+7 (8452) 23 04 38

+7 (8452) 23 77 23

info-sar@mail.ru

Информационно-аналитический портал Саратовской и Вольской Епархии
По благословению Митрополита Саратовского и Вольского Лонгина.
Русская Православная Церковь Московского Патриархата
Найти
12+
Только по любви
Просмотров: 2587     Комментариев: 1

Когда я решила написать текст о нашей с супругом паломнической поездке, то не сразу определилась, как лучше его построить: стоит ли, например, шаг за шагом описывать дорогие сердцу каждого христианина места? Вряд ли: ведь сегодня каждый, кому интересно узнать, что собой представляют святыни Израиля и Палестины, имеет возможность открыть нужную книгу или страницу в Интернете. Именно поэтому я решила пойти иным путем: поделиться частичкой того, что осталось в сердце.

Побывать там, где по земле ходил Сам Бог, мне хотелось давно, но я в очередной раз убедилась, что по-настоящему необходимое Господь подаст в нужное для нас время. Так получилось и с поездкой в Израиль, неожиданной и от этого еще более дорогой. Она переживалась мной как волна некой свежести, новизны, как перешагивание через все запутанные жизненные узлы — к иной уже реальности, к той, в которой все предшествующие трудности переплавляются в бесценный опыт.

А начиналось наше маленькое путешествие к святыням и достопримечательностям Израиля с замечательного города Тель-Авива, куда мы прилетели ночью. К двум часам мы добрались до отеля и после небольшой прогулки вдоль ночного моря легли отдыхать, плохо представляя, что увидим за окном при свете дня. Утром мы раздвинули шторы, и нам открылось залитое солнцем бесконечное бирюзовое море с белой игривой пеной у берега. Средиземное море в Израиле мы видели в Тель-Авиве, Акко и Хайфе, и оно всегда было разным: густо-синим, голубым, бирюзовым, но всегда одинаково завораживающим, когда хочется смотреть и смотреть на него. Еще мы видели озеро Кинерет (известное по Евангелию как Галилейское море), оно встретило нас молочным туманом; пустыню, по которой мы проезжали, направляясь к Мертвому морю; само Мертвое море, готовое ласково, как на ладонях, держать любого, кто ляжет на его воду; термальные источники и огромное количество восхитительных городских картин и пейзажей за окном арендованной нами машины. И на протяжении всей нашей поездки меня не покидало ощущение, что вся эта красота вокруг — непрекращающийся гимн Творцу, создавшему для нас такой удивительный, просто необыкновенный мир. И это тоже был урок. Потому что мир такой замечательный — не только на территории Израиля. Он такой везде, в каждом отдельном месте он интересен по-своему, но мы не всегда готовы и хотим это замечать. Я теперь даже на озеро рядом с нашей дачей смотрю иначе: как на маленькую часть большого рая, который Бог создал для нас тут, на земле, но которым мы, люди, увы, не сумели распорядиться.

* * *

Вифлеем, Назарет, Капернаум, Иерусалим. По этой земле ходил Христос, Он пришел вот буквально сюда, в этот мир человеческих страстей, боли, борьбы добра и зла. Бог ступал по этим камням, говорил здесь с людьми, убеждал, исцелял. Что двигало Им? Только любовь к нам, людям, заплутавшим и не способным самостоятельно выбраться из тенет греха, отравляющего жизнь, сеющего ненависть и губящего души.

На одной из улиц Старого города в Иерусалиме сохранилась Овчая купель, здесь Христос исцелил расслабленного. Почему Он не прошел мимо, а даровал здоровье всеми забытому и по большому счету никому не нужному человеку? Только по любви. А где-то совсем недалеко от этих мест Он шел, сгибаясь под тяжестью Креста, и был распят. Ради чего? Ради того, чтобы даровать нам всем возможность пребывать с Богом на земле и в вечности. И все это произошло тоже по любви.

В жизни мы не всегда знаем, как поступить, не всегда сразу понимаем, что нужно сказать или предпринять в той или иной ситуации. Зачастую, делая что­то, мы руководствуемся сиюминутной выгодой, а потом сожалеем, потому что не чувствуем в итоге никакого удовлетворения от сделанного. Именно в этой поездке мне стало понятно, что если мы выбрали путь уподобления Христу, то нужно учиться руководствоваться в своих действиях любовью. А если нами движет не она, то стоит задать себе вопрос: а нужны ли кому-то наши действия, слова? Кому-то станет от них лучше? Я с тех пор часто себя так спрашиваю и пока в таком простом способе проверить себя не разочаровалась.

Когда, только-только придя в Церковь, я познакомилась с жизнеописанием святой преподобномученицы великой княгини Елисаветы Феодоровны, мне очень захотелось побывать у ее мощей в монастыре Марии Магдалины в Гефсиманском саду. Я даже затрудняюсь подобрать нужные слова, чтобы передать, насколько мне это казалось важным и необходимым. И, конечно же, храм в Гефсимании я включила в свой список мест, обязательных к посещению.

Монастырь Марии МагдалиныВ Иерусалиме мы были всего два дня. В один из них женский монастырь Марии Магдалины был открыт для посетителей. Чудо или везение, но нам удалось приложиться к мощам в открытой раке: при нас у мощей преподобномученицы Елисаветы молилась группа паломников со священником, для них-то мощи княгини Елисаветы и открыли. Мы часто думаем про святых: «Но как же они могли вот так жить? Так умирать?». Понятно, что ими двигала любовь, но ведь и мы кого-то любим! Но как мало может или даже не может ничего наша любовь. Просто у нас любовь — наша, человеческая. А у них Христова, которая не только забывает себя, но и распинается ради других. А еще когда Бог и Небесное Царство — главная ценность, то на фоне устремленности к ним и осознания того, каким богатством они являются, меркнет все, даже безусловная ценность собственной жизни.

Мне кажется, что мы, современные христиане, и я не исключение, не всегда понимаем, в чем должно выражаться наше христианство. В регулярном посещении храма, исполнении молитвенного правила, соблюдении постов? В готовности и способности называть зло злом и не мириться с ним? В миссионерских усилиях? В общественной деятельности? В какой­то очень правильной жизни? Несомненно, все перечисленное — верное приложение своих сил, но все же главным образом наше христианство должно выражаться в любви. Ведь Господь нам заповедал в первую очередь любить Его и людей: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим: сия есть первая и наибольшая заповедь; вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя (Мф. 22, 37–39). Мы мучительно ищем Бога, мы ждем Его участия в нашей жизни, молясь, постясь, что, конечно же, необходимо. Но именно любовь к забытым или даже отвергаемым людям открывает нам Небо. И земная жизнь Спасителя и таких святых, как княгиня Елисавета, говорит нам именно об этом.

* * *

Побывав на Святой Земле, я в очередной раз утвердилась во мнении, что поездки к святым местам время от времени необходимы. Они словно взламывают размеренный и приземленный ход жизни, впуская в нее Бога. И можно уехать в паломничество из одного мира, а вернуться уже в другой. Но меняется, конечно, не мир, а наш взгляд на него.

К моменту поездки в Израиль радость первых лет моего воцерковления осталась позади. Неофитская устремленность к Богу, церковной жизни во всей ее полноте была удовлетворена, а что дальше — не совсем было ясно.

А там, на Святой Земле, Бог снова вошел в жизнь. Столь ощутимо, что все мое существование после рождения третьего ребенка — переполненное бытом, бесконечной стиркой, готовкой, походами по магазинам и аптекам — вдруг превратилось в красивое, наполненное смыслом бытие. Как будто я находилась в комнате, где царит полумрак, а потом открыла шторы, как в номере отеля в Тель-Авиве, и удивилась свету и красоте за ними. Все заботы, связанные с домом и семьей, именно после этой поездки я начала воспринимать как своего рода творчество. Творчество, для которого каждый новый день предоставляет новые возможности. Я увидела, насколько это от меня зависит — каким будет очередной день для всей нашей семьи. И теперь стараюсь, вопреки тому, что получается плохо, хоть немного соответствовать тому высокому назначению, которое определил мне Бог, — создавать мир, в котором живут и становятся взрослыми мои дети.

Я очень хорошо помню, как мы летели в Израиль, помню соседа, который всю дорогу заглушал или страх перед полетом, или какие-то другие переживания алкоголем, молодую пару израильтян слева от нас, даже предупредительных бортпроводников. А вот полет обратно абсолютно стерся из памяти, я не помню ничего. Потому что увиденное, прочувствованное на Святой Земле не оставило места ни для каких других впечатлений. И до сих пор я закрываю глаза и вижу Старый город, Камень помазания в Храме Гроба Господня, озеро Кинерет, на берегу которого Воскресший Христос говорил с учениками, часовню Вознесения и белого голубя, удивительным образом влетевшего в дверной проем… И понимаю, как кардинально преображает и меняет мир любовь. И не только преображает, она его созидает, создает в каждую минуту. Лишь нелюбовь его разрушает. А значит делать, говорить, творить — только по любви.

Фото Игоря Семенова

Газета «Православная вера» №16 (516)

Комментарии:

09.09.2014 19:59:35  Ольга

Очень живая, искренняя статья. Спасибо!

ВЫ МОЖЕТЕ ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:

Отправляя данную форму, я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с политикой обработки ПД.