Информационно-аналитический портал Саратовской митрополии
 
Найти
12+

+7 960 346 31 04

info-sar@mail.ru

Отдать с прибылью
Просмотров: 895     Комментариев: 0

Люди нередко спрашивают, как сохранить в душе пасхальную радость, но, мне кажется, это не совсем корректная постановка вопроса. Ведь радость не цель, она — следствие жизни со Христом, готовности идти за Ним не только в радость, но и в скорбь. «Если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною» (Мф. 16, 24), — говорит Спаситель, и Он же завещает тем, кто действительно за Ним последовал, «радость совершенную» (см.: Ин. 15, 11).

На 39‑й день после Светлого Христова Воскресения, накануне Вознесения Господня, Церковь совершает особое празднование — отдание Пасхи. Это день одновременно радостный — все богослужение по пасхальному чину, многократное «Христос воскресе!», непременный крестный ход, колокольный звон — и грустный: ведь с удивительной, непередаваемой словами атмосферой Пасхи в храме мы расстаемся на целый год.

Но что же это за торжест­во такое — отдание, или возвращение, по-гречески απόδοσης (аподосис)? Что и кому мы в данном случае отдаем, возвращаем? Заметьте, Церковью совершается отдание не одного только праздника Пасхи: мы точно так же отдаем (или возвращаем) все двунадесятые праздники, кроме Входа Господня в Иерусалим. Дни меж самим праздником и его отданием называются попразднством. Отдание — последний день попразднства: в этот день мы возвращаемся к минувшему уже празднику, переживаем его еще раз. Праздники, не входящие в число двунадесятых — например, Покров Пресвятой Богородицы — попразднства и отдания не имеют.

Что же отражает эта традиция, ставшая требованием церковного Устава? То, что Церковь не спешит расстаться со своим духовным торжеством, она предоставляет своим чадам возможность глубоко пережить его и переосмыслить, она призывает нас к углубленному труду. Вот что писал о переживании нами праздников святой праведный Иоанн Кронштадтский: «Надобно вникнуть в историю события или лица, приближаться к событию или лицу (святому, память которого совершается. — М. Б.) сердцем, впитать их в себя, иначе праздник будет несовершенный, небогоугодный. Праздники должны иметь влияние на нашу жизнь, должны оживлять, возгревать нашу веру в будущие блага и питать благочестивые добрые нравы. А они проходят больше с грехом, как и встречаются неразумно маловерным, холодным сердцем, часто вовсе не приготовленным к чувству тех великих благодеяний Божиих, которые Бог даровал через известное празднуемое лицо или событие».

Протяженное празднование и отдание праздника заповедал Своему народу Сам Бог, об этом говорит Пятикнижие Моисеево: в течение семи дней приносите жертву Господу; в восьмой день священное собрание да будет у вас, и приносите жертву Господу: это отдание праздника, никакой работы не работайте (Лев. 23, 36). В ранние века христианства к каждому празднику возвращались именно на восьмой день — строго по Ветхому Завету. Но сегодня попразднство может быть разным по протяженности: Рождество Пресвятой Богородицы — четыре дня, Крестовоздвижение — семь дней, Рождество Христово — шесть, Богоявление — восемь, Благовещение — один день. Попразднство Пасхи — 39 дней, и это понятно, ведь она — вершина церковного года, величайшее, высшее торжество христиан, память о центральном, решающем событии в истории человечества. Она очень многого от нас требует, о многом нас спрашивает и невероятно много нам дает. Можно ли пережить Пасху за одни сутки? Вновь и вновь стремясь в храм на Светлой седмице, на Фоминой неделе, мы чувствуем, насколько недостаточно нам одного воскресенья, сколь необходимо вернуться к празднику, а верней сказать — просто пребывать в нем, не выходя. Само сердце настойчиво требует этого. И бывает иной раз так, что уже под конец 40‑дневного празднования, под отдание, приходит к человеку такая пасхальная благодать, какой и в саму светозарную ночь не было у него. «И какая дивная, чрезвычайная, единственная за всю мою жизнь благодать. Не хочется даже говорить о ней, а нужно скрыть, как драгоценное сокровище, от посторонних очей и, особенно, врагов. Поэтому запечатлею крестом святым дальнейшие строки о ней», — так писал о своем состоянии в день отдания Пасхи митрополит Вениамин (Федченков).

Однако есть еще одна причина тому, что Пасху мы празднуем 39 дней, а следующий после отдания сороковой день — это праздник Вознесения Господня. Апостол и евангелист Лука сообщает нам, что Воскресший Христос пребывал на земле, являлся ученикам и беседовал с ними в продолжении сорока дней, а затем вознесся к Отцу (см.: Деян. 1, 3). Встречи учеников с Воскресшим Спасителем описаны всеми евангелистами. Апостол Павел сообщает нам, что Господь явился более нежели пятистам братий в одно время, из которых большая часть доныне в живых, а некоторые и почили; потом явился Иакову, также всем апостолам; а после всех явился и мне, как некоему извергу. Ибо я наименьший из апостолов, и недостоин называться апостолом, потому что гнал церковь Божию (1 Кор. 15, 6–9).

 

* * *

Отдание — возвращение… Сами эти слова отсылают нас к 25‑й главе Евангелия от Матфея (см.: Мф. 25, 14–30), к притче о талантах, совершенно не случайно занимающей такое место в богослужении предшествующей Пасхе Страстной седмицы: «Се тебе талант Владыка вверяет, душе моя, страхом приими дар, заимствуй давшему…» (стихира Великого Вторника). Ничто из того, что мы получаем в этой жизни, не возникает из пустоты, из хаоса, не выпадает нам случайно, как выигрыш в лотерее: все дает нам Создатель. И не просто так дает, а для продолжения: для того, чтобы мы пустили полученную «монету» в оборот и принесли Господину прибыль. Поэтому за каждым нашим обретением, за каждой принятой нами радостью следует вопрос: «А что дальше?» или «Что ты теперь будешь с этим делать?». У нас был праздник, мы спешили в храмы, мы дружно, всем приходом, выдыхали: «Воистину воскресе!», и нас, кажется, слышала вся округа. Ну а дальше что? Чем мы продолжим ту ночь? Духовная жизнь вообще не терпит остановок, она возможна лишь как непрерывный процесс, пусть сколь угодно проблемный, болезненный, но — непрерывный: точку в нем ставит только Бог, отзывающий, наконец, человека от земной жизни в вечность. А наше дело, пока дышим — идти к Нему, всякий раз возвращая, отдавая полученное, чтобы вернуть однажды Ему самого себя — пусть далеко не святым, но все же христианином: Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его (Мф. 11, 12).

* * *

Попразднство традиционно связано с благотворительностью: этому также учит Ветхий Завет, та самая 23‑я глава Книги Левит, посвященная, по сути, духовному труду человека: Когда будете жать жатву на земле вашей, не дожинай до края поля твоего, когда жнешь, и оставшегося от жатвы твоей не подбирай; бедному и пришельцу оставь это (Лев. 23, 22). И после Рождества Христова, и после Пасхи настает пора добрых дел: нужно посетить больных, престарелых, сирот, заключенных, всех, кто нуждается в особой заботе и поддержке — принести им слово о Хрис­те и радость праздника. Это тоже отдание, тоже возвращение полученного таланта: мы, христиане, получили столько любви, что просто не можем не делиться ею здесь, в мире, где столько горя, скорби, зла. А делясь своей радостью с другими, мы умножаем ее в собственном сердце.

Закончу словами архимандрита Кирилла (Павлова) из его проповеди в день отдания Пасхи:

«Провожая этот величайший светоносный праздник и получив от него величайшее утешение и радость, будем всегда помнить Воскресение Христово — торжество из торжеств, и этой истиною будем окрылять себя в вере, надежде и любви. С несомненною верою в наше будущее воскресение за все всегда будем благодарить благодетеля Бога, с несомненною верою во все возвещенное нам в святом Евангелии, и в последний раз от всего верующего сердца скажем: “Христос воскресе!” Аминь».

Газета «Православная вера», № 05 (721), май 2023 г.