Православие и современность. Информационно-аналитический портал Саратовской и Вольской Епархии

ПРАВОСЛАВИЕ И СОВРЕМЕННОСТЬ

Информационно-аналитический портал Саратовской и Вольской Епархии

По благословению Митрополита Саратовского и Вольского Лонгина.
Русская Православная Церковь Московского Патриархата
Подписаться на RSS Карта сайта Отправить сообщение Перейти на главную

+7 (8452) 28 30 32

+7 (8452) 23 04 38

+7 (8452) 23 77 23

info-sar@mail.ru

12+
Дойти до Казанской
Просмотров: 205     Комментариев: 0

В каждом умирающем селе умирает Россия. Это надо знать. Сколько сел мы потеряли невозвратно за ХХ век, и в новом веке этот процесс угасания жизни в русской глубинке продолжился… И сегодняшний день не дает оснований для бурного оптимизма. Но все же мы наблюдаем — хоть и не повсеместно, местами — обратный процесс: общество оглянулось, наконец, на заброшеные села, на их разрушенные храмы. Оно начало формулировать ответ на пренебрежительный вопрос «Что мы там забыли?» Мы забыли там свою родину и самих себя.

Старинные храмы в «бесперспективных» селах возрождаются вопреки всякому рациональному смыслу. Рациональный человек пожмет плечами: «Какие средства вкладываются, а кто в эту церковь ходить будет, село-то умирает». Но именно благодаря возрождению храма у села появляется надежда. 

Село Чириково – в Турковском районе. Из Саратова путь неблизкий, почти две сотни километров, по разным, скажем так, дорогам – через Балашов, Аркадак, Турки. Регулярный транспорт в Чириково не ходит, связь его с внешним миром затруднена – об этом сообщает даже Большая Саратовская Энциклопедия.

Казанский крестный ход идет в Чириково из Балашова пять дней и завершается 20 июля, в канун Явления Образа Пресвятой Богородицы во граде Казани, благодарственным молебном под высокими сводами старинного Казанского храма.

Поверьте, Казанская церковь в Чирикове производит невероятное впечатление. Больше полувека она пребывала в трагическом, опустошенном и поруганном состоянии, но и тогда привлекала к себе людей. А сейчас Епископ Балашовский и Ртищевский Тарасий вплотную занялся ее восстановлением. Как вы видите на снимках, пока этот храм на полдороге к настоящему своему виду, к подлинному благолепию.

Впрочем, до Чирикова мы еще дойдем. Пока не дошли. Пока мы только догнали крестный ход на машине за десять километров до окончательной его цели. Вышли из машины, отправили водителя вперед, в Чириково, а сами легко и непринужденно влились в дорожную семью крестоходцев. И сразу почувствовали себя в ней своими.

Мы — это я и краевед Евгений Лебедев, председатель церковно-исторического общества «Возрождение»: оно восстанавливает историю наших храмов, разыскивает следы священников, которые в них служили. В чириковской церкви трудился псаломщиком двоюродный дед Евгения Леонидовича — Алексей Узенский. В 1900 году он был исключен из клировых списков за принятием его в военную службу; служил прапорщиком, а позже, по словам Евгения Леонидовича, стал священником.

Крестный ход, конечно, не многотысячный — человек тридцать. Но суть-то ведь не в количестве. Главное, что испытываешь рядом с этими людьми,— чувство надежности. Ясно, что все эти люди сейчас делают то, что им действительно нужно делать, и с пути своего не свернут. И потому в их душах царит мир. Этот мир, он сразу чувствуется. Мир, спокойствие, уверенность позволяют сэкономить массу сил — вот почему в крестоходцах будто и вовсе нет усталости. Они поют всю дорогу, причем антифонно — мужчины перекликаются с женщинами. Они шагают легко и сходу отвергают предложенный батюшкой — отцом Александром Беляевским, настоятелем храма в Турках, тоже, кстати, Казанского — внеочередной привал: что отдыхать, Боцманово уже рядом, а там нас люди ждут.

— Мы останавливаемся и молимся в селах на местах разрушенных храмов,— объясняет мне Елена Кудряшова, сейчас — крестоходец, а вообще, жительница Боцманова.— В нашем селе была Покровская церковь, ее снесли, на этом фундаменте построили коровник, а потом и коровник разрушился. Сейчас видите: возвышенность заметна, и трава стеной.

Небольшая группа жителей села с романтическим морским названием [i] встречает крестный ход на дороге. Дети и те взрослые, кто помоложе, опускаются на колени — так, чтобы Казанскую икону, возглавляющую шествие, пронесли над их головами. Бабушки с палочками встать на колени не могут — они осеняют себя крестным знамением и подхватывают молитвы. Ох, не раз я оглянусь на этих бабушек, когда мы будем удаляться от Боцманова… В нем осталось около девяноста жителей, школу закрыли, транспорта никакого вообще — тупик, смерть села, основанного — страшно сказать — в восемнадцатом веке…

Наш Евгений Леонидович, по образованию, кстати, физик, уже подружился с грузчиком Алексеем, который идет впереди крестного хода с фонарем: они рассказывают друг другу, как пришли к вере. Житель аркадакского села Ивановка Владимир Патрикеев просит у меня помощи как у журналиста: в Ивановке уже освящено место под храм, и крест поставлен, и проект есть, и материалы кое-какие заготовлены — вот еще бы немножко поддержки через прессу…

Жара. Подсолнухи до горизонта. Кузнечики. Моя бутылка минералки быстро бежит по рукам, возвращается пустой, но мне тут же протягивают другую — с родниковой водой — и пакетик сладких орехов. Продолжаем знакомиться: люди здесь, оказывается, из Балашова, Баланды (Калининска), Аркадака, Турков, из разных сел… и из Санкт-Петербурга, как ни странно. Многие идут этим ежегодным маршрутом уже в третий-четвертый раз.

По живой цепочке пробегает весть:

— Батюшка благословил — через лес!..

В лесу петь уже не получается — мы поневоле выстраиваемся цепочкой. Тропка вниз, в овраг, к мостику через ручей. Под ногами скользкая трава, по сторонам высокие колокольчики, над головами кроны огромных дубов. Кто-то беспокоится:

— Икону-то там, впереди, трудно нести, наверное, на таком спуске…

— Ничего — Она Сама помогает!

Тропка вверх крутая. За спиной голос бывалого:

— Держитесь, совсем скоро уже Чириково!

На подъеме из оврага нас встречают инокини Балашовского Покровского монастыря — в Чирикове теперь его подворье. Сестры совсем еще молоды, даже странно обращаться к ним со словом «матушки». Это они усыпали дальнейший путь Богородицы лепестками роз.

Вот и цель нашего пути. Вон и новый голубой купол старой церкви. Местные жители уже приготовили для крестоходцев обед. Но сначала, конечно, молитва. Входим в храм. Поднимаем головы… и сердца замирают от этой красоты. После молебна спешим сфотографировать сохранившиеся остатки дореволюционной росписи — еще немного, и от нее не останется уже никаких следов.

Сегодня Чириково отрезано, казалось бы, от цивилизации. Нет регулярного транспорта, нет дорог, нет ни медпункта, ни магазина, жителей осталось всего около сорока человек… Но с недавних пор это никакое не заброшенное место! Напротив, Чириково с его храмом притягивает людей как магнит. Вот что рассказала нам насельница здешнего подворья монахиня Евдокия:

— Приход у нас крепкий. На службе меньше 25 человек не бывает ни зимой, ни в распутицу. Конечно, не только чириковские — люди приезжают из Перевесинки, Турков, Аркадака, Балашова, Ртищева. Весной и осенью многие на вездеходах, зимой проще: фермеры дорогу к нам всегда расчищают. А летом у нас возле храма во время службы по шесть-восемь машин. И в будние дни люди приезжают — пять-шесть машин с гостями за неделю, это как правило. Многие хотят в этом храме венчаться — восемь венчаний уже было. Постоянно крестим детей — целыми группами. На Богоявление, когда совершалось освящение воды на нашем источнике, у нас здесь было 150 человек!

А на престольный праздник — летнюю Казанскую — в Чирикове встретили около тысячи человек — матушки считали по разовым тарелкам…

Оказывается, наша собеседница приняла постриг именно здесь, в чириковском Казанском храме. И Владыка Тарасий назвал ее Евдокией в честь великомученицы Евдокии (ниже вы прочитаете о том, какое отношение имеет эта святая к церкви в Чирикове).

В старинном турковском селе мы видим пример удивительный, но вместе с тем не уникальный: духовное возрождение способствует оживлению социальному. А за ним, глядишь, потянется и экономический ренессанс… Фермеры-то и сейчас трудятся, и в восстановление храма не одна их крестьянская лепта вложена.

Нельзя забросить эту землю. Ведь она очень богата исторически. По выражению Ольги Масленниковой, заведующей историко-краеведческим музеем в Турках, Чириково — это музей под открытым небом.

Ольга Николаевна — здешняя, коренная: и отец ее в Чирикове вырос, и бабушка с дедушкой. Сейчас она трудится в трапезной, помогает кормить паломников. А чуть позже поделится с нами тем, что удалось ей накопать о родном прихоперском селе.

***

Каменную церковь в Чирикове выстроили его владельцы — статский советник Василий Васильевич Енгалычев и его супруга Евдокия Федоровна. По словам Ольги Николаевны, земли в Прихоперье принадлежали этому древнему княжескому роду издавна. Послужной список Василия Енгалычева — хроника службы Отечеству: в восемнадцать (примерно) лет зачислен в лейб-гвардию Семеновского полка, в 1778 году уволен из армии бригадиром. В 1778-1779 годах служил в Канцелярии Главного управления Сибирских, Казанских и Оренбургских заводов, управлял монетным делом в Екатеринбурге. С 1778 по 1781 год имел губернаторские полномочия в Уральском горном управлении. В1781-1782 годах Василий Енгалычев — московский вице-губернатор и глава горнозаводских администраций. Кроме Чирикова («Ключи тож»), Енгалычевым принадлежали еще несколько сел в округе. Выстроенный ими в 1843 году храм состоял из двух частей, теплой (то есть отапливаемой) и холодной. Престол в теплой части был освящен в честь святой мученицы Евдокии — небесной покровительницы супруги князя Василия Евдокии Федоровны. Впоследствии к холодной церкви пристроили небольшой придел, под ним-то и похоронены супруги Енгалычевы.

Рядом с храмом когда-то было кладбище. Сейчас от него остался один надгробный камень, долго валявшийся в траве вместе с другими, коих сейчас уже не найдешь. А это надгробие вместе с новым крестом установили теперь возле храма, создав символическую могилу, скорбный памятник всем, кто здесь похоронен. Читаем надписи на гранях надгробия: «Здесь покоится прах моего мужа Василия Федоровича Кожевникова. Родился 1 августа 1839 года. Скончался 27 января 1879». Надпись на другой стороне камня: «Здесь же погребены мать моего мужа Анна Павловна, скончавшаяся в 1874 году на 55 году от роду, брат моего мужа Иван Федорович, скончался 1862 г. 13 ноября 26 лет». Наконец, третья надпись: «Здесь же погребен отец моего мужа Федор Абрамович Кожевников, скончавшийся 1881 г. 25 февраля на 70 году от роду». Что мы знаем о помещиках Кожевниковых, имение которых находилось поодаль от села, на другой стороне оврага? Это были толковые, хозяйственные люди. Они построили здесь водяную мельницу, наладили скупку и производство муки. Их имение было богато и прекрасно устроено — классическое русское дворянское гнездо. Кожевниковы всячески содействовали народному образованию: в начале 1880-х на свои средства обеспечили всем необходимым церковно-приходскую школу, платили жалованье учителю. К сожалению, люди не всегда помнят добро: в эпоху так называемой Первой русской революции (1905-1907) крестьяне, вполне вероятно, бывшие ученики этой школы, преисполнились революционного духа и сожгли усадьбу своих благодетелей.

Что же касается бывшей усадьбы Енгалычевых, ее в 1896 году купил известный врач Владимир Дмитриевич Ченыкаев (1855-1927), выпускник Казанского университета, а затем Санкт-Петербургской медико-хирургической академии. И это был тоже классический русский земский доктор, своего рода подвижник. Он трудился в Турках, входивших тогда в Балашовский уезд; его трудами там была открыта земская больница. Выстроенные при Ченыкаеве два больничных здания и ныне используются местной ЦРБ. По базарным дням (когда народ из деревень съезжался в Турки и совмещал куплю-продажу с визитом к доктору) Ченыкаев принимал более ста пациентов. Но Владимир Дмитриевич добивался и открытия медицинских участков в деревнях, чтоб хотя бы не всем страждущим приходилось добираться до Турков. Доктор Ченыкаев постоянно занимался клиническими исследованиями, публиковал научные труды. Саратовские врачи неоднократно избирали его делегатом Пироговских съездов. Он собрал богатейшую медицинскую библиотеку. Купив на паях с родственницей, сестрой жены Марией Обуховой, дом в Турках, Владимир Дмитриевич в 1897 году открыл в нем школу для крестьянских детей с бесплатным питанием, обучением и даже выдачей нуждающимся необходимой одежды.

А кто же служил в великолепной Казанской церкви? Обратимся к разысканиям Евгения Лебедева. Оказывается, в 1917 году служивший в Чирикове вдовый протоиерей Григорий Иванович Владыкин был удостоен ордена Святого князя Владимира 4-й степени «за 50-летнюю отлично-усердную службу Церкви Божией». Было отцу Григорию в то время 75 лет. Три его сына, Феодор, Дмитрий и Павел, тоже служили Церкви, но не в Чирикове. Две дочери, Мария и Ольга, окончили Саратовское епархиальное женское училище. Ольга работала учительницей в соседней Перевесинке. Как сложилась судьба Владыкиных после революции, пока неизвестно. Поиски продолжаются.

Кстати, Чирикову как-то последовательно везло на школы и образование. Вот заметка из «Саратовских епархиальных ведомостей» (№ 1 за 1886 год):

«Церковно-приходская школа в Чирикове Балашовского уезда. Помещается в особой комнате при церковной сторожке. В 1884/5 учебном году обучалось 18 маль­чиков и 4 девочки. Восемь мальчиков и три девочки при поступлении в школу могли уже читать; а 10 маль­чиков и 1 девочка не умели. Занимались обучением чтению и письму, молитвам; по-славянски учились читать часослов и псалтирь; священную историю изучали по книге Соколова; решали умственные задачи по задач­нику Евтушевского; учились и писать. Потомственный почетный гражданин Григорий Феод. Кожевников (видимо, брат уже знакомых нам Василия и Ивана Федоровичей.— М.Б.) ку­пил для школы 8 экземпляров 1 и 2 года Родного Слова, три азбуки Бунакова, два Часослова и пять книг Псалтири. Пособий школьных было недостаточно. Обучение в школе началось с октября 1884 года. До празд­ника Рождества Христова обучением занимался местный священник Григорий Владыкин. После Крещения нанят был в помощь ему заштатный дьячок Иван Сошественский, который занимался до масленицы, а потом отказался. Жалованье Сошественскому платил Кожевников. В течение Великого поста занимался опять один свя­щенник Владыкин. Вообще же школа нуждается и в особом помещении, и в помощнике учителя, и в учеб­ных пособиях, и в других классных принадлежностях».

Ольга Масленникова, выросшая, напомню, в Чирикове, вспоминала, что это село всегда отличалось высокой культурой: «Даже речь наших жителей была грамотной, литературной, без искажений. И в школе всегда работали очень хорошие учителя». Вопреки всем потрясениям ХХ века, старинное село как-то ощущало свои корни; в нем слышалась история, чувствовалась традиция. Потому, наверное, и решили чириковские еще в начале 1990-х возрождать свой храм. Но до недавнего времени дело двигалось медленно.

По словам руководителя информационного отдела Балашовской епархии иеромонаха Серафима (Козина), цель Епископа Балашовского и Ртищевского Тарасия — возродить все поруганные старинные храмы лесной прихоперской епархии. Чириково — не исключение, а очередной шаг к этой цели. Конечно, каждый шаг дается с огромным трудом.

Но что касается именно Чирикова, у него появились очень хорошие основания для оптимизма. Через три дня после престольного праздника село посетил временно исполняющий обязанности губернатора Саратовской области Валерий Радаев, и место это произвело на высокого гостя сильное впечатление. Валерий Васильевич видит в «маленьком селе с большой историей» будущий центр туризма: «Это та точка, откуда пойдет туристическое начало. Там необыкновенные природные красоты, уникальный исторический храм, купель (на источнике.— М.Б.)… Есть идея создать паломнический маршрут, включив в него Чириково и село Красная Звезда (на самом деле село Сестрёнки.— М.Б.) Ртищевского района. Символично, если путь в Саратовскую область будет начинаться с дороги к храму».


Материал подготовлен в рамках проекта «Духовные скрепы Отечества — история и современность». При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 05.04.2016 № 68-рп и на основании конкурса, проведенного Фондом поддержки гражданской активности в малых городах и сельских территориях «Перспектива».

[i] к сожалению, достоверных данных о происхождении этого названия у нас на сей день нет, как и о происхождении названия Чириково; есть красивые, но не подтвержденные документами версии

Комментарии:

нет комментариев

ВЫ МОЖЕТЕ ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:

Отправляя данную форму, я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с политикой обработки ПД.