Православие и современность. Информационно-аналитический портал Саратовской и Вольской Епархии

ПРАВОСЛАВИЕ И СОВРЕМЕННОСТЬ

Информационно-аналитический портал Саратовской и Вольской Епархии

По благословению Митрополита Саратовского и Вольского Лонгина.
Русская Православная Церковь Московского Патриархата
Подписаться на RSS Карта сайта Отправить сообщение Перейти на главную

+7 (8452) 28 30 32

+7 (8452) 23 04 38

+7 (8452) 23 77 23

info-sar@mail.ru

12+
Источник жизни
Просмотров: 548     Комментариев: 2

«У нас церковь красивая была. Михаила Архангела. Вокруг ограда каменная, на ней железная решетка кованая. В ограде сирень, вербы, акации. Ох и красиво было!», — читаю я воспоминания жительницы села Лох Антонины Степановны Симакиной в одной школьной исследовательской работе по изучению родного края. Село живет, храм, хоть и давно разрушенный, тоже. Каменной ограды с кованой решеткой нет, а вот сирень в самом цвету. Богослужения в храме не совершаются, но люди сюда по-прежнему идут — с молитвой, надеждой, верой.

Старинное село Лох расположено в Нижнем Поволжье, на правом берегу Волги, в 17 километрах от районного центра Новые Бурасы. Возникло оно в XVII веке как сторожевой пункт — для охраны Русского государства от набегов кочевников. Основателями Лоха были пахотные солдаты Петровской крепости, построенной в верхнем течении реки Медведицы по личному указу Петра I.

Раньше село имело еще одно название — Архангельское, в честь построенной там в 1752 году церкви во имя Архангела Михаила. Церковь была деревянной и простояла более ста лет. В 70‑х годах XIXвека ее разобрали и продали в Пензенскую губернию за 800 рублей. На месте старой церкви в 1872 году на пожертвования прихожан была построена часовня, а в начале 80-х здесь же возвели новую каменную четырехкупольную Михаило-Архангельскую церковь. Своей архитектурой церковь напоминала корабль. Расписывали ее приглашенные художники. Над входом в нее возвышалась колокольня. Восточный фасад был украшен полукруглыми выступами — апсидами.

Каменные церкви строились только в богатых селах. В районе таких было четыре — в Лохе, Гремячке, Кутьино и Ключевке. В остальных селах церкви оставались деревянными. В новом храме установили трехъярусный иконостас с позолотой. В притворе стояла огромная, перенесенная из старой церкви икона, на которой был изображен «страшный суд». Об этой иконе упоминает А. Соколов в книге «Саратовский сборник. Материалы для изучения Саратовской губернии» (Т I. Отдел II. Саратов, 1881 год): «Въ заключенiе упомянимъ еще, что въ лоховской церкви мы видъли большой образ, представляющiй “страшный суд”. Изображения во всъхъ частях и подписяхъ совершенно сходно съ извъстными лубочными картинами страшного суда».

Храм стоял на возвышенности, был обнесен каменной оградой с железной кованой решеткой и разноцветными стеклянными шарами на столбах. До революции число прихожан достигало шести тысяч, в церкви служили два священника, диакон и два псаломщика. В хоре пели ученики сельских школ. На обучение детей церковному пению местный помещик И.В. Сперанский и землевладелица Н.А. Щербина ежегодно жертвовали сто рублей.

В 20-е годы ХХ века храм, несмотря на гонения власти, оставался действующим. 30-е же ознаменовались разрушением храмов по всей Саратовской области. По данным на 1936 год из 53 районов Саратовского края в 34 храмы были разрушены или заняты под склады, клубы, мастерские и т. д. К концу 30-х не осталось ни одного действующего храма. Михаило-Архангельский храм закрыли в 1930 году.

По свидетельствам лоховчан, в 1936 году люди ходили в церковь соседней Гремячки. Сельчане вспоминали, что когда церковь закрывали, церковное имущество увозили, а иконы выбрасывали, сжигали. Многие жители украдкой уносили иконы домой. Некоторые большие иконы удавалось спрятать под пол в церкви, а потом унести домой. Верующих вызывали в Совет и выпытывали, где иконы, уговаривали их сдать. В 1941 году разграбленную церковь превратили в зерносклад.

В 50-е годы у храма снесли купола, перекрыли кровлю. В 1954 году в колхозе началось строительство, нужен был кирпич и приняли решение разобрать для этого церковь. Разрушать начали с колокольни. Сначала сбросили большой, диаметром полтора метра, колокол — он упал, расколовшись на две части. Затем сбросили остальные. На колокольню накинули тросы, и стали тянуть несколькими гусеничными тракторами. Тросы обрывались, упала только верхняя часть. Но упавшие кирпичи были так крепко соединены, что отделить их друг от друга было просто невозможно. Легче было построить кирпичный завод, что и было сделано. А церковь так и осталась зерноскладом вплоть до 2000 года.

Священник Иоанн Ковач приехал в Новобурасский район девять лет назад.

— Я осмотрел все храмы в нашем районе, многие находились в плачевном состоянии, в том числе и храм в селе Лох, — красивый, но в очень плачевном состоянии. У него обрушен свод, а это значит, что он разрушен наполовину. Сейчас он считается аварийным, и чтобы его восстановить, нужно большую часть храма разобрать. Постоянных жителей в селе немного, молодежь уезжает в Саратов, а дома скупают дачники, переселенцы из Казахстана, других мест. Храм разрушен, но люди все равно приходят сюда молиться — на месте алтаря поставили аналой, повесили на стены небольшие иконы, принесли свечки, Евангелие, молитвословы. Но сейчас в храме находиться опасно — в любой момент что-то еще может обрушиться.

— Сельчане не просто спрашивают у меня про храм, даже не просто хотят его восстановить — они горят желанием, есть уже инициативная группа — рассказывает отец Иоанн.

Один из таких людей — Василий Владимирович Сушков, бывший военнослужащий. Вместе с семьей он переехал сюда в начале нулевых.

— В любом месте, где люди живут, должен быть храм, — говорит он.— Чтобы человеку было куда прийти, поговорить с Богом. Без веры человек не может жить. Какая молодежь сейчас без Бога выросла? Ничего не боятся, что попало, делают, мало хорошего. Когда я впервые увидел этот храм, все фрески здесь были еще яркими. А сейчас они на глазах тускнеют — свод обрушился лет десять назад, изморось, снег, дождь, ветер. Жалко, восстановить бы его. А если еще при нашей жизни этой случится, будет вообще замечательно.

— Поверьте, с Божьей помощью будет, — утешает Василия Владимировича батюшка. — Человек сталкивается с вопросами, которые кажутся ему неразрешимыми, а Господь так управляет, что незаметно все само собой решается. Главное — обращаться к Богу. Вы молитесь, просите у Господа. Если Ему это угодно, то все будет хорошо. Будет молитва — все восстановится. Вот люди молились здесь, и послал им Господь вас, вы крест поклонный на въезде в село поставили, и других людей послал, которые прикладывают усилия, и потихоньку работа движется.

Впервые за последние десятилетия люди — местные жители, приезжие — собрались, чтобы расчистить внутреннее пространство храма. Это была трудная работа — внутри лежал слой грунта и обломков рухнувшего купола толщиной около метра, нужно было все это убрать, отсортировать и очистить уцелевшие кирпичи.

— Главное объявить, и все идут,— говорит отец Иоанн. — И родители с детьми, и пожилых много. Бабушка одна сама еле ходит, с палочкой, но все равно пришла и чем-то помогла. Эта работа людей очень сплачивает. Что ими всеми движет? Источник жизни. Для того, чтобы село зажило, нужно сперва храм восстановить. Когда будет храм, будет молитва, тогда будет и жизнь. Надежда, что храм будет восстановлен, у людей есть.

— Нам удалось открыть главный вход в храм, — рассказывает саратовский архитектор Александр Николаевич Кискин. — Мы все были поражены, когда открыли эту главную дверь. Бог Отец смотрел на нас и будто бы приглашал войти в храм. Это нас очень вдохновило. Кроме проектных работ и субботников пытаемся найти денежные средства, поскольку необходимо, в первую очередь, законсервировать строение, чтобы оно не разрушалось дальше. У нас есть официальное заключение лицензированной организации, которая занимается проектными работами по реставрации храмов, объектов культурного наследия, и вот там прописаны мероприятия по сохранению. Мы уже четко знаем, что нам необходимо делать. Но денежных средств пока, к сожалению, нет. Новобурасский лесхоз предоставил нам лес для устройства внутренних лесов, чтобы в колокольне мы установили леса и устроили временную кровлю. И затем поставить временную кровлю на основной корпус, чтобы осадки не попадали внутрь.

При участии Александра Николаевича одна из студенток Саратовского государственного технического университета подготовила научный проект реконструкции храма, ставшей ее дипломной работой. Почему в этом маленьком, вымирающем селе, люди, многие из которых оказались здесь совсем недавно, так держатся за этот храм?

— Я часто прихожу сюда, смотрю на этот храм, и мне становится грустно, ведь мы можем совсем его утратить, — говорит пятнадцатилетняя Анна Кислина, она переехала в Лох из Энгельса вместе с семьей три года назад. — А потерять его не хочется. Это наша история, и когда заходишь в этот храм, то чувствуешь, что здесь молилось столько людей. И они чувствовали это место так, как я чувствую его сейчас.

 


Материал подготовлен в рамках проекта «Духовные скрепы Отечества — история и современность». При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 05.04.2016 № 68 рп и на основании конкурса, проведенного Фондом поддержки гражданской активности в малых городах и сельских территориях «Перспектива».

Фото Марины Юловой

Журнал «Ведомости Саратовской митрополии» № 05, май 2017 г.

Комментарии:

05.07.2017 18:56:04  Александр

Храни Вас Господь, за поддержку наших трудов во Славу Божью!

 

08.07.2017 19:27:57  Михаил Родионов

Разрешите уточнить: в самом селе Лох помещика не было, помещик И.В. Сперанский и землевладелица Н.А. Щербина жили в окрестностях.

ВЫ МОЖЕТЕ ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:

Отправляя данную форму, я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с политикой обработки ПД.