Информационно-аналитический портал Саратовской митрополии
 
Найти
12+

+7 960 346 31 04

info-sar@mail.ru

Не было бы счастья, да несчастье помогло
Просмотров: 785     Комментариев: 0

Наш мир очень рационален, потому что состоит он из рационально мыслящих людей. И люди эти порой так боятся быть нерациональными, поступить нерационально, выглядеть нерациональными, что иногда ощущаешь себя заключенным в клеточки тетради по математике, где ты прочно заперт формулами, правилами и… опытом прожитых лет (тоже, кстати, рациональным). Но иногда (очень редко, хотя и не так редко, чтобы потерять всякую надежду, но так редко, чтобы это не перестало восприниматься, как чудо) события, выходящие за рамки рациональности, происходят, и именно их мы называем чудом. Чудеса бывают большие и малые, ошеломляющие и просто удивительные, а иногда тихие и неприметные, но оттого не менее глубокие и важные.

Чудо, о котором пойдет речь, случилось много лет назад в далеком Таджикистане. Я намеренно не стану называть имен участников тех событий, поскольку они до сих пор живы, вряд ли захотели бы раструбить всему миру о своих делах, а Богу их имена и так известны.

Православных храмов на весь Таджикистан немного, всего пять, да и то два из них находятся на территории российских воинских частей. После распада Страны Советов количество русских людей в Средней Азии с каждым годом уменьшается в геометрической прогрессии или с катастрофической скоростью. Чаще всего остаются одинокие старики и старушки, потому что молодежь давно переехала туда, где проще. Приходам в Таджикистане живется непросто. Пенсии мизерные, других доходов нет. Нужно ради справедливости отметить, что и коренному народу, таджикам, там тоже живется нелегко. Поэтому главным чудом, наверное, является сам факт выживания православного храма в такой далекой, бедной, мусульманской стране, как Таджикистан. Господь уже в этом показывает нам Свои милосердие и любовь к верующему народу.

В одном из областных центров еще со времен Ташкентского генерал-губернаторства, с конца XIX века, стоял православный храм. Приход его был маленьким, но постоянным, жил себе неприметной жизнью. Все меньше в нем крестили и венчали и все чаще отпевали усопших… Но Господь неизменно приводил сюда новых людей, и иногда из числа коренных жителей. Вот вам и еще чудо. В 90-е Таджикистан погрузился в устойчивый и непроходимый энергетический кризис, сначала пропало центральное отопление, потом исчез природный газ, затем страшным дефицитом стало электричество. Помню, как зимой (а зимы в этой области Таджикистана бывают очень суровые) все мы стояли на службе укутанные и все равно к концу службы замерзали так, что не пошевелишься… В нашу жизнь пришли буржуйки, газовые баллоны, открытые плитки с раскаленными спиралями, чтобы в те полчаса, на которые дали свет, хотя бы чайник вскипятить, не тратя драгоценных дров… В этих условиях пожары и отравления угарным газом стали частым явлением. При храме жили две старенькие монахини. В их келейке, примыкавшей к храму, от плитки начался пожар, и через некоторое время от старого саманного здания храма почти ничего не осталось. Почти – это потому, что осталась невредимой деревянная голгофа, икона Божией Матери «Иверская» и фреска Бога Отца над входом в храм вместе с дверью. Вот и еще одно чудо. Горю прихожан и батюшки не было предела. Сомнений в том, что нужно восстанавливать храм, ни у кого не было. Но как это сделать? Стандартное в этом случае «с Божией помощью», хотя и понималось, но слабо утешало. Для того чтобы Господь подал помощь, нужно и человеческие силы прилагать, а их-то как раз было мало…

Стали подсчитывать средства, которые принесли, собрав последние сбережения, прихожане. Тут были и деньги, скопленные старушками «на смерть и погребение», и самые последние гроши, мягко говоря, небогатых прихожан. Но было понятно, что этого в лучшем случае хватит на фундамент… Батюшка пошел по своим знакомым, дальним и ближним. Удалось собрать еще и на часть кирпича для стен. И все… Рациональная часть истории закончилась. Точнее, закончится через один эпизод. И эпизод этот довольно грустный для нас, кто считает Россию своей Родиной. Пришла батюшке в голову мысль пойти в генеральное консульство России и попросить помощи. Консул важно выслушал и изрек: «К Вашему сведению, в России Церковь отделена от государства, и оказать вам помощь из государственных средств нет никакой возможности…» Это было, наверное, тоже своеобразное чудо – чудо равнодушия, но к нему, как вы понимаете, Дух Святой не имеет никакого отношения. Здесь рациональное победило.

Собственно, чудо…

Когда в конце лета повеяло осенью и на горизонте замаячили дожди (хотя лето в тех краях длинное, до конца октября иногда тепло), батюшка загрустил. Не хотелось в зиму без оконных перекрытий входить, не говоря уже о крыше. Но святая Мария Магдалина (храм был в ее честь), видимо, действовала активно. За ее плечами был опыт убеждения самого Тиберия, пригодился он и для убеждения таджикских предпринимателей. Неожиданно пришел к батюшке местный аптекарь и предложил привезти недостающий кирпич. Стены возвели. Нужно кровлю возводить – леса нет, денег тоже. Приходит человек, никому не знакомый, и даже из другого города. Говорит: «Я привез на продажу хороший лес из России, все продал, одна машина осталась, не уходит никак… Мне сказали, что вы храм строите. Денег свободных у меня нет, но, может быть, вам лес пригодится?» Возвели стропила. Пришло время кровлю перекрывать – опять аптекарь пришел. С ним вместе и купол с крестом справили. Потихоньку отделали храм изнутри. Храм вышел больше и краше прежнего, светлый, высокий, просторный… Когда купол с крестом водрузили, то из закатного неба, на котором не было ни одного облачка, прямо не крест снизошел радужный столп и долго так стоял, вызывая огромное удивление у местных жителей и прихожан. На следующий год, когда храм уже был освящен, мне довелось побывать в этом городе (я к тому времени уже три года жил в России и успел по всем очень соскучиться) и прислуживать батюшке в алтаре на Пасху. Какая же это была радость!!! Она била через край, лица прихожан просто светились изнутри, вся махалла (тадж. «район») стояла вокруг храма во время крестного хода, и хотя зайти внутрь люди не решались, но детишек, которые забегали во двор храма, никто не одергивал, видимо, и им передавалась манящая атмосфера нашей духовной радости… После пасхального богослужения мы сели за стол разговляться, ребятишки-сироты (разных национальностей), которые воспитывались на приходе, показали нам пасхальное представление. Тот самый аптекарь, настоящий мусульманин, пришел на праздник и привез целую машину новых детских вещей и обуви, продукты для детей. Мы сидели за пасхальным столом, радовались и были по-настоящему счастливы. Разве это не чудо?

 «Православное Заволжье»