Информационно-аналитический портал Саратовской митрополии
 
Найти
12+

+7 960 346 31 04

info-sar@mail.ru

Путь исправления сердца
Просмотров: 612     Комментариев: 0

Обычный дом на одной из улиц Заводского района: на первом этаже магазины и еще какие-то организации, в подъезд вход свободный, двери настежь. Но, поднявшись на третий этаж, мы оказываемся перед запертой бронированной дверью. Для протоиерея Вадима Коняева — известного «тюремного батюшки», руководителя епархиального отдела, пекущегося о заключенных, — эту дверь, конечно, откроют. Ну а я — с отцом Вадимом.

За дверью и контрольно-пропускным пунктом — длинный коридор и комнаты. Прохлада от кондиционеров. Прачечная со стиральными машинами, кухня с современными плитами… От студенческого общежития это помещение отличается — если смотреть внешне — разве что чистотой и порядком. Ну и еще — постоянным присутствием людей в погонах.

Мы находимся в исправительном центре при ИК‑33 областного УФСИН. Что такое исправительный центр? Это новое явление в системе исполнения наказаний, своего рода ступень из «зоны» на волю. Как объяснила пресс-секретарь областного УФСИН Юлия Пенькова, таких центров в области уже пять, готовятся к открытию еще несколько. В этом, саратовском, сейчас 120 осужденных; большинство из них переведено сюда из колоний строгого и общего режимов. Они отбыли большую часть срока и явно показали, что взялись за ум, решили, как говорится, встать на путь исправления. Определением суда мера наказания для них смягчена: колония («зона») заменена принудительными работами. А кто-то сразу получил такой относительно мягкий приговор и поступил сюда.

Режим ис­правительного центра заметно отличается от режима «зоны». Осужденные могут пользоваться сотовой связью и интернетом, ограниченно передвигаться по городу, встречаться с родными, покупать для себя продукты и готовить еду по собственному выбору. Они работают на обычном «вольном» предприятии, из заработанных средств помогают семьям. Таким образом происходит ресоциализация, особенно необходимая для тех, кто провел там, в другом мире, не год и не два.

Начальник центра Евгений Гусев опыт имеет немалый: 16 лет отслужил в учреждениях УФСИН. Спрашиваю, чем отличается служба «на зоне» — и здесь, в этом «тамбуре» меж тюрьмой и волей.

— Здесь главное — поддержать в человеке добрые намерения, — отвечает Евгений Игоревич. — Здесь ты глубже вникаешь в судьбу этого человека, в историю осужденного, который уже решил изменить свою жизнь, и работа с ним становится более тонкой. И сам человек становится совсем другим: он раскрывается, снимает с себя защитную маску, которую носил в колонии, проявляется и в работе, и во взаимоотношениях с товарищами, и в том, как проводит свое свободное время.

— Вы верите, что у ваших нынешних подопечных не будет рецидивов, что эта судимость окажется для каждого из них последней?

— Мы верим в свою работу и в каждого из них.

— С вашей точки зрения, то, что в исправительном центре есть православная молитвенная комната, что осужденных посещает священник, важно?

— Конечно. Это для нас очень серьезный шаг — создать такую комнату, поддерживать постоянный контакт с Церковью. Люди тянутся к Богу, многие из них недавно добровольно участвовали в благоустройстве территории Вознесенского храма. И очень важно, чтобы такое место, где человек может остаться наедине с Богом, обратиться к Нему, было рядом, а не где-то далеко.

Та самая молитвенная комната во имя святой Анастасии Узорешительницы сейчас будет освящена. Отец Вадим и отец Владимир Романов, которому архиерейским указом поручено окормление исправительного центра, облачаются для молебна. Обращаю внимание на то, как ведут себя осужденные (в основном это молодые ребята) в храмовом пространстве: уверенно, как постоянные прихожане. Знают, что можно написать записку, что нужно поставить свечку — и не забывают притом осенить себя крестным знамением.

Отец Вадим обращается к ним с проповедью — такой, какой и должна быть каждая проповедь священника в храме. То есть — с искренним, из сердца, от любви идущим призывом к покаянию, к внутреннему преображению (именно преображению, а не просто исправлению каких-то ошибок — это он подчеркивает) и, конечно, к ежедневной молитве, потому что одними только собственными силами себя изменить невозможно.

— Не думайте, что это стыдно — осознать собственную слабость и обратиться за помощью к Богу. Наоборот, это самое достойное, что мы с вами можем сделать, — говорит отец Вадим.

После богослужения беседуем со здешними обитателями. У Сергея две «ходки», провел на строгом режиме семь лет и два месяца, статья тяжкая. Осознанно решил: хватит, пора возвращаться к нормальной жизни. Давно носит крест, чувствует в себе веру, очень рад, что открыли молитвенную комнату, что батюшка будет теперь приходить регулярно. Артем отсидел три года и три месяца по «наркотической» статье, осталось два года и четыре месяца, «это если до звонка». Надеется, конечно, на досрочное освобождение: первый шаг уже сделан.

— Будете ходить на богослужения, на беседы с батюшкой?

— Конечно!

— А потом, на воле?

— Надеюсь, — колеблется мой собеседник, — хотя… там совсем другая жизнь. Нет, все-таки нужно всегда в церковь ходить.

Алексей подходит ко мне сам — хочет поблагодарить всех, кто потрудился, чтобы появилась в центре эта комната:

— Ребята наши каждое воскресенье ездили в церковь, помогали там, территорию убирали (Алексей имеет в виду Вознесенский храм на Ново-Астраханском шоссе). А теперь вот — рядом всё, что нужно.

Отец Владимир Романов говорит о ближайшем будущем:

— Теперь, когда молитвенная комната в целом обставлена и освящена, мы будем встречаться здесь регулярно — и с осужденными, и с сотрудниками. В дни церковных праздников будут совершаться молебны, беседы на духовные, евангельские темы, а также информационно-профилактические — об опасных объединениях, сектах, экстремизме.

Когда видишь живое дело, когда наблюдаешь доброе, искреннее отношение людей к этому делу и друг к другу, всегда возникает желание помочь. В молитвенной комнате многого еще не хватает — в частности, икон святых. Вместе с батюшкой на ходу составляем список: преподобные Серафим Саровский, Сергий Радонежский, святители Спиридон Тримифунтский, Лука Крымский, святой равноапостольный князь Владимир… На следующий день мы расскажем об исправцентре и молитвенной комнате пользователям популярной социальной сети, предложим желающим пожертвовать небольшие суммы. И люди сразу откликнутся, и образы святых угодников Божиих займут подобающее им место.

Уходя из этого учреждения, вспоминаю слова Христа: И познаете истину, и истина сделает вас свободными (Ин. 8, 32). Для того чтобы стать по-настоящему свободным человеком, недостаточно «звонка», амнистии или даже снятия судимости. Внешняя свобода может обернуться худшим закабалением или ее можно очень быстро потерять — если человек не обрел вовремя свободы внутренней, если он не возложил всю свою надежду на Бога, не отверг все возможные зависимости, кроме одной — зависимости от Него. Может быть, в стенах скромной и светлой молитвенной комнаты обитателям исправительного центра помогут понять именно это.

Газета «Православная вера», № 09 (725), сентябрь 2023 г.