Информационно-аналитический портал Саратовской митрополии
 
Найти
12+

+7 960 346 31 04

info-sar@mail.ru

Быть верным Богу
Просмотров: 648     Комментариев: 0

Однажды два школьных друга Алеша и Илья зашли в храм, он находился недалеко от школы. Ребят увидел священник и попросил их помочь перетаскать кирпичи и прибраться на территории — мальчишки охотно согласились и остались в храме. Алексей — навсегда. О кресте священства и о том, что главное в жизни христианина, мы беседуем с клириком собора во имя святой великомученицы Екатерины г. Новоузенска, настоятелем двух сельских храмов — во имя святого Иоанна Предтечи с. Куриловка и великомученика Димитрия Солунского с. Дмитриевка — иереем Алексием Епифановым.

«Корешок, ты что пришел?»

— Отец Алексий, начну с традиционного вопроса: как Вы пришли к вере?

— Моя юность прошла в 90-е годы прошлого века, когда многие сверстники сбивались с пути, гибли. Обе мои бабушки были верующими, одна из них, баба Валя, стала постоянно ходить в храм и молить Господа, чтобы внук не попал в дурную компанию. Я расспрашивал ее о Боге, и она, как могла, рассказывала. Когда мы с другом начали ходить в храм во имя Серафима Саровского г. Саратова, его настоятель отец Василий Стрелков стал нагружать нас работой. Мы оставались после службы и помогали батюшке — храм строился, дел всегда хватало. Однажды я пришел один, когда не было службы, храм был пуст, и в нем стояла тишина и ощущалась какая-то необыкновенная чистота. Батюшка подошел и спросил: «Корешок, ты что пришел?» А мне не хотелось больше никуда уходить. Он и потом, когда я уже закончил семинарию и стал служить, часто называл меня Корешком. Так ласково мог обращаться к сыну родной отец. Батюшка расспрашивал меня о жизни, узнал, что мама одна воспитывает нас, и с того дня стал по-отечески меня опекать. Наступил праздник Святой Троицы, и отец Василий позвал меня в алтарь. Надели на меня стихарь алтарника и начали учить, как правильно выходить, читать Часы, Апостол, помогать священнику. И я решил бросить техникум и поступать в семинарию. Но отец Василий сказал: «Сначала отучишься в техникуме, потом пойдешь в семинарию». Так и получилось. Хотя последние два года учебы я больше проводил в храме, чем на лекциях. Приходилось пропускать первые пары, надо было рано утром быть в алтаре, готовить все к службе. За прогулы меня чуть не выгнали, но Серафимушка заступился. Я привык всегда к нему обращаться, когда бывает трудно, он слышит и помогает.

— Вы решили связать свою жизнь с Церковью, стать священником. Что повлияло на Ваш жизненный выбор?

— Вернее будет сказать — кто? Отец Василий вел меня по этому пути, он зажег во мне живое чувство Бога, и в конце концов я сделал то, что сделал. До сих пор помню, как батюшка вместе с прихожанами нараспев читал акафист Серафиму Саровскому, это было очень благодатно. Он стал моим духовным наставником, и его призыв быть верным Богу звучит во мне до сего дня. По его благословению я поступил в духовную семинарию, но после второго семестра меня забрали в армию.

— В армии Вы не потеряли связь с Церковью?

— Наоборот, она усилилась. Армейская жизнь от Бога очень далека, и надо очень сильно держаться за Господа, чтобы оставаться христианином. Но мне повезло. В моем личном деле было написано, что я семинарист. В военкомате меня спросили: «Ты верующий? Стрелять в людей не хочешь? Тогда у тебя самым страшным оружием будет лопата». И направили меня в войска МЧС. Я прослужил в этих войсках связистом два года, был как у Христа за пазухой. Ребята меня уважали, расспрашивали о Церкви. Это было время, когда стали открываться храмы, монастыри, люди стали интересоваться религией, а я был в этом сведущим человеком. Особенно часто беседовал со мной о вере замполит нашего батальона. Он часто давал мне увольнительную, и я ездил в Воронеж (наша часть стояла недалеко от города), где был Покровский храм с мощами святого Митрофана Воронежского. С тех пор я люблю этого святого, молюсь ему. Так что в армии я еще больше уверился, что должен быть ближе к Богу. Вернулся домой, восстановился в семинарии, закончил ее экстерном, женился, а на втором курсе уже был рукоположен владыкой Александром (Тимофеевым) в диаконы, а вскоре состоялась моя священническая хиротония.

— Супруга знала, что выходит замуж за будущего батюшку?

— Это было время, когда семинаристы часто женились на девушках не воцерковленных. Я молился за нее святому Николаю Чудотворцу в саратовском мужском Никольском монастыре у мироточивой иконы. Это было чудо, и сейчас моя супруга, как и положено матушке сельского священника, поет на клиросе, ведет бухгалтерию, помогает в храме, а сын — в алтаре. Я служу в селе Куриловка в храме Иоанна Предтечи, там и живем, у нас небольшое хозяйство, забот хватает.

Он для меня живой

Храм Рождества Пресвятой Богородицы с. Ровное— Вы никогда не думали, что Ваша судьба могла быть иной?

— Я всегда хотел быть только священником. С детства видел, какие они радостные, счастливые, хотелось, чтобы и во мне зажегся свет, который был у них внутри. Когда меня водили во время диаконовской и священнической хиротонии вокруг престола, чувствовал, что участвую в великом таинстве, что происходит именно то, о чем я мечтал. Конечно, сомнения и страхи были, но обо мне молились батюшки, молился владыка Александр, и я чувствовал их молитвенную помощь. Когда в 2003 году владыки не стало, для меня это был шок. Я лишился мощной духовной поддержки. Но Господь не оставлял, в это время в Свято-Троицком соборе был собран весь цвет саратовского духовенства: отец Василий Стрелков, священники Николай Земцов, Геннадий Беляков. Мне посчастливилось быть рядом, это была настоящая жизненная и духовная школа. Мне открылся большой мир церковной жизни, молитвы, послушания. Я был начинающим пастырем и очень любил раздавать прихожанам благословения. Отец Василий заметил и предостерег меня — с таким тщеславием можно и в прелесть впасть! Нельзя со своей самостью входить в духовную жизнь. Никогда не забуду, как стоял у престола отец Геннадий, он так отдавался молитве, что по его лицу часто текли слезы. Воскресную Литургию я почти всегда служил с отцом Василием, он не отпускал от себя, поправлял, если я что-то делал не так. Многому научился и у протоиерея Сергия Догадина, когда был направлен служить в Духосошественский храм. Сейчас у начинающих священников такой школы нет, их назначают на приход, а учиться там не у кого, особенно в селах. Помню свою первую Пасху в восстановленном храме в честь Рождества Пресвятой Богородицы в Ровном. Все хорошо, радоваться надо, а у меня начались искушения. Хорошо старшие собратья пояснили, что так всегда бывает, враг человеческий не дремлет. Монахи в монастырях так и говорят: «Если ты находишься без искушений, значит, что-то не то делаешь».

— Отец Алексий, но священникам приходится много трудиться и храмы строить. Значит, они постоянно пребывают в состоянии духовной брани?

— Так и есть, но Господь посылает не только испытания, но и утешения. Пришел, встал у престола — и все, Господь рядом! А без искушений не проживешь. Ежегодно я езжу к батюшке Серафиму в Дивеево, мне необходимо послужить там, несколько раз приложиться к его честным мощам, накупаться в святых источниках, пройтись не один раз по Канавке, почувствовать любовь Божией Матери — и все встает на свое место. В этом году Господь сподобил послужить в Преображенском соборе Дивеевской обители. Я вышел после Литургии с живым чувством Бога, как будто внутри затрепетал огонек. Батюшка Серафим привел меня в Церковь, так и ведет по жизни. Я с ним постоянно разговариваю, он для меня живой.

 «Православное Заволжье»