Информационно-аналитический портал Саратовской митрополии
 
Найти
12+

+7 960 346 31 04

info-sar@mail.ru

Церковь ждет своих сыновей
Просмотров: 374     Комментариев: 0

Мы уже привыкли к тому, что мужчины в храме находятся в основном в алтаре, а прихожане – это представительницы слабого пола. На самом деле, апостольская Церковь была ориентирована, в первую очередь, на мужчин, решительных и мужественных, которые понимали бы христианство, отстаивали и защищали свою веру и передавали ее следующему поколению. Почему же сегодня мужчины забыли о Боге, увидеть их молящимися в храме – большая редкость? Почему Церковь мужская, Церковь мучеников превратилась в Церковь «белых платочков»? Почему сегодня мужчины не спешат вернуться под Божий кров? Мы попросили епископа Покровского и Новоузенского Пахомия поразмышлять на эту непростую тему.

«Православие – религия сильных»

– Владыка, существуют разные объяснения этой проблемы, что Вы думаете о ней?

– Ни для кого не секрет, что женщины больше расположены к религиозности, духовной жизни, а мужчины – прагматики. Для того чтобы мужчина поверил и сделал шаг в сторону Бога, в нем должны произойти какие-то внутренние перемены, он должен осмыслить и понять веру головой, разумом. Поэтому у мужчин, как правило, этот процесс долгий.

Но я видел многих мужчин, которые воцерковлялись благодаря своим верующим женам, а потом уходили намного вперед. Если мужчина открыл для себя Бога и начал жить духовной жизнью, его духовное развитие может быть более глубоким и масштабным, чем у женщин. Но так бывает, конечно, не всегда.

– Женщины чаще всего идут в храм за утешением, когда в их жизни происходят какие-то скорби, беды. Что мужчину может заставить перешагнуть порог церкви?

– Путь каждого человека к Богу индивидуален. Нельзя сказать, что мужчины не нуждаются в каком-то утешении, поддержке, внимании.

– Почему же в храмах их значительно меньше, чем женщин?

– Это связано с угасанием традиционных форм жизни в нашем обществе, разрушением института семьи. Мы же видим, что на Востоке, в исламском мире, где традиции сильны, все по-другому: мечети заполнены мужчинами.

– Существует мнение, что ислам более мужская религия, чем христианство.

– Ислам – более понятная религия, в отличие от христианства, которое для современного человека стало невероятно сложным. Надо не только много молиться, но и много читать, размышлять, осмысливать, участвовать в долгих богослужениях.

В исламе все проще. Это набор правил, которые помогают человеку устраивать свою повседневную жизнь. Ислам дает четкие указания по всем направлениям жизнедеятельности человека. В христианстве все не так, на любой вопрос христианин должен искать ответ в Евангелии. Любое поучение священника основывается на авторитете Христа, а Христос призывает нас к совершенству.

Допустим, человек начинает вести церковную жизнь, проходят годы, а он не меняется, продолжает падать, грешить. Тогда он задается вопросом: может быть, все это тщетно? Путь к совершенству требует огромной воли, духовных сил и терпения, так что Православие – религия сильных людей.

«Мужчин часто нет и в семье»

– Владыка, но ведь начиналась христианская Церковь обращением Христа к мужчинам. Они становились Его учениками, миссионерствовали по всей земле, несли слово Божие в народ, и Церковь тогда была мужской, а не женской. Почему же в наше время большинство российских мужчин пренебрегают спасением души?

– Любая религия напрямую связана с общественным укладом жизни, и если мужчины, как это и было в древние времена, доминируют во всех сферах жизни, их и в храмах будет больше. В древности мужчина был главой племени, рода, семьи, религиозной общины, к нему и отношение было соответственное.

В России в XX веке Церковь была выведена на периферию общественной жизни, из нее пытались сделать маргинальную структуру. Быть православным человеком было не только не почетным, но и опасным делом. Масса факторов влияла на сознание людей, делая их равнодушными к Церкви.

Не секрет, что наши мужчины, как говорят сегодня, измельчали, потеряли ответственность, силу воли, кто-то неуютно чувствует себя в храме, потому что там в основном женщины. Мужчины в большей степени, чем женщины, подвержены комплексу: «Что обо мне скажут люди, что подумают, если я в храм буду ходить?» Я много раз видел, как мужчины привозят своих жен на службу. И пока они три часа молятся в храме, мужья сидят в ожидании в машинах. Но ни за что не войдут в храм!

– Наверное, большинство мужчин считает, что они должны работать, добиваться успеха, содержать семью. А копаться в себе, думать о смирении, терпении, кротости противоречит этой задаче.

– У женщины те же заботы, она так же работает, заботится о семье. Но у нее в жизни есть еще Церковь, без которой ей выполнять эти задачи было бы намного труднее.

Мужчин нет не только в Церкви, их часто нет и в семье. Не секрет, что сегодня многие женщины воспитывают детей в одиночку. А ведь мужское, отеческое начало особенно важно для мальчиков. Как можно воспитать мужчину, христианина, если у мальчика нет примера отца? По результатам одного социологического опроса, если мама одна воспитывает ребенка, он будет ходить с ней в храм, но в подростковом возрасте покинет Церковь. Примерно такая же картина в полной семье, в которой воцерковлена только мать. И только там, где оба родителя ходят в храм, молятся, дети, повзрослев, продолжают церковную жизнь. Именно пример отца определяет будущее церковной жизни его детей.

В дореволюционной России дети получали религиозное воспитание, они видели, что родители идут в храм, что вся система жизни пронизана церковным укладом. Сегодня этого нет. Если ребенок ничего не слышал о Боге, родители никогда не водили его в храм, скорее всего, его жизнь так и пройдет вне Церкви.

– То есть потеря семейных традиций влияет на жизнь Церкви?

– Эти процессы взаимосвязаны. Церковь – срез общества. Она показывает, какие в нем существуют проблемы. И если кризис мужского начала существует в семье, он есть и в церковной жизни. Церковь, конечно, участвует в воспитании детей, но отца никто не может заменить.

Когда я был настоятелем Свято-Троицкого соборе в Саратове, мы много занимались детьми: у нас была хорошая воскресная школа, много мальчишек было в алтаре. И как-то одна женщина сказала обо мне: «Наш батюшка заменяет нашим детям отца». Это так и не так. Что я мог, делал, но каким бы хорошим ни был священник, отца он не заменит.

«Будем делать то, что нужно»

– Один писатель сказал, что «наилучший способ привлечь мужчину в Православие – показать ему православного мужчину». Чем может Церковь заинтересовать мужчин?

– Если человек приходит в храм, где много мужчин, где есть крепкая община и батюшка, который ее объединяет, для него, конечно, проще будет сделать первый шаг. Чем может привлечь христианство сегодня? Ничем. Придя в Церковь, ты только создаешь себе проблемы, усложняешь жизнь.

– Неужели за эти тридцать лет, как Церковь получила возможность свободно развиваться, ничего не поменялось в сознании людей?

– Что-то меняется, конечно. Построено много храмов, и они не пустуют, но повлиять на массовое сознание очень сложно, и времени требуется гораздо больше. Да и не нужно этот процесс ускорять. Люди ведутся на любую пропаганду, в грязи всегда проще изваляться, чем совершить добродетель. Поэтому христиане были и всегда будут «малым стадом», как сказал Христос. Воцерковленный человек – это тот, кто живет Церковью, религиозной идеей. Таких людей очень немного. Если бы было много, то не было бы сегодня столько греха, раздора и войн.

– Владыка, в нашей епархии немало примеров, когда мужчины, далекие от Церкви, становились прихожанами, помогали батюшкам в алтаре, потом их рукополагали в диаконов и священников.

– Все зависит от конкретного прихода и от священника. У нас есть приходы, где в основном женщины, есть такие, где много семейных пар, а есть и такие, где большинство мужчин. Развитие церковной жизни, конечно, невозможно без твердой мужской веры, без защиты христианских ценностей. Поэтому мы будем делать то, что нужно, а все остальное управит Господь.

«Православное Заволжье»