Информационно-аналитический портал Саратовской митрополии
 
Найти
12+

+7 960 346 31 04

info-sar@mail.ru

Тишина, наполненная смыслом
Просмотров: 1011     Комментариев: 0

Оказавшись в храме Новомучеников и исповедников Саратовских, что в поселке Солнечный‑2, на богослужении в определенные дни, поначалу теряешься от странного впечатления: прихожане здесь смотрят не на священника и не на хор. Их внимание неотрывно приковано к другому человеку, который жестами переводит все, что поется и читается на службе. Это церковный сурдопереводчик. Два раза в месяц в этом храме проходят службы для глухих и слабослышащих людей. Зачем они нужны? Кто на них приходит? И в чем их отличие от обычных богослужений? Об этом нам рассказали настоятель храма иерей Андрей Солодко, сурдопереводчик Ольга Кофейникова и прихожане.

Говорящие руки

иерей Андрей Солодко— Идея служб для глухих и слабослышащих людей возникла в 2016 году, — вспоминает иерей Андрей Солодко. — Я служил в храме святых Мефодия и Кирилла при СГУ и тесно работал с Саратовским обществом глухих. Приходил к ним, говорили о Церкви, богослужениях, православной вере. На наших встречах присутствовала прихожанка Серафимовского храма Марина Максимова. Она и рассказала, что глухим людям очень бы хотелось побывать на службе, где им будет все понятно. Мы решили, что необходимо проводить богослужения с сурдопереводом.

Начали издалека. Сначала встречались с потенциальными участниками будущих служб в Саратовском обществе глухих. Общались на богословскую тематику, а потом оставались с сурдопереводчиками и учили богослужение на языке жестов. Уроки вела Ольга Юрьевна Малетина, ведущий специалист Саратовского отделения Всероссийского общества глухих. Люди с нарушениями слуха тоже с удовольствием принимали участие в этом процессе: предлагали свои варианты перевода, отрабатывали с нами жесты. Чувствовалась их большая заинтересованность.

Отец Андрей рассказал, что учились они по видео, которое предоставила Санкт-Петербургская школа церковных сурдопереводчиков.

— Есть разные школы сурдоперевода, — поясняет Ольга Кофейникова. — Поскольку мы изучали службы по материалам питерской школы, она у нас и прижилась. В Москве, например, службы с сурдопереводом другие. Но люди с нарушениями слуха в любом случае понимают, о чем идет речь.

На обучение церковному языку жестов ходило одиннадцать человек. Сначала стали проводить молебны с сурдопереводом. Каждый ученик переводил свою часть.

— Мы делили текст, чтобы переводчики не сильно уставали, — говорит отец Андрей. — А на Пасху 2017‑го провели первую Литургию с сурдопереводом. Участвовали в ней все, кто прошел обучение. И у нас все получилось! Это было незабываемо! С тех пор мы стали проводить службы на языке жестов два раза в месяц.

Когда отца Андрея перевели служить в храм Новомучеников и исповедников Саратовских, на самой окраине города, службы с сурдопереводом стали совершать в этом храме. Батюшка вспоминает, как они с сурдопереводчиками переживали, что прихожане не смогут ездить так далеко. Но опасения оказались напрасны: большинство из тех, кто ходил на службы в университетский храм, приезжают и сюда. И это лучшее доказательство того, что людям это действительно нужно.

Служба, на которой все понятно

Чтобы понять, насколько важную работу проводят священник и сурдопереводчики, можно провести простой эксперимент: прийти на обычную Литургию и плотно закрыть уши, чтобы ни один звук не проникал. И как вам в этой оглушающей тишине? Что чувствуете? Получается молиться?

Мне было интересно, в чем отличия служб с сурдопереводом от обычного богослужения. Об этом и спросила Ольгу Кофейникову.

— На службе для людей с нарушениями слуха отец Андрей четче произносит слова, — поясняет специалист. — Он также знает некоторые возгласы на языке жестов. Когда он их показывает, это вызывает восторг у глухих прихожан!

К нашему разговору подключаются прихожане из общины глухих — Виктор Панов, Нина Деревенюк и Марина Максимова.

— Когда видишь, что священник говорит с тобой на одном языке, это действительно вдохновляет, — говорит Виктор.

Мой собеседник объясняет, что когда отец Андрей выходит на амвон, прихожане стараются смотреть одновременно на него и сурдопереводчика. Этот «стереоэффект» усиливает впечатление от службы.

— Главное отличие для нас этой службы от обычной Литургии — здесь нам все понятно! — добавляет Нина. — Ведь раньше мы даже по губам не могли прочитать, что произносит батюшка, а тем более — что поет хор. Честно сказать, в какой­то момент становилось скучно. А на службе с сурдопереводом мы буквально ловим каждое слово! Мы всей душой и мыслями включены в службу, мы ее непосредственные участники, а не наблюдатели.

«Чаю» или «чай»?

В других епархиях распространена такая практика: для прихожан с нарушениями слуха устанавливают экран. На экране — батюшка, который четко произносит каждое слово, или бегущая строка. Может, и не нужен сурдопереводчик, если можно обойтись телевизором, спрашиваю отца Андрея.

— Без сурдопереводчика велика вероятность ошибочного восприятия прихожанами важных понятий и смыслов, — считает он. — Например, прочитают прихожане по губам священника «чаю» и переведут это для себя как «чай». А «чаю» — это «жду». Именно так переведет для них сурдопереводчик.

— К примеру, слово «Честнейшая» я переведу как «Превыше», — добавляет Ольга Кофейникова. — А по губам люди могут понять его как «честная». Человек запутается в смыслах и перестанет в итоге ходить на службы.

Прихожанин Виктор тоже говорит, что воспринимать текст по бегущей строке ему сложно:

— Глухие люди по-другому разговаривают. У нас нет склонения, время у глаголов другое. Даже когда мы смотрим новости с бегущей строкой, не всегда понимаем, о чем говорят дикторы.

По соседству с нами идет занятие воскресной школы. Дети начинают петь, и Ольга Кофейникова тут же начинает это переводить. Виктор восторженно жестикулирует:

— Я слышу пение детей! Ольга переводит синхронно и очень понятно. У меня даже дыхание перехватывает от того, что я понимаю все, что тут происходит!

Спрашиваю Ольгу, почему она решила стать церковным сурдопереводчиком.

— Когда мне это предложили, я долго сомневалась. Я знала только бытовой язык глухонемых. Ходила на курсы, училась. А в какой-то момент поняла: людям с нарушением слуха это необходимо. Ведь если не будет на службе сурдопереводчика, многие перестанут ходить в храм. Каждый из тех, кто со мной учился, хочет поделиться радостью Литургии с глухими, поэтому мы приходим и переводим для них службы.

Богослужения с сурдопереводом — это непрерывный контакт сурдопереводчика и прихожан. А что делать, если отвлекся?

Прихожане говорят, что когда они только начинали ходить на эти службы, было тяжело все время быть начеку, не отводить взгляда от переводчика, не глазеть по сторонам. Но Литургия и слышащим дается непросто. Только мысленно улетел куда-то — уже не понимаешь, что происходит. Но сейчас, когда подопечные отца Андрея уже хорошо знают ход службы, они, если вдруг и отвлекаются, быстро ориентируются и восстанавливают для себя ход богослужения.

Спрашиваю участников встречи, планируются ли службы с сурдопереводом в других храмах Саратова.

— Периодически мы проводим богослужения для людей с нарушением слуха в разных храмах епархии, — говорит отец Андрей. — Наши постоянные прихожане с нами ездят, знакомятся с другими приходами, так получается охватить больше людей с нарушениями слуха.

* * *

Бог с каждым человеком говорит на понятном ему языке. Это особенно пронзительно чувствуется, когда присутствуешь на Литургии с сурдопереводом. С какой жаждой прихожане всматриваются в каждый жест, в каждое движение губ сурдопереводчика! А после службы им хочется поговорить на духовные темы, они читают литературу, делятся впечатлениями. Огромная благодарность священнику, умеющему хотя бы немного говорить на языке жестов, читается в их глазах и улыбках. Важность каждого человека, каким бы он ни был, для Бога — вот что чувствуют глухие и слабослышащие люди, снова и снова приходящие на Литургию в храм Новомучеников и исповедников Саратовских.

Газета «Православная вера», № 06 (722), июнь 2023 г.