+7 960 346 31 04

info-sar@mail.ru

Информационно-аналитический портал Саратовской митрополии
 
Найти
12+
Мое место – в храме
Просмотров: 143     Комментариев: 0

Она пришла в храм, как большинство простых русских женщин – без колебаний и сомнений. Как приходят в отчий дом под кров Небесного Отца и Матери Божией. Это произошло, когда большая часть жизни была прожита, когда нашей героине было уже за пятьдесят. Но встреча со Христом для человека возможна всегда. И вот уже почти тридцать лет Зоя Игнатьевна в любую погоду, мороз и гололед, дождь и жару, спешит в Свято-Троицкий собор, ставший главным местом в ее жизни.

Все лучшее – в храм

– Я росла без матери, и в детстве никто меня к Церкви не приучил. Война, голод, сколько себя помню, всегда работала, учиться было некогда, и о православной вере ничего не знала. Иногда в храм заходила, но по-настоящему стала церковным человеком, когда трое моих детей стали взрослыми и разъехались.

Как-то соседка спрашивает: «Как ты без Церкви живешь?». Она и привела меня в храм, рассказала, что значит церковная жизнь. Так я нашла свое место – оно в храме. Дома что-то не доделано, что-то не успела по хозяйству, ну и ладно, потом доделаю, главное – прийти на службу. Постепенно привыкла часто исповедоваться и причащаться, и жить без этой благодати уже не могу. Бывает, ночь не поспишь, нездоровится, а в храм придешь – и все хорошо. Господь помогает, силы дает, благодарю Его за это.

С Зоей Игнатьевной Джумайловой мы встретились в храме после службы. Забрав из ее рук тяжелый пакет, спрашиваю: «Что там у Вас?» Отвечает: «Груши батюшкам принесла». С пустыми руками Зоя Игнатьевна никогда в храм не приходит. Была помоложе, пироги, блины пекла и всех одаривала. Все лучшее всегда несла в церковь, не скупилась.

Но самым главным вложением стало строительство Свято-Троицкого храма, где трудились наравне с рабочими прихожанки будущего кафедрального собора. Какую же работу могли выполнять эти немолодые женщины, у которых были семьи, свои домашние заботы, да и добирались многие с другого конца города?

– Делали все: кирпичи чистили, железо и балки таскали, выгребали строительный мусор. Поработаем, сядем вместе за стол, на плитке уже суп гороховый кипит. Хорошо было, весело.

Однажды взяла с собой термос, бутербродик, села в отдалении от всех и ем. Подошел ко мне батюшка, отец Александр Керимов, взял шутливо за шиворот и говорит: «Пропавшую овцу нашел!». Такой мне урок преподал, что с тех пор больше не отделялась. Мы одна семья, и кусок должны делить на всех.

Потом батюшка определил меня печь просфоры, не сразу мне это удалось, особенно служебные, но постепенно освоила и это ремесло. Всю ночь у печи простоишь, придешь домой и радуешься, и молишься, и так на душе хорошо.

У меня был сосед рукастый, и когда понадобилось сложить печь, вместе с отцом Александром отправились к нему. Он как раз на рыбалку собирался, но, когда священник появился на пороге и обратился к нему с просьбой, удочки бросил и поехал с нами. И прекрасную русскую печь сложил, наверное, до сих пор она людям служит.

Он молится за нас

– Зоя Игнатьевна, с кем ни начнешь говорить о том, как возрождалась в Покровске церковная жизнь, все непременно вспоминают отца Александра.

– Это не удивительно, он был для нас не только духовником и наставником – источником евангельской любви. Сколько он пережил невзгод, но всегда оставался доброжелательным, спокойным, о себе совсем не думал, а о нас заботился. Если что-то тяжелое несешь, батюшка тут же подойдет: «Давай помогу!».

Как-то одна прихожанка хотела дать ему деньги, а он ей: положи в сокровищницу. Не взял. Батюшка был простым и скромным священником, душа его болела только о Церкви. Мы все его любили, но думаю, в трудных ситуациях спасала отца Александра прежде всего его любовь ко Христу и преданность Ему. Она и давала силы принимать все от руки Божией.

Вспоминается случай, может быть, мелочь, но в этих «мелочах» весь отец Александр. Мы чистили купол храма, и в голубином помете отыскали несколько старых потрепанных синодиков, видно, много лет они здесь пролежали. Батюшка не отдал их на сжигание, аккуратно все собрал и все прочитал, всех помянул в своих молитвах. Такой это был человек, Царство ему Небесное! Всегда кланяюсь его могиле, верю: он молится за нас.

Бог всегда поможет

– Были в Вашей жизни ситуации, когда помощь Божия приходила мгновенно, совершалось чудо по Вашим молитвам?

– Оба моих сына, Александр и Вячеслав, офицеры СОБРА, воевали в Чечне, много раз были ранены и контужены, но, слава Богу, остались живы. У обоих много заслуг перед Отечеством и боевых наград. Я непрестанно молилась о них, и сейчас молюсь.

Однажды младшего Александра увезли в больницу с прободением язвы, он уже кровью захлебывался, и врачи не давали благополучных прогнозов. Я всю ночь на коленях молила Бога: «Господи, спаси его!». И Господь спас. Бог всегда поможет. Сам хирург потом признался: шансов не было никаких. Когда сын стал поправляться, я ему так и сказала: «Благодари Господа, Он тебе подарил жизнь». Саша часто с семьей ездит в Дивеево, прикладывается к мощам преподобного Серафима.

Старший Вячеслав – прихожанин храма во имя великомученика Георгия Победоносца. Все мои дети верующие, дочь Людмила работает в библиотеке собора. Беспокоюсь только о внуках, молюсь, чтобы и они обязательно пришли к Богу. У меня их четырнадцать: семь внуков и столько же правнуков.

В жизни все бывает, ни у кого она не гладкая, но только с Богом можно преодолеть все невзгоды. Когда мне говорят, что не ходят в храм из-за того, что устают от долгих служб – не понимаю. Сядь, отдохни. Просто не хотят жить в своей православной вере, сами не идут и детей не приводят.

За все Его благодарю

– Скажите, Зоя Игнатьевна, каким был самый счастливый период Вашей церковной жизни?

– Когда храм наш строили. Каждый день был наполнен радостью. Однажды в гололед упала и сильно ударилась головой, но все равно до храма дошла. Мне подруги говорят: езжай скорее в больницу, ты же затылок разбила. Я уехала, а они совершили молебен целителю Пантелеимону, помолились дружно за меня, и на другой день я уже не чувствовала боли и была в храме. Как тут не поверить!

Одно время часто ездила трудиться в саратовский Свято-Алексиевский женский монастырь, так хотелось остаться там навсегда.

– Что же остановило?

– Младший сын. У него был трудный период в жизни, я нужна была, потому и осталась. Сейчас у детей все хорошо, а я жалею, что не стала монахиней. У дочери одной нашей прихожанки никак не налаживалась семейная жизнь, она давно хотела в монастырь, но все не решалась из-за дочери. Наконец, приняла постриг и, конечно, молилась о дочери. Представьте, к той муж вернулся, родился ребенок, живут дружно, а к матери приезжают в монастырь, благодарят за молитвы. И я хотела так же молиться за своих детей, но не получилось. Наверное, плохо хотела. Жалею, очень жалею.

– Что бы Вам еще хотелось попросить у Бога?

– Я любила и люблю наш Троицкий храм, с ним связана вся моя жизнь. Как же милостив Господь, что дал мне такую долгую и радостную жизнь в Церкви. Но мне много лет, хочется, чтобы, когда Господь призовет, отпевали меня здесь, в этом храме, как мою подругу Анастасию. Какое утешение было всем нам и ее родным! Вот об этом и прошу.

– Вы так часто говорите о счастье и ни разу не обмолвились о том, каков он – материнский крест. Вырастить трех хороших детей в православной вере – это же подвиг!

– Это не только моя заслуга. У них был хороший отец, это он сделал из сыновей настоящих мужчин, и я этим горжусь. Дети обо мне заботятся, меня любят, и когда вся наша большая семья собирается вместе, радость переполняет душу. Трудностей, конечно, было немало, и сейчас я переживаю за них. Но надо больше доверять воле Божией, не делать из всего трагедий, искать во всем, даже в трудностях, смысл и за все благодарить Господа.

«Православное Заволжье»

Комментарии:

нет комментариев

ВЫ МОЖЕТЕ ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:

Отправляя данную форму, я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с политикой обработки ПД.