Православие и современность. Информационно-аналитический портал Саратовской и Вольской Епархии

ПРАВОСЛАВИЕ И СОВРЕМЕННОСТЬ

Информационно-аналитический портал Саратовской и Вольской Епархии

По благословению Митрополита Саратовского и Вольского Лонгина.
Русская Православная Церковь Московского Патриархата
Подписаться на RSS Карта сайта Отправить сообщение Перейти на главную

+7 (8452) 28 30 32

+7 (8452) 23 04 38

+7 (8452) 23 77 23

info-sar@mail.ru

12+
Не последний священник села Мордово
Просмотров: 270     Комментариев: 0

Храм во имя святого великомученика Димитрия Солунского был возведен в селе Мордово в 1840 году на народные пожертвования — в честь победы над Наполеоном. В 1937 году он был закрыт. Сегодня в стенах старинной церкви вновь служится Литургия. С прихожанами восстановленного храма встретился председатель саратовского православно-исторического общества «Возрождение», краевед Евгений Леонидович Лебедев.

Храм вмч. Димитрия Солунского. Вид с Волги.— Я ехал сюда с особым чувством, — признался на встрече Евгений Леонидович. — Дело в том, что в этом храме служил мой дед Яков Александрович Лебедев. Он был псаломщиком.

Краевед напомнил собравшимся о приближении печальной даты — столетия начала гонений на Церковь. Он особо подчеркнул, что такого длительного периода непрерывных преследований — 74 года — не было в истории православия никогда.

— Иногда скептически настроенные люди говорят мне: «Какие непрерывные гонения? При Хрущеве ведь не убивали!» — сказал он. — Не убивали, но сажали. Мы сейчас ищем одного священника, которого посадили как раз при Хрущеве. Он служил в Балакове. Родственникам до сих пор не выдают документы. В те времена за веру человека могли упрятать в психиатрическую больницу или уволить с работы. Нужно сказать, что у нас в области были очень жестокие гонения на Церковь. Мы установили, что в Саратове до начала гонений было 63 храма. Из них не разрушили только четыре! Десять храмов власть впоследствии передала Церкви в изуродованном виде. А сколько всего разрушено их по епархии, мы пока точно не установили.

Своя печальная история гонений есть и у приходской общины села Мордово. Сейчас комиссия по канонизации святых готовит документы для прославления священника, который десять лет, с 1892 по 1902 годы, служил в этом селе, — Олимпа Яковлевича Дьяконова. Он принял мученическую кончину, когда был переведен в Саратов в Крестовоздвиженскую церковь.

После отца Олимпа в селе по удивительному совпадению служили тезки, но не родственники: Павел Васильевич Лебедев и Павел Степанович Лебедев. Павел Васильевич умер в 1910 году, а его преемник завершил свой земной путь в 1915 году. Оба священника похоронены на территории села.

Сын протоиерея Павла Степановича Лебедева, Николай Павлович, тоже стал священником. Судьба его сложилась трагически: он был расстрелян большевиками. Последнее место его служения — Троицкий храм города Царицына.

В советское время власть запретила Церкви вести документацию, многие записи были уничтожены, поэтому восстановить историю Свято-Димитриевского храма после 1917 года по документам практически невозможно. Приходится опираться на народные предания. Известно, что последнего священника, который служил в селе перед закрытием храма, расстреляли. Есть предположение, что это был отец Владимир Сурков. Он начал служить в Мордово в 1915 году. Храм был закрыт в 1937 году. Мог ли священнослужитель в советское время прослужить на одном приходе 22 года? Трудно сказать…

Рассказы местных жителей, к сожалению, лишены определенности. Старожилы не знают, как звали последнего священника, который здесь служил до войны. Однако они рассказывают о том, что уже после убийства этого батюшки здесь же была убита его жена, имя которой тоже неизвестно. Вроде бы с ней расправились бандиты, которые искали у матушки деньги. А их сын вроде бы отрекся от отца и после его смерти работал в совхозе счетоводом.

Народная память крепка, но ее-то и старались уничтожить враги Церкви в первую очередь: запугать, запутать, оболгать всех тех, кто имел мужество помнить.

— У нас в семье не принято было говорить на эту тему, но тетка мне говорила, что мой дед, Котельников Алексей Сергеевич, служил здесь. Тетка моя отсидела десять лет за веру. Родители мне ни о чем не рассказывали — боялись. Они до конца своих дней ощущали негатив со стороны власти — рассказывает нам прихожанин Владимир Иванович Суворов.

Некоторые наши соотечественники не изжили этот страх до сих пор. Староста Свято-Димитриевского храма Павел Викторович Паращенко рассказал нам историю, которая произошла совсем недавно. Однажды к ним в храм пришла женщина из соседнего села Бобровка. Она не назвала своего имени, только попросила впустить ее. В храме женщина достала фотографию, на которой была запечатлена семья священника, со словами: «Наконец-то я тебя сюда привела…». На расспросы она отвечать не стала и о священнике, изображенном на фото, сказала только одно: «Его лишили голоса…».

Анна Ивановна КостроминаНе все легенды подтверждаются рассказами старожилов. Нам удалось поговорить об истории села с самой пожилой жительницей Мордово — Анной Костроминой. В марте Анне Ивановне исполнилось 92 года.

— Убили священника? Его жену? Впервые слышу, — удивилась она. — Никто у нас никого не убивал на селе. Но когда была коллективизация, у нас хлеб отбирали. В каком-то селе даже такое было: председателю живот разрезали и насыпали туда пшеницы. А у нас такого не было! У нас люди были хорошие, добрые, набожные. Помню, народу всегда было полно в храме. Когда церковь закрыли и оттуда выносили образа, две женщины стали их защищать. Их, конечно, за это посадили, и по десять лет каждая отсидела. Одну я не знаю, как звали, а фамилия второй — Котельникова. Она наша родственница. А иконы эти, видимо, продали. У нас вот, видите, большая икона, а на обороте написано — Зинкины. Наверное, старший брат моего отца, его фамилия Зинкин, эту икону тогда выкупил. А другие иконы почти все уничтожили. Их жгли, топили… Одна семья (жили они за речкой), видимо, икону сожгла в котле. И было там такое чудо: как котел раскалится, на нем проявляется лик святого Николая. Я сама не видела, но видел дядя Вася Банкутов. Я лично от него слыхала эту историю.

— После войны вашу церковь не открывали? — спрашиваем мы Анну Ивановну.

— Нет, — немного подумав, отвечает она. — После войны там был склад, потом сделали клуб. Один раз и я там была, грешница: смотрела концерт. А еще у меня книга сохранилась из библиотеки нашей церкви. Я ее любила читать. Разные церковные истории, священниками написанные. Меня ее часто просили почитать на похоронах.

У Анны Ивановны богатая биография. Во время Великой Отечественной войны она училась на радистку, а когда немцы подошли близко к селу Бобровка, копала окопы. После войны работала на тракторе, была местным депутатом, ухаживала за овцами, выкармливала телят. Полвека трудового стажа... Анна Ивановна, несмотря на возраст, до сих пор работает в своем огороде. Трудолюбие вообще свойственно жителям села. Их усилиями всего за три года церковь во имя святого Димитрия Солунского была восстановлена фактически из руин. И пусть мы пока не знаем имени священника, при котором храм был закрыт в 1937 году, одно мы можем сказать точно: его уже нельзя назвать последним среди пастырей, которые здесь служили, ведь сегодня у храма села Мордово уже настоятель — иерей Анатолий Филоненко.

 


Материал подготовлен в рамках проекта «Духовные скрепы Отечества — история и современность». При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 05.04.2016 № 68-рп и на основании конкурса, проведенного Фондом поддержки гражданской активности в малых городах и сельских территориях «Перспектива».

Фото Евгения Лебедева и Екатерины Киняевой

«Саратовская областная газета» № 90, 28 июня 2017 г.

Комментарии:

нет комментариев

ВЫ МОЖЕТЕ ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:

Отправляя данную форму, я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с политикой обработки ПД.