Православие и современность. Информационно-аналитический портал Саратовской и Вольской Епархии

ПРАВОСЛАВИЕ И СОВРЕМЕННОСТЬ

Информационно-аналитический портал Саратовской и Вольской Епархии

По благословению Митрополита Саратовского и Вольского Лонгина.
Русская Православная Церковь Московского Патриархата
Подписаться на RSS Карта сайта Отправить сообщение Перейти на главную

+7 (8452) 28 30 32

+7 (8452) 23 04 38

+7 (8452) 23 77 23

info-sar@mail.ru

12+
Церковь Маянги
Просмотров: 649     Комментариев: 0

Листая фотоальбом со снимками, отражающими процесс восстановления старинного храма в селе Маянга Балаковского района, на одной из фотографий отец Александр вдруг заметил свою бабушку — видно, приехала помолиться в восстанавливаемом храме и попала случайно в объектив камеры. Нет ее уже на земле, а вышло, что именно она помогла установиться живому, родственному отношению к церкви, куда отца Александра назначили настоятелем.

Начало восстановительных работ в храме. Ремонт кровлиСвященник Александр Тарсеев рассказывает о разорении Михаило-Архангельской церкви. Сейчас среди местных жителей не встретишь тех, кто был бы очевидцем тех событий, но утверждают, что в 1930-е годы все храмовые иконы были сложены для сожжения, и местные, боясь пострадать за веру, приносили и подкладывали в этот костер свои домашние образа.

— Ведь не только в Маянге, но и там, где жила Ваша бабушка — в Балаково, разрушали храмы, отворачивались от Бога, а она сохранила веру, как?

— Если у человек есть вера — утратить ее невозможно,— считает священник. — Бабушка на трех работах трудилась, сыновей одна воспитывала, муж погиб на войне. И помню, когда меня маленьким привозили к ней на праздники, то, проснувшись среди ночи, я удивлялся: бабушка не спит — стоит в темноте у икон, озаряемых лампадкой. Так она, должно быть, и детей вырастила — вымолила.

И, возможно, в этот час, когда она стояла на молитве, с храма во имя Архистратига Божия Михаила в Маянге, как и с тысяч других русских храмов, срывали купола.

До революции на три с половиной тысячи человек, населявших Маянгу, стояло две церкви: каждая могла вместить не менее тысячи прихожан.

Одна из них — деревянная, с колокольней и тремя престолами — была построена в 1845 году тщанием местных жителей, однако не уцелела в советские годы.

Уже упомянутый храм во имя Архангела Михаила был возведен в 1865 году силами местного населения. Уничтожить сельскую церковь попытались в тридцатые годы прошлого столетия. Сняли купола и устроили в церкви зернохранилище. Храм был обречен на медленную смерть.

Среди тех, кто начинал борьбу за возвращение Михаило-Архангельского храма Церкви, — 89-летняя Ева Андреевна — уроженка Украины. В 1944 году ее с родителями сослали на Север. Много лет они прожили там, девушка работала на лесозаготовках. Родители так и умерли на чужбине. Ева Андреевна, поездив по стране, в 1971 году обосновалась в Маянге, устроилась в местный колхоз.

 

Ева Андреевна принимает гостейМолебен у стен реставрируемого храма

 

Привыкшая трудиться, Ева Андреевна уже в 80-е годы принялась ходатайствовать об открытии храма. Вместе с единомышленниками она собирала средства на его восстановление и уже заранее принялась облагораживать храмовую территорию.

— Рябину, липу я с родины привезла и посадила — хотя и здесь много таких деревьев растет, а все же — те, что с родной земли, для меня — иные. А вот березку обнаружила здесь, в Маянге рядом с домом: как-то раз гляжу — выглянула крошечная, и я ее к церкви перенесла. Теперь у меня возле дома ни одной березки, а та — для храма выросла, — молодо улыбается Ева Андреевна.

Здание Михаило-Архангельского храма вернули Церкви в 1991 году. После этого сменилось несколько настоятелей, но больше всех запомнились прихожанам иерей Александр Фролов и иерей Александр Кузьменко — благодаря их стараниям церковь выжила.

— У храма, можно сказать, не было крыши, все протекало, внутри было очень холодно, — вспоминает священник Александр Фролов свою первую встречу с Михаило-Архангельской церковью в начале 90-х годов. — Средств на начало реставрации не было, жертвовать люди стали ближе к двухтысячным. А пока вместе с несколькими прихожанами мы каждый день в любую погоду при любом самочувствии отправлялись в одно из сел области: продавали церковные товары, которые тогдашний Владыка — архиепископ Пимен (Хмелевской) — нам выделял в долг. В поездках мы предлагали людям заказывать требы, рассказывали о храме. За помощью обращались и к предприятиям, и к состоятельным людям.

Возрождаемый храм освятили в феврале 1992 года. На улице было не меньше 20 градусов мороза, однако людей на богослужение собралось немало. Итак, в девяностые почти параллельно шло два процесса: созидание храма, его общины и разрушение сложившейся за советские годы жизни. Колхоз «Знамя коммунизма» разорили стремительно: объявив, что скот болен туберкулезом, частью вырезали, а около тысячи голов скота вывезли живыми на машинах.

— Такой храм, а люди не ходят… Здесь больше городских, чем местных, бывает, — вздыхает нынешний настоятель храма иерей Александр Тарсеев.

Люди покидают село. Благо — недалеко город Балаково, где можно найти работу. На местном же предприятии «Золотой век», которое, в частности, занимается разведением племенных рысаков орловской породы, зарплату могут платить только кормом для скота.

 

Священник Александр Фролов со своими первыми помощникамиВнутреннее пространство Михаило-Архангельского храма по форме напоминает крестГолубые купола над Маянгой

 

Те, кто возрождал храм в трудных 90-х, — уже очень старые люди, многих не стало. И храм снова пустеет: кому-то тяжело добираться, кто-то не может смириться с очередной сменой настоятеля, привыкнуть к новому человеку, а кто-то, с возрастом потеряв возможность деятельно участвовать в жизни прихода, к сожалению, уже не ощущает себя частью общины. Однако не только прихожанам нужна поддержка, но и самому храму, и особенно — его настоятелю.

Все меньше детей ходит в воскресную школу. Один из первых настоятелей — священник Александр Фролов — рассказывает, что храму был передан и бывший причтовый дом, где со временем стали проходить занятия воскресной школы, с ребятами занимались профессиональные педагоги, учителя местной общеобразовательной школы. И, по замечанию родителей учеников, занятия эти благотворно влияли на детей. Однако теперь почти обезлюдела не только воскресная, но и средняя школа.

С нынешним настоятелем Михаило-Архангельской церкви — священником Александром Тарсеевым — осматриваем храм: удалось ли сохранить хотя бы одну из старинных фресок? На центральной арке вижу чудом уцелевший образ Христа. Восстановлена фреска, изображающая притчу о милосердном самарянине, из под купола взирают святые. В храме можно увидеть и старинные образа, и иконы, созданные современными мастерами, что-то приносят местные жители — церковь была восстановлена буквально по частям.

Забравшись на колокольню, замечаю кроме ансамбля колоколов, изготовленных в недавние годы, колокол 1956 года «рождения». Откуда же он взялся, разве в хрущевские годы кто-то отливал церковные колокола? Оказывается, этот колокол — корабельный, называется рында. Попал он сюда, видно, случайно, но не зря… Церковь ведь тоже — корабль. Корабль спасения. И каждому в нем есть место.

 


Материал подготовлен в рамках проекта «Духовные скрепы Отечества — история и современность». При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 05.04.2016 № 68‑рп и на основании конкурса, проведенного Фондом поддержки гражданской активности в малых городах и сельских территориях «Перспектива».

«Ведомости Саратовской митрополии» № 12, декабрь 2016 г.

Комментарии:

нет комментариев

ВЫ МОЖЕТЕ ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ: