Православие и современность. Информационно-аналитический портал Саратовской и Вольской Епархии

ПРАВОСЛАВИЕ И СОВРЕМЕННОСТЬ

Информационно-аналитический портал Саратовской и Вольской Епархии

По благословению Митрополита Саратовского и Вольского Лонгина.
Русская Православная Церковь Московского Патриархата
Подписаться на RSS Карта сайта Отправить сообщение Перейти на главную

+7 (8452) 28 30 32

+7 (8452) 23 04 38

+7 (8452) 23 77 23

info-sar@mail.ru

12+
Богослов личной встречи
Просмотров: 470     Комментариев: 0

Святой преподобный Симеон известен нам под именем Новый Богослов. Тем самым Православная Церковь ставит его в один ряд со святым апостолом и евангелистом Иоанном Богословом и святителем Григорием Богословом. Преподобный Симеон был не столько теоретиком богословия, сколько мистиком, который свой опыт созерцания Божественного света выразил поэтическим слогом восторженных гимнов, славящих Творца. Богословие преподобного Симеона — это утверждение возможности и необходимости личной встречи со Христом, утверждение реальности обОжения, которое является вершиной и венцом всякого богословия. Память святого преподобного Симеона мы отмечаем 25 марта.

Когда время подвигов прошло…

 

Жизнь святого Симеона (949–1021 гг.) проходила в эпоху правления в Византийской империи Македонской династии, это время в исторической науке принято называть македонским ренессансом, поскольку оно характеризовалось расцветом искусства и культуры. Тяжелый период иконоборчества остался в прошлом. Догматическая система Православной Церкви, которая выковывалась на семи Вселенских Соборах, приняла стройный и законченный вид. Казалось, что для совести христианина не осталось неразрешенных вопросов и хрис­тианскую империю ждет теперь процветание и благоденствие. Однако вместе с тем у многих возникало ощущение, что время горячей веры и подвига прошло.

В это самое время в Константинополь из города Галата приезжает «некий молодой человек, именем Георгий». Так, в третьем лице, напишет о себе много позже преподобный Симеон. Сын влиятельных и состоятельных родителей, он делает в столице блестящую карьеру. Этот юноша, как пишет преподобный, был «красивый видом и имевший что-то показное в своем облике, манерах и походке, так что даже некоторые имели о нем из-за этого дурные мнения». Словом, перед нами среднестатистический молодой человек из высшего общества того времени. Не грешник, но и не святой. Такой, как все? Не совсем. Этот юноша, увлеченный удовольствиями высшего света, тем не менее тоскует об иных — духовных — радостях. Его блестящее положение представляется ему клеткой порока, из которой его выводит Сам Господь. «Ты <…> освободил меня неизреченными Твоими судьбами от царей и властителей, которые намеревались пользоваться мною для обслуживания своих желаний, как сосудом, не имеющим ценности», — напишет он впоследствии.

Юноша читает жития святых, духовные наставления, пытается подражать подвижникам, но не может перекинуть мостик между умозрительным знанием, почерпнутым из книг, и собственным непостоянным сердцем. Ему нужен наставник, но где же его взять? Все окружающие в один голос твердят ему, что время святости закончилось. «Я никогда, однако, — вспоминает преподобный, — этому не верил… И говорил: Господь мой, помилуй! Неужто диавол стал настолько сильнее Владыки Бога, что всех привлек к себе и сделал всех своими сторонниками, так что никто не остался на стороне Бога?»

И свет сиял во тьме

 

Такая вера не могла остаться безответной, и Господь послал преподобному Симеону (тогда еще Георгию) человека, который стал его духовным наставником. Это был монах Студийского монастыря, которого тоже звали Симеон, — в истории Церкви он известен как Симеон Благоговейный. Это был старец очень простой жизни — обычный инок, не имевший священного сана; при этом он обладал глубоким духовным опытом, мудростью и любовью, проявлявшейся, в том числе, в снисхождении к поступкам своего юного подопечного, искреннего в своем порыве, но не имеющего пока сил твердо встать на путь духовного делания. Святой Симеон снабжал юношу необходимой духовной литературой, давал ему наставления, а главное, непрестанно молился за будущего богослова.

Внешняя жизнь молодого человека протекала неизменным порядком. Днем он исправно выполнял свои обязанности в императорском дворце, а ночью старался наверстать упущенное, посвящая время сна пламенной молитве. В один из таких моментов он впервые увидел Божественный свет, и все его существо затопила неизреченная радость. Первый опыт мистического созерцания был дан ему авансом, по молитве его святого наставника. Но трудно человеку неподготовленному удержаться на такой высоте… И молодой человек не удержался, оставив высокие помыслы ради суеты века сего и вновь с головой окунувшись в пучину светской жизни.

«И забывая о всем, выше сказанном, — рассказывает он, — я дошел до всецелого омрачения. <…> Я впал в еще большие беды, чем случившиеся со мною прежде, и был в таком состоянии, как если бы я никогда не понимал или не слыхал святых слов Христовых. <…> Я вновь бросил себя, несчастный, в ров и глубокую тину постыдных мыслей и действий». Нужно понимать, что вряд ли духовное падение преподобного Симеона было связано с каким-то глубоким нравственным падением. Но ему, видевшему свет Истины, было мало оставаться просто хорошим человеком. То, что другим представлялось нормой, ему виделось глубочайшим рвом, заполненным грязью. Период духовной расслабленности длился семь долгих лет. Но за все эти годы он не порвал отношений со своим духовным наставником: «Я, недостойный, не отступил окончательно от него, но исповедовал ему случавшееся со мною и часто заходил в его келию, когда мне приходилось бывать в городе, хотя, бессовестный, и не сохранял его заповедей». Оправившись наконец после падения, преподобный принимает решение встать на иноческий путь и взять себе имя своего духовного наставника — Симеон.

Два Симеона

 

Преподобный Симеон стал послушником Студийского монастыря приблизительно двадцати семи лет от роду. То, что было дано ему в первом мистическом видении как дар, теперь казалось ему совершенно недоступным. Выяснилось, что духовный путь требует больших аскетических усилий. Симеон Благоговейный оберегал новоначального послушника от чрезмерных нагрузок. О мудрости наставника красноречиво говорит такой эпизод: однажды послушник и старец вернулись в келью Симеона-младшего после тяжелых трудов. Старец, видя, что ученик крайне утомлен, благословил его вместо обычного молитвенного правила прочитать только молитвы с Трисвятого по Отче наш и лечь спать. Наверное, в глубине души молодой послушник удивился такому решению, но ни словом не выдал своего замешательства и исполнил волю старца. Наградой ему было то, что он вновь удостоился видения Божественного света.

Подтянуть дисциплину


Однако испытания веры преподобного Симеона только начинались. Его горячность в вере часто не вписывалась в рамки устава монастыря, что приводило ко множеству конфликтов, и в конце концов духовник дал ему благословение пожить некоторое время в миру. Затем он был переведен в монастырь святого Маманта, переживавший не лучшие времена, где было очень мало монахов. В новой обители преподобный Симеон принял монашеский постриг, был рукоположен в священный сан и после трехлетнего пребывания в этом монастыре стал его игуменом. В этот период он стал знаменит своей строгой аскетичностью и блестящим даром проповеди, однако многое в его учении смущало и монахов, и мирян — казалось чрезмерным, выходящим за рамки и просто неисполнимым. Духовная жизнь в обители находилась на очень низком уровне, и монахам требования и увещевания нового игумена представлялись просто безумными. В чем же это «безумие» заключалось?

«Не говорите, что люди не видят Божественного света»

 

В основе учения преподобного Симеона лежит убеждение в необходимости личной мистической встречи со Христом. Он уверен не только в том, что это необходимо для спасения, но и в том, что это возможно для каждого. О своем мистическом опыте преподобный Симеон говорит в трогательных и торжественных гимнах, исполненных и глубокой веры, и подлинной поэзии.

Не говорите, что невозможно

принять Божественный Дух,

Не говорите, что без Него возможно спастись,

Не говорите, что кто­-нибудь

причастен Ему, сам того не зная,

Не говорите, что Бог невидим людям,

Не говорите, что люди не видят

Божественного света,

Или что это невозможно в настоящие времена!

Это никогда не бывает невозможным, друзья!

Святой Симеон нашел Христа, видел Божественный свет, слышал Его голос, который говорил с ним в сердце, очищенном от греха. Святой был глубоко убежден, что это не исключение из правил, не величественный Эверест духа, на который могут взойти только избранные натуры, но норма христианской жизни. Как пишет об учении святого Симеона историк Церкви протоиерей Иоанн Мейендорф, «истинная христианская жизнь должна быть сосредоточена не на мыслях о том, что произойдет после смерти, а на том, что происходит сейчас, в чем заключается жизнь во Хрис­те, в теле Христовом».

* * *

Напряжение между монахами и игуменом в монастыре святого Маманта росло, и в конце концов в дело вмешались константинопольские власти. Их неудовольствие вызвало якобы слишком пышное почитание памяти Симеона Благоговейного, которого Симеон Новый Богослов почитал как святого еще до официального прославления. Начался затяжной судебный процесс над непокорным игуменом, который длился шесть лет и закончился изгнанием преподобного. Впоследствии, однако, правда восторжествовала: святой Симеон вернулся в Константинополь с почестями и мирно почил в возрасте семидесяти трех лет, навсегда соединившись с Тем, Кого так жаждало его сердце.

Газета «Православная вера» № 06 (578)

Комментарии:

нет комментариев

ВЫ МОЖЕТЕ ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ: