Информационно-аналитический портал Саратовской митрополии
 
Найти
12+

+7 960 346 31 04

info-sar@mail.ru

Насажденные в доме Господнем
Просмотров: 748     Комментариев: 0

Без этого храма невозможно представить себе Саратов. Свято-Духовский собор стоит высоко, красиво; он встречает всех, кто въезжает в наш город по автодорожному мосту через Волгу. Это один из семи ныне действующих дореволюционных храмов Саратова, и у него очень интересная история. А обращаемся мы к ней сейчас потому, что в 2023 году исполнилось 75 лет со дня возвращения Духосошественской церкви верующим — до этого в ней был зерновой склад. После 1948 года Сошественская церковь (как называли ее верующие саратовцы) уже не закрывалась и несколько десятилетий была одной из двух действующих церквей нашего города. Многие саратовцы старшего поколения — те, чей путь ко Христу начался еще в эпоху принудительного безбожия — именно в этом храме впервые узнали, что такое соборная молитва Церкви и ее таинства.

Честность, сострадание, благочестие

Усадьба Тюльпиных до революцииПетра Федоровича Тюльпина и его супругу Дарью Хрисанфовну знал весь город. Тюльпин, по происхождению тверяк, приписался к саратовскому купечеству в 1818 году, женился на дочери одного из самых успешных и уважаемых саратовских купцов Хрисанфа Образцова (1774–1847) и очень быстро вошел в число богатейших купцов Поволжья. Он торговал лесом, хлебом, рыбой, не чурался и винных откупов. Семейству Тюльпиных принадлежала красивейшая усадьба на углу улиц Большой Сергиевской (сейчас Чернышевского) и  Московской; она частично сохранилась, но в плачевном состоянии.

Как и его тесть, Петр Федорович пользовался большим уважением саратовцев всех сословий. Причиной тому — касательно и тестя, и зятя — были, во-первых, глубокое церковное благочестие, во-вторых — честность и порядочность, в-третьих — щедрое сердце. Эти «толстосумы» всегда готовы были поделиться своим богатством: спасали тех, кто оказался в беде, поддерживали городское хозяйство, строили и благоукрашали церкви. Оба они избирались городскими головами — эта должность, введенная еще указом Екатерины II, была по сути связующим звеном меж органами имперской власти и народом: голова представлял город перед властью, участвуя в решении всех возникающих вопросов. Петр Федорович избирался на этот важнейший для города пост дважды подряд, в 1845 и 1849 годах. Благодаря Петру Тюльпину в Саратове появился детский приют — учреждение, которое не только давало кров сиротам, но и вообще опекало детей бедняков, маленьких обитателей «дна». Он же стал учредителем «Убежища святого Хрисанфа» — училища для девочек из бедных семей. Нетрудно предположить, что оно было названо так в память небесного покровителя покойного уже к тому времени Хрисанфа Ивановича Образцова. Вместе со святым мучеником Хрисанфом пострадала девица Дария; напомним, что это имя носила дочь Хрисанфа Ивановича — супруга Петра Федоровича.  В «Убежище святого Хрисанфа» девочки не только учились грамоте, но и получали профессии, дававшие им надежный кусок хлеба.

В 1855 году в дом супругов Тюльпиных пришло страшное горе: безвременно скончался их сын Николай, двадцати семи лет, успевший получить образование и чин титулярного советника. В память о сыне супруги решили построить на месте небольшой деревянной Сошественской церкви в надовражной части города, под Соколовой горой, большую, каменную, трехпрестольную. Строительство было завершено в 1858 году; левый придел был освящен, по просьбе Тюльпиных, во имя святителя Николая Мирликийского, небесного покровителя их сына, правый — в честь иконы Божией Матери «Знамение», а главный — в честь Сошествия Святого Духа на апостолов. На четырехъярусной колокольне было 13 колоколов. Самый большой, весом 431 пуд 15 фунтов, был украшен отлитыми на нем иконой Сошествия Святого Духа и фигурами ангелов. Надпись гласила: «Колокол сей сооружен усердием Храмоздателя почетного гражданина и первой гильдии купца Петра Федоровича и супруги его Дарьи Хрисанфовны Тюльпиных в память сына…». К сожалению, через год после освящения храма Петр Федорович Тюльпин скончался.

В приход новой церкви входило 600 обывательских домов. При храме действовали богадельня и церковно-приходская школа, в которой обучались и мальчики, и девочки. Что интересно, во время Первой мировой войны, когда из западных губерний в Саратов хлынул поток беженцев, Духосошественская церковь открыла вторую школу — для детей из инославных или вообще не христианских семей. В ней училось 25 еврейских детей и 14 юных католиков. После закрытия Александро-Невского кафедрального собора (сейчас на этом месте стадион «Динамо») Духосошественская церковь стала соборной.

Когда для всей Российской Церкви настали горькие, тяжкие времена, «сошественские» прихожане упорно боролись за свой храм. Он был закрыт постановлением горисполкома в 1934 году — вместе с целым рядом церквей города, но в ноябре 1935-го, благодаря хлопотам верующих, открыт вновь и действовал до 1939 года. В июне 1941-го горисполком рассмотрел ходатайство Волжского райсовета о превращении здания церкви в кинотеатр. Война нарушила эти планы, более того — храм остался не изуродованным и, в отличие от иных, так и стоял посреди обезбоженного города — во всей красе, при куполах и крестах.

На момент начала войны в Саратове и области не осталось ни одного действующего православного храма. Верующие тайком собирались по домам, священники в перерывах меж тюрьмами и ссылками также тайком пробирались в эти дома — исповедовали, причащали, венчали, крестили детей. В 1942 году разрешили открыть Троицкий собор. Об открытии Духосошественской верующие просили всю войну. И лишь в январе 1948 года такое решение было принято горисполкомом.

В советские годы Духосошественский был одним из двух действующих храмов почти миллионного города; вторым был Свято-Троицкий собор. В праздники народу собиралось столько, что троицкому духовенству приходилось служить одновременно в двух храмах собора, верхнем и нижнем. А в Духосошественском невозможно было порой и руку поднять, чтобы перекреститься. С холодного свода на молящихся капал «дождь» — конденсат дыхания…

«Этот храм сохраняет дух благочестивого Саратова»

О той почти легендарной поре вспоминает протоиерей Михаил Беликов, ныне клирик кафедрального Свято-Троицкого собора. Он родился в 1962 году, рос в совершенно неверующей семье — как раз возле Духосошественского храма, на Малой Горной — и подростком, к великому удивлению и огорчению родителей, вдруг зачастил в эту церковь… Не зная еще, конечно, что ему предстоит прослужить в ней 14 лет — диаконом, затем протодиаконом, а позднее там же, в храме в честь Сошествия Святого Духа, принять пресвитерский сан.

«В детстве я любил, бывая у бабушки — она жила совсем рядом, по вечерам залезать на дерево и смотреть на эти купола в закатных лучах,— вспоминает отец Михаил. — Меня тянуло в церковь, страшно интересно было, как она устроена внутри, что там происходит. И вот я впервые вошел в Духосошественский. До сих пор помню то впечатление, которое произвели на меня этот величественный храм, великолепная академическая роспись, сделанная еще до революции…

У прихожан Духосошественской церкви был в советские годы такой обычай — собираться минут за сорок до начала службы и вместе петь. Люди знали много церковных песнопений, были и свои запевалы. Перепоют всё, что знают, и уж потом молятся за всенощной. Большинство прихода составляли пожилые женщины, но немало было и мужчин — строгих, крепких стариков с бородами. Они никогда, даже в летнюю жару, не позволяли себе прийти в храм в рубашке с коротким рукавом, с расстегнутым воротом. Всегда была рубашка с длинным рукавом, застегнутая под горло, и чаще всего — пиджак.

У благочестивых людей тогда считалось, что на службу надо не приехать, а непременно прийти пешком и тем самым потрудиться. И были среди наших бабушек и дедушек те, кто ходил пешком из Заводского района!

Настоятелем Духосошественского был тогда протоиерей Николай Архангельский, фронтовик. Потом настоятельствовал отец Николай Земцов, а позже, когда я уже  вернулся домой из армии, здесь служил отец Иоанн Волков. Очень интересный был батюшка, замечательные проповеди говорил — просто, доходчиво, от всего сердца. Даже не проповедовал, а как бы просто беседовал с людьми. Я до сих пор в собственных проповедях привожу некоторые его мысли».

* * *

Протоиерей Николай АрхангельскийПротоиерей Николай Архангельский родился в 1924 году в Камышине, в семье священника. В 1941 году окончил школу. В 1942 году был призван в армию, прошел войну. После демобилизации в 1947 году поступил в Саратовскую духовную семинарию. В 1952 году принял священный сан. Пользовался большим уважением и любовью духовенства и прихожан. С 1988 года нес послушание духовника епархии. Служил во многих храмах Саратова, последнее место служения — храм великомученика Димитрия Солунского на территории возрождаемого Спасо-Преображенского монастыря.За многолетние труды на благо Церкви в 1998 году был удостоен права служения Божественной литургии с отверстыми царскими вратами до «Отче наш». Отошел ко Господу в сентябре 2005 года.

Протоиерей Николай ЗемцовПротоиерей Иоанн ВолковПротоиерей Николай Земцов родился в 1939 году в Новочеркасске, был восьмым из девяти детей в семье. Во время войны семья потеряла отца, пережила немецкую оккупацию. Николай с детства прислуживал в алтаре, пел в церковном хоре. Познакомился с митрополитом Новочеркасским и Ростовским Вениамином (Федченковым), которого вскоре перевели в Саратов. Переехав в наш город вместе с владыкой, поступил в Саратовскую духовную семинарию. Был уже священником и отцом семейства, когда его призвали в армию. Служил в Сибири, в войсках МВД, при случае тайком от командования заменял заболевшего священника в местной церкви. Вернувшись в Саратов, отдал церковному служению всю оставшуюся жизнь. Отошел ко Господу в июле 2019 года.

Протоиерей Иоанн Волков родился в 1931 году в деревне Аннин Верх Перелюбского района Саратовской области, в семье священника. В 1949 году окончил восьмилетку. Учился в Кооперативном техникуме. В 1957 году митрополитом Саратовским и Балашовским Вениамином (Федченковым) был рукоположен во диакона и в том же году — во иерея. В 1962 году закончил заочно Ленинградскую духовную семинарию. Служил в Петровске, Ртищеве, Урюпинске. С 1980 года — настоятель Духосошественского собора. Затем был переведен в Тульскую епархию; в епархиальном архиве хранится его письмо архиепископу Пимену из города Ясногорска Тульской области. Отец Иоанн поздравляет владыку Пимена с Пасхой, благодарит за уроки совместного служения и просит: «…не вычеркивайте меня из своего любящего молитвенного сердца».

* * *

«Я застал еще протодиакона Виктора Молодецкого,— продолжает отец Михаил. — Невысокого роста, кряжистый, краснолицый, с небольшой бородкой —больших бород и длинных волос тогда никто не носил, дабы не привлекать лишнего внимания,— отец Виктор обладал глубоким бархатным басом. Он хромал, западал на одну ногу. Но это не мешало ему служить.

Состав певчих в Духовском был очень сильный. Там был регент Михаил Александрович Зелепухин, из старых регентов. Сдержанные жесты, никаких размахиваний руками, работают только кисти рук. Пели солисты оперного театра — Александр Манистин, Владимир Буланкин. Они предпочитали петь здесь, потому что этот храм на отшибе, а Троицкий слишком уж на виду.  Доносчиков хватало, и артистов потом в театре “прорабатывали”. Правда, их и тут, в Духосошественском, выследили и тоже “прессовали”. И они ушли петь в Покровск, там был тогда не храм даже, а молитвенный дом.

Именно в Духосошественском я впервые увидел владыку Пимена. Я как раз был у бабушки, на всенощную сходил в Троицкий, а к обедне решил пойти в Духовский — и проспал. Пришел, когда владыку уже провожали. Я тогда еще очень мало что знал — литературы ведь не было никакой, узнать что-то можно было только у старых людей: у них были книги, но давать их они не спешили, к новым людям в церкви относились очень настороженно. И вот смотрю я и не понимаю: что происходит? Так торжественно, радостно хор поет, а величественный человек в клобуке — я не знал тогда, что это клобук, я их никогда не видел — крестом всех благословляет… Я подумал: кто-то великий к нам приехал что ли?

Потом мне, конечно, объяснили, что это владыка Пимен, и я стал уже нарочно ходить на его службы. Фотографии не передают того впечатления, которое производили на людей он сам и его богослужение. Это было естественная царственность, без всякой позы. Движения мягкие, плавные, величественные. И даже когда он просто шел по храму, сразу было видно: архиерей идет.

Из причта Духосошественской церкви я помню псаломщика Тимофея Антоновича; он был немного косноязычен, но слушать его, когда он читал или пел, было приятно, дефекты дикции вообще не замечались. Иногда они вместе с отцом Василием Стрелковым — он тогда был совсем молодым еще священником — во время службы выходили и пели что-то из песнопений вдвоем.

Людмила Петровна КнязеваПсаломщицей в Духосошественском была Людмила Петровна Князева. Во мне она самое сердечное участие принимала: всё объясняла, на все мои вопросы отвечала, книжки давала читать. Она знала, что мои родители категорически против того, чтобы я ходил в церковь, и говорила: “Здесь я буду твоей мамой”. И я ее так и звал — мамой — до последних ее дней. Она была сильного духа женщина и не боялась настаивать на своем. Не допускала сокращений богослужения: пусть на всенощной в будний день вообще никого, но она обязательно дочитает все кафизмы до конца, как бы ей ни семафорили из алтаря — хватит уже, дескать.

Помню бабушек клиросных из любительского хора, они тоже были очень интересные для меня люди. И я только добрым словом их могу вспомнить, потому что они видели, как мне, подростку из неверующей семьи, трудно, и поддерживали меня как могли.

Духосошественский — или, как он сейчас называется, Свято-Духовский — собор мне особенно дорог тем, что он — как никакой, может быть, другой — сохраняет традицию, дух дореволюционного благочестивого Саратова. В нем всегда был какой-то свой уклад, какие-то мелкие особенности, они-то и составляют ценность приходской жизни. Например, в конце службы всегда пели ирмос 3-го гласа “Утверждение на Тя надеющихся…”».

* * *

Ковчег с частицами мощей Радонежских святыхВ Духосошественской церкви служили святые: священномученик Гермоген (Долганёв),в бытность свою епископом Саратовским и Царицынским; священномученик Петр Покровскийс 1931 по 1936 год, после возвращения из ссылки и вплоть до следующего ареста; священномученик Петр Зиновьевс 1914 по 1916 год, по окончании семинарии, до рукоположения, псаломщиком.

Среди святынь Духосошественского собора — ковчег с мощами Радонежских святых, ковчег с мощами Киево-печерских и Константинопольских святых, копия Почаевской иконы Божией Матери, привезенная в Саратов протоиереем Серафимом Казновецким (см. биографическую справку ниже). А также редчайший артефакт — икона Пресвятой Богородицы и святого великомученика Пантелеимона, из тех, что были напечатаны в 1917 году, после Корнеевского чуда — явления чудотворной иконы Божией Матери и великомученика Пантелеимона в селе Корнеевка (ныне Красноармейский район Саратовской области). В соборе можно увидеть немало рукописных икон XIX столетия: благочестивые саратовцы сохранили их в страшные годы погрома церквей, а затем принесли во вновь открывшийся храм. 

В крипте под главным алтарем собора похоронен архиепископ Саратовский и Вольский Александр (Тимофеев, +2003).

* * *

«Старые прихожане особо чтили великомученицу Варвару…»

Протоиерею Василию Стрелкову — тогда еще просто мальчику Васе — было восемь лет, когда Духосошественский вернули верующим, и они с мамой стали в него ходить.

«Церковь эта очень хорошо сохранилась: и полы, и роспись, сделанная еще до революции, оказались практически невредимыми,— вспоминает отец Василий.—  исключение — иконостас, его разобрали полностью. Первая служба в Духосошественской церкви после ее возвращения была 17 декабря, на великомученицу Варвару, в Никольском приделе. Прихожане были в восторге, они радовались тому, что в Саратове открывается уже второй храм. И долгие годы после этого старшее поколение прихожан Духосошественского собора особо почитало великомученицу Варвару и всегда собиралось в храме в этот день.

Хорошо помню первого настоятеля Духосошественской церкви, протоиерея Серафима Казновецкого. Он со своей семьей приехал к нам с Западной Украины, тем его преследовали униаты, потому что он был горячим проповедником православия,— даже было покушение на его жизнь. Отец Серафим и здесь, в Саратове, оставался ярким проповедником, активным, энергичным человеком.  Мне запомнилось, как разлеталась у него ряса от порывистых движений — как крыло. По улицам он всегда ходил в подряснике, хотя тогда это не было принято. Ездил на службу на 13-м трамвае, который здесь тогда ходил; ему всегда уступали место, и он очень любезно благодарил.

При архиепископе Гурии (Егорове) настоятелем Духосошественского собора был архимандрит Иоанн (Вендланд), его духовный сын. Они вместе много пережили, как им только Господь давал сил устоять… У отца Иоанна я был посошником —  выходил на литию с посохом. Помню, как мы спускались с солеи и шли в конец собора».

* * *

Протоиерей Серафим Казновецкий родился в 1905 году в городе КременцеВолынской губернии в семье священника Антония Казновецкого. В 1925 году окончил Волынскую духовную семинарию, был клириком Николаевского кафедрального собора в Кременце и главой Волынского епархиального миссионерского комитета. После того как Западная Украина вошла в состав СССР, подвергался преследованиям советских властей, какое-то время провел в лагере. Пережил гитлеровскую оккупацию Украины; известен его доклад «О зверствах фашистов в период оккупации», подготовленный для Кременецкого горкома КПСС после освобождения Украины от гитлеровских войск. В 1945 году участвовал в работе Поместного Собора Русской Православной Церкви от Львовской епархии. После Львовского Собора 1946 года, на котором произошло воссоединение униатов Галиции с Православной Церковью, православным священникам-миссионерам грозили физической расправой; многие из священнослужителей и мирян, присоединившихся к Православной Церкви, стали жертвами украинских националистов. Протопресвитер Гавриил Костельник, бывший униат, один из инициаторов присоединения галичан к православию, был убит при выходе из храма после богослужения в Спасо-Преображенском соборе Львова. Было совершено покушение и на жизнь отца Серафима — по данным некоторых источников, в него стреляли прямо в храме. Он боялся за свою семью и детей; по просьбе львовского правящего архиерея его перевели в Саратов. Сохранилось письмо прихожан Свято-Георгиевской церкви Львова саратовскому правящему архиерею с просьбой «поберечь и приласкать… дорогого, любимого, незаменимого духовного отца Серафима...». «Всех он умел выслушать, всем дать добрый совет, одним утешить и приласкать, других по-родительски побранить и наставить на путь истинный. Умел принять сирых и вдов, согреть странников»,— также говорилось в письме. Отец Серафим прослужил в Духосошественском храме всего четыре года, в апреле 1952 года отошел ко Господу. Похоронен на Воскресенском кладбище.

Митрополит (во время служения в Саратове — архимандрит) Иоанн (Вендланд) родился в 1909 году в Санкт-Петербурге, принадлежал к старинному дворянскому роду, в крещении получил имя Константин. В 1930 году окончил Ленинградский горный институт, параллельно посещал лекции Богословско-пастырских курсов. С 1933 года работал в Ташкенте. Участвовал в жизни тайной православной общины, возглавляемой его духовным отцом — сосланным в Ташкент архимандритом Гурием (Егоровым), впоследствии митрополитом, а в 1953‒1955 годах — саратовским правящим архиереем. Архимандрит Гурий тайно постриг Константина Вендланда в монашество с именем Иоанн; позже постриженник был рукоположен в иеромонаха. До 1945 года продолжал работать геологом, скрывая свое священство и монашество; написал ряд научных трудов, защитил диссертацию. Затем, объявив о своем сане, вышел на открытое служение. Оставался преданным помощником и опорой архиепископа Гурия. В 1953 году вместе с ним прибыл в Саратов, был настоятелем Духосошественского собора, служил в Саратове еще два года после перевода владыки Гурия в Чернигов. Родная сестра и верная помощница архимандрита Иоанна — монахиня Ефросиния (Елизавета Николаевна Вендланд) — была врачом Саратовской семинарии. В 1957 году архимандрит Иоанн стал ректором Киевской духовной семинарии. 28 декабря 1958 года был хиротонисан во епископа Подольского, викария Московской епархии. Скончался владыка Иоанн в 1989 году, будучи митрополитом Ярославским и Ростовским.

* * *

«В начале 50-х к нам в Духосошественский пришел служить отец Георгий Лысенко, совсем еще молодой — 23 года всего,— продолжает отец Василий.—  Он был красивый человек и очень большой труженик. Народ его сразу полюбил. Люди почувствовали его благодатное отношение — и к богослужению, и к прихожанам. Он удивительно служил, благоговейно. После службы народ толпами стоял, чтоб только получить благословение у отца Георгия...

Рекомендацию в семинарию мне дал отец Георгий Осипов. В 1974 году я был рукоположен во диакона и служил в Троицком соборе, а в 1976 году архиепископ  Пимен перевел меня в Духосошественский. Через год я стал священником и служил в “Голубых куполах” (как еще называли в народе этот храм.— М.Б.) до 1990 года, то есть до того момента, как мне поручили привести в надлежащее состояние возвращенную Серафимовскую церковь.

* * *

Протоиерей Георгий Лысенко родился в 1931 году в селе Киево-Николаевка Екатериновского района Саратовской области. Рос под влиянием бабушки, Пелагеи Трофимовны, благодаря которой дом семьи Лысенко стал нелегальным молитвенным домом для верующих земляков. В 18 лет оставил строительный техникум и поступил в Саратовскую духовную семинарию. Начинал свое служение в Пугачеве, затем служил в Духосошественском соборе, откуда был переведен настоятелем Покровского молитвенного дома в Энгельсе (Покровске). Попытался отремонтировать ветхое строение, обложив его кирпичом, чем вызвал негодование властей. Был лишен регистрации. После поездки в Патриархию регистрацию вернули. После этого отец Георгий служил в Балашове, затем — вновь в Духосошественском, стал его настоятелем. Благодаря ярким проповедям и умению разговаривать с людьми привлекал к Церкви всё больше саратовцев, что весьма тревожило власть. По этой причине отец Георгий подвергался атакам советской прессы. Он вновь был назначен на Покровский приход в Энгельсе и вновь попытался отремонтировать здание. После этого власть добилась вывода отца Георгия за штат и оказывала давление на правящего архиерея — архиепископа Пимена, требуя, чтобы опальный священник навсегда покинул Саратов. Лишенный возможности служить, отец Георгий зарабатывал на жизнь ремонтом телевизоров. Пользовался огромной сердечной поддержкой верующих, видевших в нем страдальца за веру. В 1978 году вернулся к служению. Когда Церковь получила свободу, много сделал для духовного возрождения в Саратове; первым из священников епархии пришел с крестом и Евангелием в места лишения свободы. Скончался в сентябре 2002 года.

Протоиерей Георгий Осипов родился в 1895 году в Могилевской губернии, в семье священника. Окончил Рижскую семинарию, в том же году венчался с девицей Елизаветой Меховиковой, дочерью рижского протоиерея. В 1919 году был рукоположен во иерея и в том же году мобилизован в Красную Армию. В 20-х годах служил на приходах Пензенской епархии, с 1927 года — в Саратовской. В 1931 году настоятельствовал в Казанской церкви в Логиновке Краснокутского района; сейчас она находится в полуразрушенном состоянии и неизменно привлекает внимание тех, кто подъезжает к Красному Куту со стороны Саратова. В 1934 году был настоятелем церкви в Михайловке Сталинградской области. С 1935 по 1943 год, в связи с тотальным закрытием храмов в Саратовской области, не служил — трудился чернорабочим в здании Фрунзенского райсовета, работал в артели «Игрушка». В 1944 году был зачислен в причт Свято-Троицкого собора Саратова. В 1947 году стал настоятелем молитвенного дома в честь Рождестве Пресвятой Богородицы на улице Новоузенской, 116. Затем служил в Александро-Невской церкви города Ртищево и с 1950 года — в Духосошественском соборе. В 1961 году по болезни был почислен за штат. Но в 1965 году написал слезное прошение на имя владыки Пимена: «Находясь за штатом и не имея возможности служить в церкви и бескровные священнодействия совершать в течение четырех лет на себе испытал глубиной чувств души и тела лишение этого святого дела. Терпение истощилось, а потому, припадая к Вашим стопам. Прошу Вас принять меня в состав причта Духосошественской церкви хотя бы на самое последнее место». Прошение было удовлетворено. С марта 1965 года, по благословению владыки Пимена, отец Георгий — духовник Саратовской епархии. Скончался митрофорный протоиерей Георгий Осипов в декабре 1978 года. Чин погребения был совершен в Духосошественском соборе при большом стечении народа. Разрешительную молитву произнес архиепископ Саратовский и Вольский Пимен.

* * *

«Как служилось при советской власти? Конечно, сложно,— вспоминает отец Василий.— Я очень любил богослужение, очень радовался возможности служить и старался как только мог. Но в те времена священник мог решать только богослужебные вопросы, а всем остальным в церкви распоряжалась «двадцатка».  Помню, в самом начале моего служения,— месяц заканчивается, подходят ко мне члены “двадцатки” и говорят: “Ты молодец, хорошо служишь, но денег мы тебе платить не будем, потому что у нас их нет…”.

Собор в наши дниКупить Евангелие простой человек не мог. Продавать книги в церкви было запрещено. Выручали старые, дореволюционные издания. И еще были такие верующие, который вручную переписывали и Новый Завет, и Псалтирь, и молитвословы. Чтобы крестить ребенка, родители должны были свои паспорта показать и сказать, где они работают; все эти сведения передавались потом уполномоченному. Совершать богослужения вне стен храма — даже, например, панихиду на кладбище — категорически запрещалось. Преследовалось хождение священников с требами по домам. Мы ходили, конечно. Страшновато было, не хотелось регистрации лишиться… Но куда было деваться — мы ходили, крестили детей, отпевали покойников».

В 2002 году указом Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия IIв связи с аварийным состоянием Свято-Троицкого собора Духосошественскому собору был придан статус кафедрального. В 2014 году кафедральным собором Саратовской епархии вновь стал отреставрированный Троицкий собор, а Духосошественский стал именоваться храмом Сошествия Святого Духа. В декабре 2020 года указом митрополита Саратовского и Вольского Игнатия, согласно решению Епархиального совета, наименование храма было изменено, и с той поры он носит название «Архиерейское подворье — Свято-Духовский собор».

«Храм живет, приход развивается»

Архиерейская служба на престольный праздникО сегодняшнем дне Свято-Духовского собора рассказывает его настоятель, секретарь Саратовского епархиального управления священник Александр Чеботарёв.

«Наш храм, действительно, можно назвать хранителем традиции: до недавнего времени большую часть его прихода составляли пожилые люди, из тех, кто не боялся ходить в церковь в советские времена. Но эти люди, один за другим, уходили, и верующие младших поколений долгое время почему-то их не заменяли. Возникла проблема: людей мало, они немощны, больны, не получается живой, активной приходской жизни. Мы обсуждали эту проблему с владыкой Игнатием. Владыка направил в собор молодых, недавно рукоположенных священников — иерея Димитрия Григорьева, иерея Романа Поршнева, иерея Николая Ищенко. И это “вливание молодой крови” сразу сказалось на жизни прихода: она стала развиваться. Молодые священники активно общаются с людьми, участвуют в работе воскресной школы, проводят беседы с прихожанами. И к нам сразу стали приходить молодые люди, которые по-настоящему интересуются церковной жизнью. В воскресной школе у нас сейчас около пятидесяти детей. Но, к сожалению, пока нет помещения для нее — заниматься приходится в трапезной.

Сейчас мы заняты благоустройством территории, реставрируем ограду, которая была установлена в 80-х годах и от времени разрушилась. Заменили окна, сделали вентиляцию, планируется капитальный ремонт, но с сохранением росписи. Также в планах — реставрировать все три иконостаса.

Наш собор знаменит тем, что в нем в свое время, в советские еще и в перестроечные годы, крестилось очень много народу. Когда люди сотнями пошли креститься, в городе было всё еще лишь несколько храмов. И сейчас многие приходят туда, где крестились, помогают нашему приходу, в том числе и материально».

Те, кто ходит в Свято-Духовский собор сегодня, чувствуют его особую атмосферу. Все, кто молился здесь, кто пострадал за веру, кто сохранил верность Христу в безбожные годы, кто приносил сюда всё — и скорби свои, и надежды, и радости, будто по-прежнему стоят здесь, их дыхание чувствуется в воздухе старой церкви. И так ясно становится, что все они живы… И вспоминаются слова Псалмопевца: Насаждени в дому Господни во дворех Бога нашего процветут: еще умножат­ся в старости мастите, и благоприемлюще будут. Да воз­вестят, яко прав Господь Бог наш, и несть неправды в Нем (Пс. 91, 14–16).