+7 (8452) 23 04 38

+7 (8452) 23 77 23

info-sar@mail.ru

Информационно-аналитический портал Саратовской и Вольской Епархии
По благословению Митрополита Саратовского и Вольского Лонгина.
Русская Православная Церковь Московского Патриархата
Найти
12+
Помочь ищущим Истину
Просмотров: 469     Комментариев: 0

В каждой епархии сегодня есть молодежный отдел, при храмах создаются молодежные общества. Миссии среди «племени младого незнакомого» уделяется самое серьезное внимание… А почему так? Разве не ко всем равно — вне зависимости от возраста — обращено слово Христа? Разве Церковь — какой-то клуб молодежного досуга и общения?

Да, Христос обращается к каждому, но путь ко Христу у каждого свой, индивидуальный. И вот он действительно зависит от многого, в том числе и от возраста, от возрастной психологии, от особенностей поколения, к которому принадлежит человек. А что касается «досуга и общения», давайте посмотрим, чем занимаются у нас сегодня молодежные православные общества.

«Ковчег»

«Добро, сострадание и милосердие сильнее любого оружия» — в мобильном пункте станции переливания кровиНа территорию Свято-Троицкого кафедрального собора заезжает мобильный пункт областной станции переливания крови. Он будет работать здесь три часа, за это время в собор придут жители города, в основном молодежь.

«Во имя жизни» — донорскую акцию с таким названием организовали участники молодежного общества «Ковчег», действующего при соборе. Новость об этом быстро разлетелась по епархии, и люди стали приходить в Троицкий собор, чтобы пожертвовать нуждающимся свою кровь. А задача координатора акции Алексея Грачева — договориться, позвонить, объяснить, обеспечить всем необходимым, сделать еще много всего, чего со стороны, как обычно, не видно.

— Когда я учился в университете, я сдавал кровь по корыстным мотивам, — признается Алексей, — за это предоставляли индивидуальный план сдачи сессии. Потом в одном из новостных пабликов узнал, что нужна кровь для конкретного человека, у меня как раз была возможность и флюорография не просроченная. Сдал и со временем стал делать это уже постоянно и осознанно.

Несколько лет Алексей участвовал в городском общественно-политическом движении, пытался организовать донорские акции, но дело не пошло.

— Общественная деятельность познакомила меня с ключарем Троицкого собора, священником Николаем Генсицким, он несколько раз откликался на мои просьбы, например совершить панихиду по погибшим в Чечне. Со стороны я, наверное, выглядел как городской сумасшедший, раз в полгода появлялся с просьбами, но отец Николай никогда меня не отталкивал. Потом я обратился к нему уже по личному вопросу, он помог мне его разрешить и сообщил, к слову, что при соборе открылось молодежное общество. Пригласил на ближайшую встречу. Я пришел — и с тех пор здесь.
Алексей не из церковной семьи, но, еще будучи подростком, отличался от сверстников.

— Я рос и видел, сколько вокруг пагубного, что людям важны только материальные ценности, а в умах молодежи столько всего намешано. Наверное, на уровне инстинкта самосохранения я понимал, что единственное спасение — Православие. У меня было желание что-то изменить в нашем обществе, я искал единомышленников, но не мог найти. Близких по духу людей я встретил здесь, в молодежном обществе при соборе.

— Это очень важно для верующих ребят и девушек — объединяться, быть вместе?

Активисты православных молодежных обществ принесли маленьким пациентам детского отделения клиники профпатологии и гематологии СГМУ «Коробку храбрости» — после болезненных процедур дети получат из нее призы за смелость— Конечно. Часто бывает так, что у человека есть в душе зерно веры, но ему трудно прорасти. Когда ты начинаешь путь ко Христу — ходишь в храм, постишься, то сразу выделяешься из общей массы, на тебя могут повесить ярлык «православнутого на всю голову». Даже близкие и друзья иногда относятся к таким переменам подозрительно. И это подавляет человека, заставляет его прятать свою веру, замедляет процесс воцерковления. А среда единомышленников, наоборот, поддерживает и укрепляет. Здесь ты свой, здесь тебя все поймут.

Бывает, однако, и так, что приходское молодежное общество становится площадкой, «перемычкой» между миром и Церковью для тех людей, которые не готовы сразу прийти в храм. Об этом говорит ключарь Троицкого собора, руководитель «Ковчега» иерей Николай Генсицкий:

— Вспомним слова апостола Павла: Для Иудеев я был как Иудей, чтобы приобрести Иудеев; для чуждых закона — как чуждый закона, — не будучи чужд закона пред Богом, но подзаконен Христу, — чтобы приобрести чуждых закона; для немощных был как немощный, чтобы приобрести немощных. Для всех я сделался всем, чтобы спасти по крайней мере некоторых (1 Кор. 9, 20–22). Чтобы привести к Господу человека нового поколения, нужно учитывать специфику этого поколения, знать, чем оно дышит. На встречах «Ковчега» мы общаемся с молодыми людьми в свободной интерактивной форме, чего нельзя сделать в храме во время проповеди. Мне важно, чтобы на наших встречах люди вступали в диалог. И я всегда приветствую людей новых — пусть невоцерковленных. Это даже хорошо — их участие в наших разговорах, в полемике помогает воцерковленным людям по-новому взглянуть на свою веру. Внешний человек может задать совершенно неожиданный вопрос, и этот вопрос заставит тебя остановиться, задуматься.

Алексей Грачев и Святослав Богданов проводят урок по начальной военной подготовке в интернатеОднако отец Николай убежден, что участия в дискуссиях молодому человеку недостаточно; воцерковление подразумевает готовность к активной деятельности в Церкви:

— Можно сколько угодно сидеть в классах, слушать, как объясняется тот или иной отрывок, чайку попить, посмеяться, а потом исчезнуть. Я противник этого не потому, что я ключарь и мне нужны волонтеры, а потому, что вижу: одни только беседы результата не приносят. Пусть человек хотя бы раз в год чем-то поможет — это даже не ради храма, а ради его души. Чтобы душа что-то приобрела, ей нужно потрудиться. Нет, мы не спрашиваем на собрании: «А что ты сделал за прошедшую неделю на благо Церкви?». Тех, кто не готов идти этим путем, мы не отталкиваем, не смотрим на них косо. Но через некоторое время человеку самому становится неуютно от того, что он все время отказывается, и он либо присоединяется к общему делу, либо уходит. Смысл и цель молодежного общества в том, чтобы его участники стали верующими, церковными людьми. Цель всего, что происходит в Церкви, — встреча человека с Богом.

У троицкой молодежи много дел: помощь храму и приходу, донорство, благотворительные акции, творческие вечера. Волонтеры проводят уроки по начальной военной подготовке для воспитанников детских домов и интернатов, готовят праздничные программы для детей. В группе «Ковчега» «ВКонтакте» больше тысячи человек, лента пестрит сообщениями: требуются волонтеры, нужны помощники, просим откликнуться, к нам обратились, благодарим за участие…

«Ладья»

Пятничным вечером, когда на улицах и в кафе особенно весело и многолюдно, в классе воскресной школы Митрофановского храма тоже оживленно. Потихоньку, чтобы не мешать молящимся на службе, сюда поднимаются студенты и старшеклассники. Юноши расставляют столы, девушки нарезают пироги и разливают чай. Почти все друг с другом уже знакомы, сразу начинают что-то обсуждать, вспоминать, смеяться.

На пятничные встречи «Ладьи» собирается молодежь со всего городаТема встречи на этот раз — «Что происходит с человеком после смерти?». Настоятель храма иерей Игорь Москвичев рассказывает о переходе бессмертной души в мир вечности, о том, чем могут помочь ушедшему те, кто еще на земле, о традиции поминальной трапезы. Слушатели задают вопросы: почему так привлекателен для человека грех, могут ли души умерших сами молиться о себе, могут ли грехи родителей сказываться на судьбе детей…
Беседа продолжается около полутора часов — почти что лекция, но атмосфера другая: никто не конспектирует, не поднимает руку, чтобы задать вопрос, есть место и для шутки, и для истории из жизни. После «официальной» части многие ребята остаются, бывает, что засиживаются за разговорами и до полуночи. Священник в этом не участвует, но ничего против не имеет.

Молодежному клубу «Ладья» больше трех лет. Люди здесь собираются разные — не только воцерковленные приходят за общением, теплой атмосферой, интересным содержанием. Темы бесед молодежь в основном выбирает сама: Божественная литургия, Священное Писание, Апокалипсис, тюремное служение, монашество, окормление глухонемых. На встречи часто приходят гости — священники, преподаватели семинарии, были даже сотрудники УФСИН. Полюбились участникам клуба экскурсии по городам области, поездки на молодежные форумы. Объявление о предстоящей поездке в Троице-Сергиеву Лавру вызвало у ребят массу восторженных эмоций.

— Многим ребятам, которые пришли сюда впервые, казалось, что священники — это жители другой планеты, — вспоминает отец Игорь, — но потом они поняли, что это люди, с которыми можно разговаривать, что-то у них спрашивать и получать ответы. По опыту могу сказать, что человек, у которого была бурная молодость, в 40–50 лет на исповеди сокрушается: «Что же я натворил, почему мне никто не подсказал?». Понятие свободы никто не отменял, человек вправе совершать те или иные поступки, но если он будет знать, что так поступать неправильно, вполне возможно, что это убережет его от ошибок, облегчит ему жизнь. Для этого и нужны такие молодежные общества, куда молодой человек может прийти и рассчитывать на то, что он будет понят.
Участники общества всегда откликаются, когда их просят помочь в уборке храма, в разливании освященной воды на Крещение, поехать на расчистку территории в сельском монастыре, привести в порядок могилы священнослужителей.

Любимая часть программы на пасхальных и рождественских вечерках — изучение старинных танцевНе секрет, что молодежка — это еще и место, где молодой человек может найти себе пару. В «Ладье» уже сыграли три свадьбы, еще несколько на подходе. На венчание и свадьбу Андрея и Елены Артемьевых в родное село Елены — Алексеевку Базарно-Карабулакского района — собралась почти вся «Ладья». Сейчас молодая семья продолжает учебу — Андрей в аспирантуре медицинского университета, Лена в магистратуре Поволжского института управления. Пятничные встречи «Ладьи» они не пропускают, ведь Лена остается координатором клуба.

Екатерина Буробина ходит в «Ладью» практически с самого ее основания. Увидела объявление в храме и решила пойти. На тот момент ее путь к воцерковлению только начинался, и девушка искала любую возможность просвещения. Ей было важно общение со сверстниками, хотелось увидеть, чем живет православная молодежь, и брать с нее пример. Сейчас Екатерина — активная участница социальных и благотворительных акций, которые проводят «Ладья» и «Ковчег».

— Почему я этим занимаюсь? Наверное, просто потому, что так надо. Я часто вспоминаю слова доктора Лизы: «Добро, сострадание и милосердие работают сильнее любого оружия». Вот по этому правилу и хочется хотя бы постараться жить.
Общественной и социальной деятельностью вместе с ребятами из других молодежных обществ занимается и Святослав Богданов. Молодой человек помогает в организации различных акций, посещает детские приюты и социально-реабилитационные центры.

— Лично мне это дает осознание правильности выбранного пути. Когда видишь больного ребенка или брошенного родителями подростка, когда отдаешь ему часть себя, своего внимания и времени, возникает чувство, что в этом и кроется часть твоего предназначения как личности и как человека, социально ответственного.

Утоление печалей

«Нужны волонтеры для уборки квартиры одинокого дедушки по адресу…» — подобные сообщения в группе в «Вайбере» видят больше тридцати человек. Они не всегда знакомы друг с другом, но хорошо знают отправителя — Татьяну Сапунову, координатора молодежного общества при саратовском храме в честь иконы Божией Матери «Утоли моя печали».

— К вере я пришла в подростковом возрасте, — рассказывает Татьяна, — и понимаю, что именно храм оградил меня от многих проблем. А сколько всего проживают и переживают мои сверстники вне Церкви! Мне очень хотелось им помочь.

После учебы на философском факультете СГУ Татьяна занималась там социальной работой — вместе со студентами посещала детский интернат, преподавала в воскресной школе. А когда настоятель храма протоиерей Сергий Штурбабин предложил Татьяне заняться молодежной работой на приходе, она, не раздумывая, согласилась. Храм небольшой, молодежи мало, потому и пришлось искать несколько иной, нежели на других приходах, формат — такой, который привлек бы людей с разных концов города. И он был найден — помощь одиноким пожилым людям. Первой стала Людмила Александровна. Она жила одна, как раз недалеко от университета. Татьяна и еще несколько студентов пришли к ней помочь с уборкой.

— Приходим, а у нее синяк в пол­лица. Рассказала, что ей стало плохо, и она упала. А сама худенькая, артрит, руки ничего уже не держат, и не ела уже несколько дней… Я оставила ребят делать уборку, а сама побежала домой, сварила суп куриный и принесла ей. Она ест и говорит: «Куриный бульон — первая еда, когда ты истощен и измучен». Я на всю жизнь эти слова запомнила.

Ребята взяли бабушку под свою опеку. Кормили, возили в больницу, помогали в быту. Починили, наконец, дверной замок — она несколько лет жила с открытой дверью. Татьяна вспоминает, что по имени и отчеству ее никто не называл, сразу по-домашнему — бабушка.

Через полтора года бабушка умерла. На отпевании были почти все, кто наполнил последние годы ее жизни теплом, любовью и заботой.

— Конечно, наша деятельность требует определенной психологической подготовки, — продолжает Татьяна, — одно дело — прийти и поздравить с праздником, подготовить концерт, что-то подарить, и совсем другое — зайти в квартиру к чужому человеку, поднять с пола грязную кастрюлю и увидеть, как из-под нее тараканы разбегаются. Не все это могут выдержать, но христианин должен работать над собой.

«Ихфис»

О каком городе сказано: «Нет пророка в своем отечестве»? Почему поле под Иерусалимом получило название «земля крови»? — в интеллектуальной викторине на знание Священного Писания Нового Завета состязаются пять команд из Саратова, Вольска и Петровска. Побеждает петровский «Ихфис».
«Ихфису» уже больше двух лет. Его первыми участниками стали выпускники воскресных школ, которые продолжали ходить в храм, прислуживали в алтаре, пели на клиросе. Затем подтянулись другие ребята, в основном старшие школьники и студенты профучилищ. Руководитель общества Кирилл Андриенко — студент Саратовского госуниверситета, но планирует поступать в семинарию. Каждые выходные он — в родном Петровске, с друзьями из «Ихфиса». И вся организационная сторона лежит на нем.

В гости к «Ихфису»: саратовские «молодежки» приехали в Петровск навестить своих друзей и принять участие в квесте— Молодежи больше всего не хватает именно духовного воспитания, — объясняет свою позицию благочинный Петровского округа, настоятель Покровского храма иерей Сергий Протасов, тоже, кстати, молодой еще человек, — если в общине есть молодые люди, пусть даже пять человек, долг священника — постараться их объединить. А говорить о том, что молодежи нет или что она вся ужасная, что общаться с ней невозможно, на мой взгляд, неправильно. Молодежь на самом деле замечательная. А как начать с нею общение? Идти навстречу. Если молодые люди сами в храм не идут — значит, мы должны идти к ним. У нас есть большое преимущество перед крупным городом — в селе или маленьком городке священника знают все, и, куда бы он ни пришел, ему дадут пообщаться. В школах, например, нас с удовольствием встречают, учителя только рады, если мы пообщаемся с ребятами и расскажем о чем-то добром, хорошем. Практически полгода мы ходили по школам, рассказывали старшеклассникам о деятельности нашего молодежного общества, провели турнир по самбо — спортсменам тоже было интересно узнать, чем мы занимаемся. Замечаю, что многие не хотят работать с учащимися средних специальных учебных заведений — да, это немного не то, что студенты университета, но у меня есть опыт общения с такими ребятами, и опыт хороший, добрый. В отличие от городских интеллектуалов «пэтэушники» не чураются никакой работы: и в храме были готовы помочь, и пожилым прихожанам, например, двор от снега расчистить. Да, может быть, с ними будет труднее на какие-то темы говорить, чем со студентами философского факультета, но зато можно вместе сделать много добрых дел. Просто не нужно складывать руки и бояться. Молодежь есть — кто хочет с ней работать, тот сможет.
По словам отца Сергия, помощь храму для молодого человека — лучший способ открыть для себя мир Церкви:

— Чистим подсвечники — а что такое свеча, зачем мы ее ставим? Протираем иконы — а как устроен иконостас? Убираем с мальчиками в алтаре — вот, посмотрите, как здесь все устроено. Но главное — это, конечно, участие в богослужении.

Команда «Ихфиса» на брейн-ринге в Троицком собореНа ежегодном собрании молодежного отдела епархии

Молодежь «Ихфиса» всегда за какие-нибудь поездки — в паломничество, на съезды и форумы, различные межприходские встречи. Отец Сергий всегда с ними, и не в качестве пассивного наблюдателя. На квесте нужно быстрее всех добежать из точки А в точку Б — батюшка бежит вместе с ребятами, и так во всем. Неудивительно, что его любят не только молодые петровчане, но и участники других молодежек. В «Ладье», например, он всегда желанный гость. И дело не только в возрасте.

— Надо мной некоторые священники смеются даже, — улыбается батюшка. — Кому-то моя тяга к молодежи кажется странностью. А мне это просто очень нравится. Мне тяжело видеть, когда у людей нет движения, нет стремления что-то для себя открывать, что-то новое делать, особенно у молодых. Иной раз своих даже ругаю: «Ну как вы можете сидеть на одном месте? В вашем-то возрасте?». Мы должны любить то, что делаем — вот и весь секрет.
Спрашиваю отца Сергия, как в общении с молодежью ему удается быть одновременно священником и другом?

— Важно чувствовать эту грань, у меня это не всегда получается, — отвечает он. — Панибратство чревато тем, что тебя будут воспринимать как товарища и потом не смогут советоваться в серьезных вопросах. Отходить слишком далеко тоже нельзя — будут стесняться, бояться. Стараться быть на расстоянии вытянутой руки — так, наверное, это можно назвать. В молодежке между ребятами и духовником должно быть близкое общение. Хорошо, если оно есть и в повседневной жизни, а не только на собраниях. Не вижу ничего плохого в том, чтобы у священника и ребят были общие интересы, спортивные, например, или интеллектуальные. Много еще говорят про язык общения — опускаться до сленга, лишь бы развеселить, конечно, не нужно, но и слишком серьезным быть тоже плохо.

* * *

О том, почему Церковь придает такое значение работе с молодежью и для чего нужны приходские общества, мы поговорили с руководителем молодежного отдела Саратовской епархии иереем Кириллом Петровичем.

Священник Кирилл Петрович— Отец Кирилл, нужна ли вообще в Церкви отдельная работа с молодежью?

— Церковь существует для разных групп населения, а молодежь — это группа специфическая, это те люди, которые создадут наше будущее, и не когда-нибудь, а через 10–20 лет. Для Церкви важно направить молодежь, чтобы она в своей будущей деятельности руководствовалась нравственными категориями.

— Вы были назначены руководителем молодежного отдела в апреле 2015 года. Как строилась работа отдела раньше, что Вы изменили и почему?

— Молодежный отдел в нашей епархии был создан в 2009 году, но целенаправленная работа в этом направлении велась и до этого, примерно с 2006 года. Тогда верующим молодым людям было важно собираться вместе, для того чтобы увидеть, что не все их сверстники в свободное время смотрят реалити-шоу и ходят по клубам. Есть те, кто хочет строить свою жизнь в соответствии с нравственными ценностями, по заповедям Господним.

Я сам ходил в это общество с 2007 года, мне тогда было двадцать четыре года, я уже окончил университет. Я не из церковной семьи, в моем окружении не было никого, кто мог бы что-то рассказать о религии вообще. К вере меня привел личный поиск. Мне было интересно пообщаться с молодыми людьми, узнать об их опыте воцерковления. В тот период большинство верующих ребят происходили из неверующей, фактически атеистической среды, и дорогу к Богу они находили сами. Через год я поступил в семинарию и уже сам стал вести занятия в обществе.

Ежедневные встречи проводились с понедельника по пятницу в здании нынешнего епархиального управления, на Волжской, 36, а потом в здании семинарии на Мичурина. На встречи собиралась молодежь со всего города, приезжали даже из Энгельса и пригородов — несколько десятков человек. Занятия по основам православной веры, истории Церкви и церковному пению, евангельские беседы, киноклуб вели священники и семинаристы. Эти занятия пользовались большой популярностью, особенно киноклуб и церковное пение. Многие из тех, кто ходил на пение, сейчас певчие в наших храмах, а тогда молодежное общество было единственным местом, куда мог прийти человек с улицы и сказать: «Я хочу петь, позанимайтесь со мной».

Собрания никогда не превращались в скучные лекции, люди задавали много вопросов — достоверной информации тогда было не так много, даже в Интернете, и не все еще начитались книг. Даже такая, казалось бы, скучная по форме вещь, как серия из пяти лекций по основам Православия, вызвала живой интерес. Мы в качестве эксперимента пробовали провести беседу за чаем, но чай так и остался стыть в чашках — обсуждали настолько серьезные вещи, что было не до него. На занятия постоянно приходили новые участники, не только молодежь, но и взрослые люди: ограничений по возрастному цензу мы не ставили.

Помимо занятий устраивались молодежные балы, поездки на разные молодежные конференции. Были и поездки по разрушенным храмам в нашей епархии — молодежь приводила их в порядок, расчищала мусор, потом приезжал Владыка и совершал там Литургию — в аскетических условиях, конечно, без окон, без дверей, без иконостаса, с собой привозили только самое необходимое для службы. Многие ребята, которые ездили на уборку, не совсем понимали, куда и зачем они едут, но, видя храмы, узнавали больше об истории епархии, Церкви.

Когда меня назначили руководителем молодежного отдела, тот формат, который был в начале 2000-х, себя изжил, потому что ситуация изменилась. Количество людей на наших собраниях стало уменьшаться — им было проще прийти на беседу с настоятелем или на спевку любительского хора на своем приходе, чем собираться на подобные мероприятия в одном месте в центре города. Поэтому молодежную работу пришлось перестраивать. Мы пошли по тому пути, который сам напрашивался, — молодежные собрания должны быть при приходах. Задачей отдела стала информационная, методическая и организационная поддержка — с чего начать, как привлекать молодежь. Я тогда уже был священником и занимался с молодежью, которая ходила в Покровский храм, поэтому мог делиться с настоятелями других приходов своим опытом. У тех священников, которые не стали подходить к этому формально, а вложили свою душу, получился хороший результат.

Занятия в епархиальном молодежном обществе мы прекращать не стали — пока люди ходят, пусть даже десять человек, будем проводить. Несколько лет у нас работает краеведческий проект «Утраченные храмы Саратова». Молодежи он оказался интересен.

— Для чего нужны молодежные общества при храмах? Стоит ли создавать их «по указу»?

— Создать можно, только кто будет в них участвовать? Будет ли поставленный указом священник интересен молодежи, сможет ли он доступным языком ответить на ее вопросы, на те вызовы и проблемы, которые перед ней стоят? Молодежь очень тонко чувствует фальшь, и если священнику с ней неинтересно, то и ей с таким священником тоже. Второй момент, который нужно учитывать, — количество молодых людей. Чтобы естественно сложилось живое общение, достаточно четырех-пяти молодых людей и священника. Тогда им будет интересно поговорить на разные темы, связанные с Церковью, воцерковлением, духовной жизнью. Ведь им все-таки хочется и друг с другом пообщаться, кто-то себе вторую половинку выбирает, и это абсолютно нормально.
Мы работали со всеми храмами, где есть молодежь. Молодые люди, кстати, не ограничивают себя каким-то одним молодежным обществом, могут ходить сразу в несколько, они искренне ищут что-то живое, настоящее, отбрасывая шелуху. При этом, конечно, совершаются ошибки, но это уже процесс взросления. Молодежное общество в идеале должно помочь молодому человеку удержаться в золотой середине, избежать крайностей, влиться в жизнь Церкви, стать настоящим членом приходской общины.

— Чем в молодежках лучше заниматься — изучать Священное Писание, участвовать в просветительской деятельности, социальной работе?

— Всем. Нельзя сказать, что молодежное общество должно заниматься только этим, и ничем другим. Когда Патриарх говорит о молодежи, он постоянно напоминает: главное для молодого человека — это научиться служению людям и Церкви. А социальная работа, например, — это как раз то, что молодежи под силу, что ей самой полезно и для расширения кругозора, и для духовной жизни.

Журнал "Православие и современность", № 44 (60)

Комментарии:

нет комментариев

ВЫ МОЖЕТЕ ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:

Отправляя данную форму, я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с политикой обработки ПД.