Информационно-аналитический портал Саратовской митрополии
 
Найти
12+

+7 960 346 31 04

info-sar@mail.ru

Годы преодоления препятствий
Просмотров: 967     Комментариев: 0

В 2022 году отмечалось тридцатилетие возобновления деятельности Саратовской православной духовной семинарии. Ее открытие в 1992 году неразрывно связано с именем архиепископа Саратовского и Вольского Пимена (Хмелевского), много лет добивавшегося возобновления в нашем городе деятельности духовной школы. В 2023 году отмечаются две памятные даты, связанные с личностью архиепископа Пимена: 100 лет со дня его рождения и 30 лет со дня кончины. Семь лет назад отдельной книгой были опубликованы воспоминания Владимира Григорьевича Аникеева, который в 80–90-е годы трудился в должности уполномоченного Совета по делам религий по Саратовской области. В автобиографическом повествовании «Мелодия моей жизни» немало страниц посвящено взаимоотношениям автора с архиепископом Пименом.

Владимир Григорьевич родился в 1932 году в крестьянской семье на хуторе Новомосковка в Ростовской области, по окончании семи классов школы, педагогического и военно-морского учи­лищ много лет проработал в общеобразовательной школе, в партийных органах — на уровне от райко­ма до обкома партии. С 1978 по 1985 год он зани­мал пост председателя Саратовского областного комитета по телевидению и радиовещанию. С мая 1987 года являлся уполномоченным по делам рели­гий по Саратовской области.

Совет по делам религий — советское госу­дарственное подразделение, появившееся в годы Великой Отечественной войны, которое занима­лось регистрационными, распорядительными и кон­тролирующими функциями в отношении религи­озных учреждений; все духовенство должно было иметь регистрацию от этого совета, принимавше­го решения о регистрации и снятии с регистрации церковных общин, об открытии и закрытии храмов и молитвенных домов. Постановление ВЦИК и СНК РСФСР 1929 года «О религиозных объединениях» служило нормативным документом более шестиде­сяти лет, вплоть до 1990 года. На должности упол­номоченного Владимир Аникеев сменил Игоря Петровича Бельского, отношения с которым архиепископа Пимена, в связи с активным противодей­ствием уполномоченного течению церковной жизни, приняли к тому времени характер неразрешимого противоречия.

Владимир Григорьевич признаётся: «Мне при­шлось, можно сказать, преодолевать те препят­ствия, которые были нагромождены за предыдущие годы. Я всегда смотрел на это дикарство — пресле­дование верующих — как на отвратительное явле­ние. Поэтому я с большим желанием помогал епар­хии возрождать приходы в пределах Саратовской области, возвращать храмы и горжусь этим».

Знакомство с архиепископом Пименом состоя­лось 20 мая 1987 года. Владыка записал о встре­че с новым уполномоченным: «Он вышел из-за стола, протянул руку, крепко пожал и говорит: “А ну, станьте к свету, посмотрю на Вас, а Вы посмотри­те на меня. Желаю Вам всего хорошего”. Я гово­рю: “А Вы ведь — хороший человек, судя по глазам и по лицу”. <…> С ходу решили кое-какие вопро­сы. <…> Уполномоченный посоветовал: “Делайте, что считаете нужным”. Вот это — человек!». Знакомство произошло в день памяти Жировицкой иконы Божией Матери — значимый для вла­дыки день, поскольку у этого святого образа он начал свою монашескую и священническую жизнь: в 1943 году он стал насельником Жировицкого Свято-Успенского монастыря. В дальнейшем, если в рабочих взаимоотношениях архиепископа и упол­номоченного временами и возникало недопонимание (в условиях менявшейся правовой системы страны это вполне понятно), оно довольно быстро разре­шалось.

Владимир Григорьевич пишет в своей книге: «Душа и сердце владыки Пимена, утомленные непрерывными придирками и откровенными изде­вательствами прежнего уполномоченного, были успокоены мною. На его лице читалась надеж­да, мечта — жить и действовать так, как предпи­сано церковным Уставом. <…> Сходу, при пер­вой же встрече, на мое чуточку игривое панибрат­ское предложение “встать к свету”, чтобы лучше вглядеться в его глаза, он, владыка, стал решитель­но программировать меня на звание “хороший чело­век”. Статный, выше среднего роста, в возрасте — немного за шестьдесят, с открытым светлым лицом, проницательным взглядом, лишенный манерности, облаченный в одежды, соответствующие его духов­ному сану, он стремительно вошел в мое служеб­ное помещение, развел руки в стороны с желани­ем заключить меня в объятия. Таким предстал пере­до мной величественный, многоопытный монах. Сели к приставке моего чиновничьего стола друг против друга. Пухлую папку с бумагами он поло­жил по левую руку, погладил ее ладонью со слова­ми: “Здесь личные дела священников, надо получить у вас согласие на их служение в сельских храмах, такой порядок, я пока придерживался его”. Следом он спросил: «Курите ли Вы?». Ответил, что не курю. “Вот это хорошо, а то ваш предшественник наме­ренно окуривал меня злым табачным дымом, пуская его из своего рта прямо мне в лицо”. <…>

Прошли десятилетия после этой первой встречи, но глубину суждений, систему воззрений, способ­ность к осмыслению прожитого и пережитого этого умудренного монаха помню до сих пор. В несколь­ких фразах его вдумчивого монолога (я его в основ­ном молча слушал) внушалась мне мысль о том, как важно сейчас извлечь из исторических глубин живи­тельные силы прошлого России. Нам, говорил он, необходимо употребить все средства воздействия на людей, в том числе авторитет Церкви, чтобы достичь всеобъединяющего национального прими­рения. Припоминаю, как он в аккуратных выраже­ниях говорил, что власти надо решительно избав­ляться от невежества, подразумевая, по моему мне­нию, чиновничество, засевшее в советах по делам религий, а может быть, моего предшественника. Только мне кажется, он мыслил более масштабно. Чувствовалось, что он с нетерпением ждет, что вот-вот откроются для Церкви лучезарные перспективы, что мрачные, тяжелые тучи скоро уплывут и не будут витать над некогда благословенной Саратовской епархией. Чувствовалась в нем могучая гармония мысли и чувства, необходимость решительных дей­ствий по возрождению религиозной жизни право­славных людей.

После было много встреч с владыкой Пименом. Наблюдательность и логичность речи его изумля­ли меня… Как-то после часовой беседы я прово­дил его к автомашине, какой-то модели “Жигулей”, и тогда же посоветовал пересесть на более ком­фортный транспорт, хотя бы на “Волгу”. Пообещал ему помощь в получении такой автомашины. Тогда, даже при наличии денег, заиметь какой-никакой автотранспорт было чрезвычайно сложно, ибо оте­чественный автопром совершенно не удовлетворял спрос населения, а иномарки на наших дорогах были редкой диковинкой. [Машина впоследствии была приобретена 29 августа 1988 года. — В. Т.] <…>

За время моей службы в упоминавшейся долж­ности мне пришлось познать характеры, привычки нескольких управляющих Саратовской епархией. После владыки Пимена на кафедре служили архи­ереи Александр, Нектарий, Прокл, Герман, с кото­рыми мне не пришлось сблизиться так, как с влады­кой Пименом. О нем говорю честно и искренне — я встретил в своей жизни нравственного, широ­ко образованного, благородного, чрезвычайно чув­ствительного, нежного человека. В трудные времена своего служения владыка Пимен никогда не ронял достоинства архипастыря. Его авторитет возвысился над прозою жизни, он был прям и честен, сердцем чист и светел душой. <…>

С владыкой Пименом, который начал архипа­стырское служение в Саратове в 1965 году, никто из руководителей области не встречался ни разу. Первое посещение председателя Облисполкома владыка совершил при моем содействии в 1987 году, и лишь только потому, что в стране официаль­но было объявлено о праздновании тысячеле­тия Крещения Руси». С просьбой о первой встре­че с Н.С. Александровым владыка обратился 22 октября 1987 года, встреча состоялась 6 ноя­бря. Владыка записал: «Поехал к нему. На беседе присутствовал Аникеев. Рассказал Александрову о делах епархии, о новых храмах, вручил Патриаршее Послание, календарь, конференцию 1982 года [издание, посвященное Всемирной конферен­ции «Религиозные деятели за спасение священ­ного дара жизни от ядерной катастрофы». — В. Т.] и другие памятные издания. Рассказал о возложении цветов в Волгограде, о епархии, о новых хра­мах, показал их фото. Коснулись предстояще­го юбилея 1000-летия Крещения Руси». Позднее, 25 июня 1988 года, председатель саратовско­го Облисполкома Н. С. Александров принял архиепископа Пимена вместе с настоятелями хра­мов, поздравил духовенство с тысячелетним юби­леем принятия Русью христианства и ознакомил с социально-экономической программой, осущест­вляемой в области.

Празднование 1000-летия Крещения Руси в Саратове состоялось 26 июня 1988 года. Владыка Пимен записал о празднике: «На площади перед Троицким собором много народа. Литургия прошла хорошо. Отлично пел хор. Говорил речь о Поместном Соборе и зачитал Послание Собора к пастве. Крестный ход был вокруг собора. Участвовали 30 свя­щенников и 10 диаконов. Несли иконы новопрослав­ленных святых. На площади читал Евангелие и окро­плял народ святой водой. Многолетия. Ектения. Отпуст… В 13 часов начался акт в нижнем храме Троицкого собора. В президиуме отец Всеволод Васильцев, два уполномоченных, саратовский и вол­гоградский, ректор университета и другие. Произнес свою юбилейную речь. Отец Всеволод прочел свой доклад об истории епархии, отец Василий Байчик — об истории Троицкого собора, отец Евгений Зубович — о миротворчестве. Потом опять я выступил, рассказав о решениях Собора, а также коснул­ся недопустимости занятия должности старост небла­гочестивыми людьми, как, например, в Троицком и Духосошественском соборах, где старосты пьян­ствуют и вместо порядка вносят беспорядок в цер­ковную жизнь. Сидящие здесь же старосты поблед­нели и чувствовали себя неуютно. Потом здесь же начался праздничный концерт из произведений цер­ковных композиторов. Пели отлично».

Владимир Григорьевич вспоминает: «Глядя на заскорузлость властных структур на местах, непонимание ими неотвратимости набирающих инерцию процессов возрождения религиозной жизни, я стал активно выезжать в районы обла­сти и помогать епархии организовывать в населен­ных пунктах собрания верующих, создавать прихо­ды Православной Церкви, а также приходы веру­ющих других вероисповеданий. По ходу событий определились ранее действовавшие культовые здания, которые в первоочередном порядке предсто­яло возвратить Церкви. Сложным был механизм таких операций. Надо было получить добро Совета по делам религий в Москве. Я писал ходатайства. Там, где требовалось выселение советских органи­заций, там начиналась своего рода окопная война. Со скрипом, но удалось отселить из храма Покрова Божией Матери в Саратове мастерские художни­ков, из Архиерейского дома — библиотеку меди­цинского института, из зданий женского монасты­ря — склады медицинской техники… Полагаю, что службы Саратовской епархии скрупулезно фикси­ровали процесс возвращения ранее принадлежав­шего Церкви имущества, перипетии с возвращени­ем, в том числе: духовной семинарии, консистории, монастырей <…>»

В дневнике владыки Пимена немало упоминаний об общении с последним уполномоченным, в ходе которого решались самые разные вопросы как общего, так и конкретного характера.

«1987 год. 24 августа. Был у Аникеева. Договорились, что Указ остается Указом, толь­ко в тексте не “назначается”, а “направляется” и оформление будет заранее, чтоб волокита через Горисполком не мешала.

3 сентября. Был у уполномоченного Аникеева. Он согласен с тем, что не нужны паспорта родите­лей при крещении детей. Согласен, что священник, устраивающийся на новом месте, должен там начать служить. Подарил мне газеты со статьей о пушкини­сте Черкашине.

2 октября. Направляю отца Иоанна Конаря в Вольск, а отца Стефана Коваленко — в Хвалынск. Они побывали у уполномоченного, который дал им анкеты для заполнения. Процесс назначения духо­венства все более упрощается (не требовал писать заявление церковному совету и идти в Горисполком).

1988 год. 19 февраля. Староста Покровской церкви города Энгельса Анатолий Михайлович Пономарёв рассказал, что Горисполком требует, чтобы взносы на Толгский монастырь в Ярославской епархии посылались не через Саратовское епар­хиальное управление, а напрямик в Ярославль. Староста Пономарёв побывал у уполномоченного. Тот сказал: “Посылайте куда хотите, важно помочь Русской Церкви”. Вот это — правильная позиция!

27 февраля. Сегодня звонил уполномоченный В.Г. Аникеев. Советовался со мною, не сделать ли протоиерея Всеволода Васильцева членом Детского комитета им. Ленина. Я поддержал эту идею.

27 сентября. Воздвижение. Проповедь о помощи тем, кто с трудом несет свой крест, в частности — больным. <Советовал помогать в больницах.> Звонил Аникеев. С радостью сообщил, что Совет по делам религий отдает верующим в Балаково цер­ковь, которая до сих пор представляла собой Дом культуры. Архитектор Шехтель. Затем позвони­ла Тамара Викторовна Гродскова и сказала, что нам отдают Покровскую церковь на улице Горького.

1992 год. 16 января. Был у уполномоченного Аникеева. Опять возникли трудности с передачей Покровской церкви. Художники не уходят. Аникеев устроит мне встречу в Горисполкоме. Завтра откры­ваются приходы в Ершове и Калининске. Назначаю туда настоятелей.

1992 год. 20 июня. Ездили с уполномоченным В. Г. Аникеевым <и отцом Геннадием Беляковым> в Оркино и в Сокур. Там переданы красивые церкви, но требуется колоссальный ремонт. Обедали в лесу.

1992 год. 31 января. Приезжали из телеви­дения. Снимали в большой гостиной мое интер­вью по поводу открытия Духовной семинарии. Послал телеграмму Бурбулису. Не знаю, поможет ли. В Саратове пошел слух, что Административный центр ни за что не примет в свои здания библиотеку из Архиерейского дома. Был у Аникеева. Советует позже дать телеграмму Ельцину».

Особенно запомнилась Владимиру Григорьеви­чу одна из его поездок, состоявшаяся 29 марта 1990 года: «Как-то владыка Пимен, посетив меня на рабочем месте, сообщил о письме жителей из села Бобылевка Романовского района. Это село на самой границе Саратовской и Тамбовской обла­стей. В письме изложена просьба сельчан прислать священника и возобновить службу в едва уцелев­шем, полуразрушенном храме. Владыка спросил: может быть, я вместе с благочинным епархии прото­иереем Николаем Архангельским могу посетить это село и помогу склонить местную власть не препят­ствовать желанию людей? Просьбу я принял. Была ранняя весна. На епархиальной “Ниве” за триста километров от Саратова приближаемся к названно­му селу. <…>

Как бы раздвинув хатенки, возвышается обез­главленный храм, на стенах которого еще места­ми сохранилась вековая известковая побелка. А что за многоцветье людей, заполонившее пустырь около храма? “Нива” с трудом движется по разбитой коле­сами тракторов главной улице села. Дорога вдруг прерывается. Метров в тридцать — ковровая дорож­ка, ведущая к храму и к плотно сгрудившимся людям. Шофер глушит мотор “Нивы”. Обращаюсь к отцу Николаю, уже облаченному в одежды священника, и прошу идти к безмолвно стоящим людям (похо­же, собралось все село) и творить свое дело. Следом за священником вышел из машины и я. Конечно же, ковровая дорожка постелена не для меня. Иду рядом по затвердевшей комковатой тропе. От раз­ряженной толпы отделяется молодой человек в под­ряснике, камилавке, с крестом на груди. Человек этот — священник, назначенный указом влады­ки на служение в церкви села Бобылевка. Зовут его отец Сергий Притула. Он приехал с Украины, чтобы своей службой, как говорится, утолить кадро­вый голод в Саратовской епархии. Два священни­ка и я рядом (на обочине ковровой дорожки) подхо­дим к встречающим. Отец Николай Архангельский благословляет народ. В переднем ряду стоящих — на рушниках хлеб-соль. Люди наперебой привет­ствуют батюшку. Беглый осмотр приходского храма. Импровизированный престол для службы. После усеченной службы [вероятно, был совершен моле­бен перед началом всякого доброго дела. — В. Т.] — собрание прихожан. Председателем приходского совета единодушно выдвигается директор школы, ему около пятидесяти лет. В смущении от неожи­данного доверия и, похоже, возможного осуж­дения со стороны районного начальства, теребя в руках шапку, он пытается отвести свою кандидату­ру. Но не тут-то было. Выбор состоялся. Он, видно, из тех людей, кто сможет организовать восстановле­ние храма. [В наши дни Свято-Троицкий храм нахо­дится в Балашовской епархии. — В. Т.] <…>

В таких поездках с ним я объехал почти все рай­оны области. Припоминаю, когда завершались организационные собрания верующих и следова­ли поздравления отца Николая с избранием при­ходского совета образовавшегося прихода, он спра­шивал: “Не забыли ли молитву «Достойно есть»?”. Сам начинал петь слабым голосом и приглашал вто­рить ему. Все на первый взгляд казалось будничным, но у людей на лицах радость, кое-кто роняет слезу. Что-то отрадное и одновременно тяжелое тогда томилось в моем сердце…

Со времени службы уполномоченного по делам религий цепко держатся в памяти события, свя­занные опять-таки с владыкой Пименом, с послед­ними днями его земной жизни. По установленному им порядку он по нескольку раз в год созывал духо­венство епархии на так называемые епархиальные собрания, и непременно в день своего ангела, кото­рый приходился на 9 сентября. Обсуждались, как правило, вопросы приходской жизни, оглашались его указы о назначениях служителей церкви во вновь образованные приходы, давались советы, как следу­ет обустраивать возвращенные храмы и воссоздавать их исторический облик. На такие собрания владыка непременно приглашал меня с тем расчетом, чтобы я, побывав в гуще его сослуживцев, по его добродушно­му выражению, “освобождался от чиновничьего пан­циря”. Он всегда просил меня как светского челове­ка информировать клириков по текущим событиям в стране и области. Сам же он, будучи широко инфор­мированным по этим вопросам через прессу, личные контакты с известными деятелями политики, куль­туры, искусства, публично не высказывался на этот счет, ибо его суждения не совпадали часто с теми, что содержались в официальной прессе…

Примерно в таком же порядке проходило ноябрь­ское 1993 года епархиальное собрание. После собрания владыка пригласил меня в свою автома­шину, не преминув напомнить мне, что эту новую “Волгу” он заполучил благодаря моим старани­ям. Шофер доставил нас к канцелярии, в этом же здании были и покои. На сигнал автомобиля рас­пахнулись ворота (громко сказать — резиденции), и мы оказались во дворике двух стареньких домишек [ул. Первомайская, 27 и 29. — В. Т.]. Был солнеч­ный, по-настоящему теплый день. В крошечном дво­рике резиденции, защищенном от улицы высоким дощатым забором, мы, выйдя из автомашины, оказа­лись близко стоящими друг против друга, так же как при первой встрече в 1987 году, при первом визите владыки ко мне — уполномоченному по делам рели­гий. Освещенный яркими лучами солнца, владыка пытливо вглядывался в меня и, тяжело дыша, хотел, как мне казалось, что-то важное сказать. Заключил в свои объятия, прильнул шелковистой, мягкой, как пух, бородой к моей щеке и тихонько, выговаривая отчетливо слова, произнес: “Владимир Григорьевич, вы не бойтесь, я не заразный, вы меня простите, если что-то не так было”. Воспроизводя сказанное владыкой, я ни одного слова не упустил. От вне­запности услышанного я не нашелся что ответить и только в смущении почувствовал, как мое лицо охватил пожар. Легонько отстранившись, владыка распорядился отвезти меня туда, куда я скажу, а сам осторожно стал подниматься по ступенькам узень­кого деревянного крылечка в свою келью-покои, так поразившую своей убогостью Патриарха всея Руси Алексия II, когда он в 1993 году был с официаль­ным визитом в Саратове и гостил у владыки Пимена. Проводил тогда я владыку взглядом, не предпола­гая, что вижу величественного, многомудрого, мно­гоопытного монаха живым в последний раз.

После этой встречи владыка почти месяц не появлялся на людях, пребывая в своем соб­ственном доме в городе Энгельсе, испытывая сильнейший упадок сил. В семьдесят лет тело вла­дыки плохо слушалось, он не мог подолгу стоять на службе, но ум его сохранял ясность. С легкой иронией, философски смотрел он на сцену чело­веческой комедии, но радовался, как дитя, пере­менам в жизни общества, которое с нарастаю­щей силой шло к возрождению православной веры на глубоко почитаемой им Руси. Умер владыка Пимен во сне. По свидетельству близких, он лежал на одре, сложив правую руку для крестного знаме­ния. Православный мир в одночасье лишился его мудрости и опыта, собранного великим монахом за свою долгую и жертвенную жизнь.

Отпевали владыку Пимена в Свято-Троицком соборе Саратова и похоронили, с благословения Его Святейшества Патриарха Московского и всея Руси Алексия II, у алтарной стены этого собора. В устройстве места вечного упокоения владыки Пимена пришлось участвовать лично мне. Постояв у гроба покойного, я решил узнать, как идут приго­товления к погребению. За стеной алтаря с ломом в руках, в испарине, выбившись из сил, в оди­ночку кто-то долбил мерзлый грунт, под которым полуметровая толща отмостки вековой давности из красного кирпича. Это настоятель собора про­тоиерей Василий Стрелков, близкий человек вла­дыки. Не препятствуя усердствованию настоятеля, иду к телефону звонить соответствующим службам и городскому начальству. В горе и гневе употре­бив нужные слова, добиваюсь появления техники, материалов для устройства могилы. Был 1993 год, 12 декабря. <…>

У могилы владыки Пимена, когда уже сгусти­лись зимние сумерки, разбавленные миганием горящих свечей в озяблых руках прихожан, слыша­лись прощальные, с рыданием, речи и слова “про­щай”, “прости”. Тогда же, именно в этот скорбный час, я вспомнил о недавней просьбе владыки о про­щении. У меня не было к нему недобрых чувств. Мне нечего было ему прощать, он посвятил свою жизнь служению Церкви Божией и нес этот крест до последнего вздоха. Я же у бездыханного мыс­ленно просил прощения, ибо моя специфическая служба требовала следовать букве так ненавистно­го владыке законодательства, ущемлявшего людей в праве жить с Богом…»

После упразднения Совета по делам религий Владимир Григорьевич Аникеев до выхода на пен­сию работал консультантом отдела по связям с общественными объединениями, партиями, дви­жениями и религиозными конфессиями администра­ции Саратовской области. По мере сил он помогал передаче епархиальному управлению здания бывшей церкви-школы для детей железнодорожных служащих, в котором ныне размещается Свято-Никольский мужской монастырь г. Саратова, и стро­ительству храма в честь Преображения Господня в селе Пристанное.

Однажды, при посещении этого села с прото­иереем Евгением Зубовичем, Владимир Григорьевич предложил: «Будем организовывать здесь, в селе, православную общину, приход. Скажите об этом владыке Пимену. Во всех организационных вопро­сах я обещаю вам помощь». Рассказал о своей пред­варительной договоренности со строителями ново­го автодорожного моста через Волгу об их участии в строительстве храма.

«Буквально в считаные дни провели сход жите­лей села в Пристанном, который фактически стал собранием верующих, и избрали приходской совет, ревизионную комиссию, казначея. Был прочи­тан указ владыки Пимена о назначении о. Евгения священником на приходе. Так начала воплощаться в жизнь моя мечта, что на виду села будет устрем­лен в высь над куполом храма православный крест, зазвонят малиновым звоном колокола. Дума о том, что когда тебя не станет, камни храма будут хра­нить память о тебе, о добросердечных руководите­лях “Мостотряда № 8”, о генеральном директоре “Югтрансгаз” Владимире Яковлевиче Чумакове, материализовавших мою мечту».

Строительство этого нового храма началось рядом с тем местом, на котором располагалась разрушен­ная в 1972 году прежняя церковь, последний насто­ятель которой священник Николай Алексеевский был расстрелян в 1937 году. На престольный празд­ник 1997 года протоиерей Евгений Зубович совер­шил первую Божественную литургию в новом храме, а торжественное освящение храма в празд­ник Воздвижения Господня совершил архиепископ Александр (Тимофеев) 27 сентября того же года.

Много страниц в книге Владимира Григорьевича посвящено семье и любимой супруге Светлане Ивановне; преданность и любовь к ней не ослаб­ли с ее кончиной. Автор пишет: «По ходу написания воспоминаний я прочитывал отдельные места моим родным, близким, прежде всего Светлане Ивановне. При этом не пытался услышать их мнение: сложи­лась ли из всего вышеописанного “мелодия моей жизни”. Сам же понимал, что в ней много неблаго­звучия — диссонансов, без которых не выразишь боли, переживаний, испытанных мной на жизнен­ном пути. При всей личной первооснове воспоми­наний в них присутствуют фрагменты истории моего поколения, взгляд на себя в частной жизни и в трудах на пользу общества, желание прояснить свой душев­ный мир, понять свое время».

Журнал «Православное Поволжье», № 2 (2022 г.)

[Подготовил Валерий Теплов]
Материалы по теме

В феврале 1958 года архимандрит Пимен прочёл первую лекцию по курсу пастырского богословия, после чего ему было присвоено звание доцента Московской духовной академии. В ней он подчеркнул: «Чтобы вести к духовной жизни, нужно самому жить этой духовной жизнью, не стоять на месте, но неустанно стремиться к почести горнего звания (ср.: Флп. 3, 14), сохраняя во всей целости без порока и дух, и душу, и тело (ср.: 1 Фес. 5, 23)». Архипастырские труды архиепископа Пимена на Саратовской кафедре продолжались без малого 29 лет, и его управление церковной жизнью нашего края, как сейчас видится, во многом поверялось этим утверждением — без собственного духовного стремления невозможно привлечь к этому движению свою паству. В 2023 году исполнилось 30 лет со дня отшествия ко Господу и 100 лет со дня рождения приснопамятного саратовского архиерея. Его жизненному пути посвящена эта статья

Просмотров: 1044
Комментариев: 0

10 декабря исполнилось 27 лет со дня кончины архиепископа Саратовского и Вольского Пимена (Хмелевского), отошедшего ко Господу в 1993 году. Владыка многое сделал для сохранения и укрепления церковной традиции в пределах Саратовской епархии, но и до этого — на местах его предыдущего служения — труды его были также значительны. Отметим здесь лишь один из аспектов его служения в конце 1950-х — начале 1960-х годов

Просмотров: 5856
Комментариев: 0

Сегодня исполняется 26 лет со дня блаженной кончины архиепископа Пимена (Хмелевского), возглавлявшего Саратовскую кафедру с 1965 по 1993 год. По традиции в этот день Митрополит Саратовский и Вольский Лонгин совершает панихиду у его могилы у алтаря Свято-Троицкого кафедрального собора Саратова. Деятельность Владыки Пимена была многогранной, и для сохранения его наследия делается многое: в Саратове проводятся ежегодные Межрегиональные образовательные Пименовские чтения, в издательстве Саратовской епархии изданы его дневники. Предлагаем Вашему вниманию одну из подробных биографических публикаций об этом замечательном архипастыре, опубликованную в журнале «Православие и современность»

Просмотров: 3116
Комментариев: 0

Церковная жизнь и архиепископ Пимен (Хмелевской) в воспоминаниях последнего саратовского уполномоченного Совета по делам религий при Совете министров СССР. 10 декабря — годовщина блаженной кончины Владыки Пимена

Просмотров: 5793
Комментариев: 2

Священноисповедник и песнописец Афанасий (Сахаров) был прославлен в лике святых новомучеников и исповедников Церкви Русской в августе 2000 года. Мы расскажем о тех его трудах, которые совершены с помощью наместника Свято-Троицкой Сергиевой Лавры архимандрита Пимена (Хмелевского) — будущего архиепископа Саратовского и Вольского, засвидетельствованных в публикуемых здесь письмах

Просмотров: 15715
Комментариев: 0

В свет вышел заключительный том дневников архиепископа Пимена (Хмелевского). Он полностью посвящен жизни и служению в Саратове, куда архиепископ Пимен был направлен в 1965 году. И все последующие годы архиерейского служения были окрашены чувством родства с Саратовом. «…Такое впечатление, будто всегда жил в Саратове и всегда был Саратовским епископом», — эту запись Владыка сделал вскоре после прибытия в наш город. Сегодня день памяти Архиепископа Пимена

Просмотров: 5071
Комментариев: 0

В рамках прошедших недавно в Саратове Пименовских чтений состоялась презентация второго тома дневников архиепископа Саратовского и Вольского Пимена (Хмелевского). Первый вышел три года назад – в нем содержатся заметки архипастыря о его пребывании на Святой Земле в качестве начальника Русской Духовной Миссии в Иерусалиме. Второй том знакомит читателя с дневниковыми записями и уникальными архивными документами «лаврского периода» владыки, датируемых 1957-1964 годами, - временем, когда архиепископ Пимен был архимандритом и наместником Свято-Троцкой Сергиевой Лавры

Просмотров: 6158
Комментариев: 0

К Дням памяти архиепископа Пимена (Хмелевского) в Издательстве Саратовской митрополии вышла книга «Пимен (Хмелевской), архиепископ Саратовский и Вольский. Дневники. Свято-Троицкая Сергиева Лавра: 1957–1964». Это вторая книга дневников саратовского архипастыря; первая, изданная в 2008 году, была посвящена периоду его служения в Русской Духовной Миссии в Иерусалиме

Просмотров: 4747
Комментариев: 0

При всем внешнем демократизме Владыка Пимен был консерватором в вопросах веры. Он ставил в тупик журналистов, когда говорил, что перестройка в общественной жизни никак не отразилась на Церкви. И пояснял: «Разве можно что-то изменить в алгебре или геометрии?»

Просмотров: 5615
Комментариев: 0

За два года — с 1988 по 1990-й — количество крещений выросло более чем в два раза, венчаний — в шесть раз. В Духосошественском соборе Саратова наблюдалась такая трогательная картина. В собор явилась учительница одной из школ и привела с собою почти целый свой класс для совершения над детьми Таинства Крещения

Просмотров: 9156
Комментариев: 0

Владыка любил повторять, что хотя Церковь в нашей стране отделена от государства, но она неотделима от общества. И этот постулат он проводил в жизнь очень активно. Конец 80-х и начало 90-х годов — время напряженной общественной деятельности архиерея. Архиепископ Пимен становится желанным гостем на различных общественных мероприятиях, встречах с интеллигенцией, студентами, рабочими, военными

Просмотров: 6673
Комментариев: 0

Отношения Преосвященного с уполномоченным Совета по делам Русской Православной Церкви имели огромное значение для жизни епархии. Без санкции уполномоченного невозможно было провести ни одного значимого кадрового или хозяйственного решения. До 1973 года Епископу Пимену приходилось работать с двумя саратовскими уполномоченными: Алексеем Павловичем Никаноровым (1964–1968 гг.) и Иваном Ивановичем Спиридоновым (1969–1973 гг.)...

Просмотров: 18036
Комментариев: 0

Невозможно в столь малой статье охватить почти 29-летнее время управления Саратовской епархией Епископа, а затем Архиепископа Пимена (Хмелевского). Но мы постараемся наметить основные исторические вехи, неразрывно связанные с личностью и служением приснопоминаемого Владыки Пимена. Это время неравномерно делится на два периода — до и после празднования в 1988 году 1000-летия Крещения Руси. После этого поворотного для Русской Церкви события стала возможна активная ее деятельность вне стен храма, разжались тиски господствовавшего в стране тоталитарного безбожия...

Просмотров: 8648
Комментариев: 0