея.

В своем труде «Смысл иконы» В.Н. Лосский и Л.А. Успенский подробно передают иконографический образ события: «При первом взгляде на православные иконы этого праздника создается впечатление, что они не совсем соответствуют своему названию.

Первое место здесь отводится группе из Божией Матери, ангелов и апостолов, главное же действующее лицо, Сам возносящийся Спаситель, почти всегда много меньше других изображенных лиц и по отношению к ним находится как бы на втором плане. Однако уже в самом этом несоответствии православные иконы Вознесения следуют Священному Писанию. Действительно, при чтении повествований о Вознесении Господнем в Евангелиях и Деяниях апостольских остается то же впечатление несоответствия этого события посвященным ему описаниям. Самому факту Вознесения отведено здесь всего несколько слов. Зато все внимание в повествовании евангелистов сосредоточивается на другом: на последних заповедях Спасителя, устанавливающих и определяющих роль и значение Церкви в мире, а также ее связь и отношение с Богом. Более подробное описание посвящают Вознесению Деяния апостольские. Это описание вместе с повествованием Евангелия от Луки и дает те фактические данные (хотя и не все), которые легли в основу православной иконографии Вознесения Христова.

Центр тяжести повествований Священного Писания, а за ним и сюжетов иконографии лежит не на факте Вознесения самом по себе, а на том значении и тех последствиях, которые оно имеет для Церкви и мира.

По свидетельству Священного Писания (см.: Деян. 1, 12), Вознесение Господне произошло на горе Елеонской, или Масличной. Поэтому и действие на иконе развертывается либо на самой вершине горы, как на воспроизведенной здесь иконе, либо в горном пейзаже. При обозначении Масличной горы иногда изображаются оливковые деревья.

В соответствии с богослужением праздника Сам Спаситель представлен возносящимся во славе, сидящим иногда на богато украшенном троне. Иконографически слава Его изображается в виде ореола – овала или круга, состоящего из нескольких концентрических кругов, символа горнего неба. Оно передается при помощи образа неба видимого в древнем представлении о нем, соответствующем также и нашему современному о нем понятию как о нескольких сферах (тропосфере, стратосфере, ионосфере). Эта символика указывает, что возносящийся Спаситель пребывает вне земного плана бытия, и этим момент Вознесения приобретает вневременный характер, который придает совершенно особый смысл его деталям, выводя их из узких рамок исторического события.

Ореол поддерживают ангелы (число их бывает различным). Конечно, присутствие ангелов, поддерживающих ореол, вызывается не необходимостью, ибо Спаситель вознесся Своей Божественной силой и не нуждался в их помощи; они, так же, как и ореол, служат лишь выражением Его славы и величия.

На переднем плане, с Богоматерью в центре, две группы апостолов и два ангела. Здесь роль ангелов уже другая: они, как мы знаем из Деяний апостольских, являются вестниками Божественного промысла.

Присутствие при Вознесении Господнем Божией Матери, о котором прямо не говорится в Священном Писании, утверждается Преданием, передаваемым богослужебными текстами, как, например, Богородичным 9-й песни канона: "Радуйся, Богородице, Мати Христа Бога: Егоже родила еси, днесь от земли возносима со апостолы зрящи, возвеличала еси".

Богоматерь на иконах Вознесения занимает совершенно особое положение. Помещенная под возносящимся Спасителем, Она является как бы осью всей композиции. Ее силуэт, необычайной чистоты и легкости, четкий и ясный, резко выделяется на фоне белых одежд ангелов; Ее строгая неподвижность не менее резко контрастирует с оживленными и жестикулирующими по обеим от Нее сторонам апостолами.

В Деяниях апостольских "названо два ангела, – говорит свт. Иоанн Златоуст, – потому что действительно было два ангела, а два было потому, что только свидетельство двух непреложно (см.: 2 Кор. 13, 1)"».

Передавая самый факт Вознесения Спасителя и учение о Церкви, икона Вознесения в то же время является и иконой пророческой, иконой предсказания Второго и Славного Пришествия Иисуса Христа.

Поэтому на иконах Страшного суда Он изображается подобно иконам Вознесения, но уже не как Искупитель, а как Судия Вселенной. В этом пророческом аспекте иконы группа апостолов с Божией Матерью в центре являет образ Церкви, ожидающей Второго Пришествия.

Все иконы, в том числе праздника Вознесения, даже при наличии общей канонической схемы – разные, как отличаются в деталях четыре Евангелия. Каждый иконописец видит событие по-своему, и поэтому изучать разные иконописные образы всегда интересно.

Икона «Вознесение Господне» (Египет. Синай. XI век. Монастырь святой Екатерины) выглядит грубовато, несколько провинциально, в плоскостности и графичности фигур чувствуется влияние Востока.

Но в иконописи под внешне незамысловатой живописью скрываются глубокие смыслы. Композиция состоит из двух частей. Вверху – восседающий на невидимом престоле Христос. Он в традиционной позе космократора и Высшего Судии благословляет и левой рукой держит Евангелие.

Мандорлу, символизирующую божественное сияние, возносят четыре ангела, руки которых просвечивают в темно-синем овале. С помощью этой оригинальной детали создается образ прозрачного ореола-сияния, значительно отличающегося от императорских портретов на щите, иконография которых была широко известна в ранневизантийскую эпоху.

Очень своеобразная, даже немного трогательная деталь: ангелы держатся за краешек мандорлы – линию разделения между миром тварным и нетварным – как за рамочку картины. Линия разделения между мирами небесным и земным, образованная телами и руками «нижних» ангелов, здесь изогнута и представляет собою дугу. Причем сами эти небесные вестники, уносясь ввысь вместе со Спасителем, кончиками стоп касаются плеч апостолов. Интересно, что «мужей в белых одеждах» на этих ранних иконах мы не видим. Возможно, чтобы не помещать небесных жителей на уровень земли и не дублировать ангелов вверху.

В нижней части сцены показаны двенадцать апостолов, в первом ряду — верховные апостолы и евангелисты как проповедники учения с текстами и свитками в руках. В центре выделена фигура Богоматери, стоящей на особом подножии, которое воспринималось как знак власти и указывало на царское достоинство. Верхнюю часть фигуры Богородицы оплетают алые веточки – горящий и несгорающий куст, явленный пророку Моисею, т.е. Матерь Божия показана как Купина Неопалимая, предреченная пророком.

Таким образом, в Вознесении Христовом окончательно исполняются обетования ветхозаветных пророков о спасении рода человеческого. Редкий иконографический мотив мог быть специально изображен в иконе, предназначавшейся для Синайского монастыря, построенном на месте чудесного явления Неопалимой Купины.

Икона «Вознесение Господне» (Москва, Россия. XVI век) входила в праздничный чин иконостаса и была двухрядной: под изображением праздника помещалась фигура святого из деисусного чина (по-видимому, апостола Павла).

Двухрядницы составляли сравнительно невысокие иконостасы небольших храмов, придельных иконостасов, домашних молелен, как это, вероятно, и было в данном случае.

Древний иконографический вариант с фронтальной позой Оранты, расположенной в центре симметричных фигур ангелов, указующих на возносимого Христа в ореоле, в искусстве XVI века встречается нечасто.

В это время Богородицу предпочитали изображать чуть развернутой в сторону, со сложенными у груди руками. Выбранный извод подчеркивал символический характер сцены, превращая ее в своеобразный геральдический знак Второго Пришествия. Уменьшенный масштаб верхней сцены усиливает момент Вознесения — удаления Христа в небесную сферу.

В отличие от иконографии, сложившейся в московском искусстве XV века, апостолы не приближены к Богородице, а напротив, образуют две плотные, удаленные от центра группы. Их самостоятельность, акцентирующая значимость фигуры Оранты, выделена гибкими декоративными побегами трав. Число апостолов уменьшено (их всего 9), позы апостолов Петра и Павла симметричны.

Художественные особенности иконы не находят близких аналогий в живописи последних двух десятилетий XVI века, но ряд своеобразных черт не позволяет сомневаться в ее принадлежности ведущим московским мастерам, работавшим по заказам царского двора и его ближайшего окружения в 80–90-х годах XVI столетия. Икона отражает переходную от грозненской к годуновским письмам эпоху и является редким примером искусства позднего XVI века.

В псковской иконографии Вознесения в том же XVI веке появляется новая существенная деталь. В центре образа на горках под славою Господа изображается камень с отпечатками стоп Спасителя. Это напрямую отсылало молящихся к реликвии, хранящейся в часовне на месте Вознесения – Елеонской горе, а также к ветхозаветным пророчествам: «И сказал мне: сын человеческий! Это место престола Моего и место стопам ног Моих, где Я буду жить среди сынов Израилевых во веки» (Иез. 43, 7) и «Вот, на горах – стопы благовестника, возвещающего мир» (Наум. 1, 15). Очертания камня в виде желтого овального предмета с отпечатками стоп отчетливо читаются на иконе 1542 года из Нововознесенской церкви Пскова (ныне в новгородском музее) и иконе середины XVI века из праздничного ряда псковской церкви Николы со Усохи (Государственный Русский музей). В обоих образах в верхней части иконы изображены трубящие ангелы.

Праздник Вознесения есть праздник завершенного спасения. Все дело спасения: рождество, страсти, смерть и воскресение – завершается вознесением. "Еже о нас исполнив смотрение, и яже на земли соединив Небесным, вознеслся еси во славе, Христе Боже наш, никакоже отлучаяся, но пребывая неотступный, и вопия любящим Тя: Аз есмь с вами, и никтоже на вы". Как выражение этого значения праздника, композиция Вознесения помещалась в куполе древних храмов, завершая собой их роспись.

Главный купол кафедрального собора Сан-Марко в Венеции, расположенный на пересечении трансепта и центрального нефа, украшен мозаикой Вознесения Христова, шедевр второй половины XII века. Собор украшен многочисленными мозаиками, выполненными в византийском стиле, является местом нахождения мощей апостола Марка и множества ценных предметов искусства, вывезенных из Константинополя в ходе крестовых походов. В 1987 году собор в числе прочих венецианских памятников вошел в число объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО.

В центре купола на фоне звездного круга изображена фигура Христа, сидящего на радуге, которую возносят вверх четыре ангела. Ниже по периметру расположены фигуры двенадцати апостолов, Богородицы и двух ангелов по левую и правую сторону от Божией Матери. Между апостолами изображено древо жизни, символ, взятый из Ветхого Завета. Апостолы по часовой стрелке от Богородицы: св. Андрей (держит в руках удлиненный крест), св. Марк, св. Петр, св. Иуда, св. Симон, св. Филипп, св. Матфей (изображен спиной к зрителям), св. Варфоломей, св. Фома, св. Павел, св. Иоанн, св. Иаков. Византийское мозаичное искусство в современной Западной Европе.

Лицезрея божественную красоту Господа, вслед за преподобным Иоанном Дамаскиным мы говорим: «…через посредство иконной живописи <…> освящаемся и вполне удовлетворяемся, и радуемся, и считаем себя счастливыми <…> И почитаем, и кланяемся телесному образу Его. А созерцая телесный вид Его, мы восходим, насколько это возможно, к созерцанию и славы Его Божества…».

«Православное Заволжье»