Информационно-аналитический портал Саратовской митрополии
 
Найти
12+

+7 960 346 31 04

info-sar@mail.ru

Дать новый фундамент жизни
Просмотров: 825     Комментариев: 0

Мы побеседовали с руководителем отдела тюремного служения Балаковской епархии, настоятелем храма пророка Божия Илии в ИК‑4 города Пугачева протоиереем Олегом Кудрявцевым. Отец Олег служит в сане священника уже 35 лет, из которых 27 лет занимается окормлением заключенных.

Тюремное служение — особое направление в социальной деятельности Православной Церкви. Милосердное отношение к заключенным — долг христианина, о котором прямо говорит Господь наш Иисус Христос: …в темнице был, и вы пришли ко Мне (Мф. 25, 36). Тюремное служение имеет давние исторические традиции и сегодня «направлено, прежде всего, на создание условий для полноценной духовной жизни заключенных в местах принудительного содержания» (из документа «Миссия тюремного служения Русской Православной Церкви»).

Привести людей к Богу

Отец Олег вспоминает, что начал окормление осужденных в колониях города Пугачева с Пасхи 1996 года. Когда отец Олег стал просить о расширении помещения, начальник ИТК, подполковник Сергей Александрович Девяткин, сказал: «А давайте церковь построим!» Сейчас в этом храме еженедельно совершаются молебен с акафистом и несколько раз в месяц Божественная литургия. Поют на службе, читают и пономарят сами заключенные.

Привести людей к Богу и дать им новый фундамент жизни — вот основная задача, которую ставит перед собой протоиерей Олег Кудрявцев. Колонию он называет «учебным заведением», где учатся, совершенствуются, а тех, кого освобождают, — «выпускниками» этого учебного заведения. Также отмечает, что в тюремном служении необходима индивидуальная работа с осужденными.

Начиналось церковное общение потихоньку — сначала служили молебны, потом стал собираться костяк. У каждого из пришедших тогда был свой круг общения, и они начинали рассказывать о храме, и прихожан постепенно становилось все больше.

«Многие хотят начать ходить в храм, помогать на службе, но есть большое стеснение: «А что обо мне скажут, мол, молиться пошел, нюни разводить». И долго приходится ждать, чтобы перейти на новый уровень: ходить в храм и не обращать внимание на то, что о тебе скажут. Получается так, что как только они стали прихожанами, то их выбор принимают, и с Божией помощью все вокруг успокаивается», — рассказывает батюшка.

 

Время заняться духовной жизнью

Иногда знакомые священники спрашивают отца Олега, использует ли он тюремный жаргон в общении с подопечными, на что он отвечает, что это совершенно недопустимо: «Уделяю много внимания искоренению матершины, так как на пути к Богу требуется язык святости. И очень рад слышать после исповеди, что данный человек перестал сквернословить».

Священник подчеркивает, что старается обратить все внимание осужденных именно на внутреннюю духовную жизнь: «На каждой службе обращаюсь со словом именно исходя из событий их жизни: например, там ссора произошла или еще что-то, стараюсь привязать проповедь о Христе к их жизни. Пытаюсь подобрать слова, чтобы постепенно у них воцарился мир в душе и чтобы передали другим этот посыл — ведь кому восемь, а кому и девять лет срока отбывать, и можно «дурака провалять»: просидеть, как пришли ни с чем, так и уйти. Стараюсь сказать о том, что именно здесь есть время заняться своей духовной жизнью, очистить душу от всякой скверны. Если начинают молиться, посещать богослужения, то выходят в итоге совершенно другими людьми».

 

«Выпускники»

Отец Олег рассказывает, что был один заключенный, к которому он ходил в камеру штрафного изолятора, беседовал, исповедовал, причащал. И вот проходит несколько лет, поступает звонок отцу Олегу — тот самый освобожденный из ШИЗО бывший заключенный делится радостью, что стал трудником в Оптиной пустыни и хочет стать монахом. Вот такие бывают «выпускники»!

Некоторые после «выпуска» устраиваются на завод, еще и алтарничают в храме, кто бывает истопником, сторожем. Со многими отец Олег продолжает до сих пор общаться, после освобождения звонят батюшке, приезжают. Священник в свою очередь интересуется их судьбой. Помнит имена и тех, кто погиб, участвуя в СВО… Молится и о них.

 

Душа не стареет

В завершение нашей беседы спрашиваю у отца Олега, что самое главное за эти 35 лет служения. «Основа служения священника — любовь к Богу и ближнему. Нам всем полезно ощущать себя в возрасте Христа в духовном плане, когда есть спокойствие и цель жизни, путь определен. В частности, мне это помогает в служении. Да и всегда необходимо совершенствовать свою душу, ведь всем нам предстоит встреча с Богом», — подчеркивает отец Олег.

Кроме тюремного храма в Пугачеве, отец Олег еще и настоятель сельских храмов в Пугачевском районе: Архангела Михаила в Давыдовке и святителя и чудо­творца Николая в Старой Порубежке. Рассказывает, что особенно любит воскресное Евангелие и толкование на него, прихожане всегда ждут разбор. «Например, совесть — это наш страж, который дан Богом человеку, чтобы он жил по совести, а ориентироваться здесь нужно на Евангелие и заповеди Божии. Поэтому порой нам и не хочется читать Евангелие именно на уровне сердечном, хоть разум и просит», — замечает батюшка.

Из любимых святоотеческих авторов у отца Олега — преподобный Силуан Афонский, святитель Николай Сербский. Говорит, что и прихожане любят труды этих святых авторов.

Желаем отцу Олегу многая лета, сил и помощи Божией во всех трудах!

Газета «Балаковские епархиальные ведомости», № 10 (10), ноябрь 2023 г.

[Подготовила Наталья Сахарова]