Информационно-аналитический портал Саратовской митрополии
 
Найти
12+

+7 960 346 31 04

info-sar@mail.ru

Без духовной жизни человек деградирует
Просмотров: 4869     Комментариев: 0

Интервью Преосвященнейшего Лонгина, Епископа Саратовского и Вольского, газете «Аргументы и факты ― Саратов».

― Ваше Преосвященство, стала ли Пасха, на Ваш взгляд, за последние годы особо почитаемым праздником у саратовцев?

― Я не стал бы так ставить вопрос, потому что в России большинство жителей всегда отмечали Пасху, даже в советские годы, когда Церковь была ограждена от прихожан множеством искусственных рамок. Несмотря на запреты, люди посещали церковные службы. Но и те, кто не ходил в храм, отмечали праздник дома. Это происходило даже в семьях самых убежденных коммунистов. Люди из числа тех, кто занимал в то время руководящие посты, мне иногда с гордостью говорят: «А у меня дома перед Пасхой всегда пекли куличи, красили яйца». Так что Пасха всегда праздновалась широко ― пусть на бытовом уровне, как народная традиция. Сегодня же все больше людей приходит в храмы и отмечает Воскресение Христово в соответствии с тем смыслом, который в этом торжестве изначально заложен.

― Согласно социологическим исследованиям, те, кто называет себя верующими, в Светлое Христово Воскресение либо устраивают застолье ― 57%, либо посещают кладбище ― 34%, 20% идут на пасхальную службу. Прокомментируйте, пожалуйста, эти цифры.

― В том, что значительная часть православных ездит на Пасху на кладбище или устраивает застолье, нет ничего удивительно. Тот, кто не пережил пока в своем сердце встречу с Богом, к религиозным праздникам относится формально, хотя может считать себя верующим человеком. Церковь старается вести просветительскую работу с такими людьми, и, возможно, когда-нибудь они пополнят число тех, кто на праздник идет в храм. Это совершенно естественный процесс для нашего времени.

― Сегодня наблюдается резкое социальное и имущественное расслоение в обществе, и среди обывателей очень популярным стал тезис: «Богатые ― плохие, а бедные ― хорошие». Насколько он верен и справедлив?

― Он неправильный по сути. Нельзя давать огульные характеристики целым слоям населения. Но этот тезис показывает, что в обществе сегодня существует социальное напряжение. Американская мечта о том, что чистильщик обуви может постепенно сколотить состояние и стать миллионером, в русской действительности не «работает». В современной России было не так: слишком быстро у нас появились богатые. Нескольким сотням человек удалось приватизировать целые отрасли производства, которые на протяжении всего ХХ века создавались каторжным трудом нескольких поколений. И вот в этом кроется основная проблема. В настоящий момент общество пытается решить ее отчасти за счет идеи социально ответственного бизнеса. Церковь же говорит о том, что, если благосостояние достигнуто легально, в нем нет ничего плохого, но учит относиться к нему так: «когда богатство умножается, не прилагайте [к нему] сердца» (Пс. 61; 11).

― Сообщения об осквернении храмов, убийстве детей или беззащитных стариков перестали быть редкостью. Почему в людях поселилась такая жестокость и чувство безнаказанности?

― Не нужно забывать, что за последние 20 лет в стране не просто произошли изменения ― экономические, политические, но был уничтожен привычный для людей уклад жизни. Не все выдержали такое испытание. Появилось много людей «сломавшихся»… Больше всего о человеке, его внутреннем мире, знает Церковь, и о том, что в современных людях происходят негативные процессы, она часто предупреждает общество. Но, как правило, от предостережений отмахиваются, а через некоторое время спохватываются и задаются вопросом: «А почему происходит то, или другое»? А объяснение очень простое: личность, перестающая жить духовной жизнью, быстро деградирует, в ней проявляются животные инстинкты. Чтобы быть человеком, необходимо ежедневно трудиться над собой, своим сердцем, со многим в себе бороться.

Сейчас повсюду ― с экранов телевизоров, с газетных страниц, уличных растяжек ― звучат лозунги «Бери от жизни все», «Наслаждайся, отрывайся!». И мы недооцениваем той силы, которую эта пропаганда сегодня имеет в обществе. Забыты нравственные законы, потеряны идеалы порядочности, ответственности, любви к семье, отечеству, чувство долга. Идеалом, в лучшем случае, становятся физиологические потребности ― быть здоровым, красиво одетым, успешным, богатым. Безусловно, люди всегда об этом заботились, и Церковь не отрицает важности каких-то благ, но не они должны быть главными в жизни.

Кроме того, сыграло свою роль и разрушение системы образования. При всей уродливости ее в советское время, она ставила перед собой определенные задачи, худо-бедно выполнявшиеся. Но ее сломали, а новую так и не создали. Я сам являюсь ректором духовной семинарии, общаюсь с другими руководителями вузов. Все мы сталкиваемся с ужасающим снижением образовательного уровня абитуриентов. Окончив школу, они не всегда умеют грамотно выражать свои мысли, почти не читают. И это становится повсеместным явлением, к сожалению.

Споры о том, нужен ли в школах предмет «Основы православной культуры», не стихают до сих пор. Между тем некоторые православные священники считают ― нужно запретить на занятиях по биологии изучать теорию о происхождении человека Дарвина. Как вы считаете, должна ли Церковь вмешиваться в дела светского образования?

― Она никогда в него не вмешивалась. И я не знаю священников, требующих запретить изучать теорию Дарвина. Отдельные люди могут свои пожелания высказывать, ведь мы живем в демократическом государстве, и насколько я знаю, известный судебный процесс в Петербурге был инициирован частными лицами. Если же вести речь о дисциплине «Основы православной культуры», то она, бесспорно, нужна в школе. По социологическим опросам, более 60% жителей страны считают так же, это показательная цифра. Сопротивление возникает в среде людей, всю жизнь занимавшихся преподаванием научного атеизма. Они не могут в один момент перестроить свое сознание и до сих пор продолжают борьбу, начатую еще в юности. Но общество ушло далеко вперед. Вопрос ― надо ли преподавать «Основы православной культуры ― давно перезрел. Постепенно, с приходом во власть нового поколения людей, не отягченных предрассудками, острота проблемы будет снята.

― Как Вы относитесь к отмене отсрочки от службы в армии для духовенства?

― Я сам до принятия сана служил в армии. Став священником, убедил нескольких молодых людей и их родителей в том, что не стоит уклоняться от призыва, и благословил на службу. И никто не был обижен, все благополучно вернулись домой. Но вопрос о призыве священнослужителей ― сложный. Им по канонам Церкви нельзя держать в руках оружие. Кроме того, у нас очень трудная ситуация с кадрами. После 70 лет борьбы государства с Церковью приходится восстанавливать ее структуру слишком быстрыми темпами, и духовенства не хватает.

― С другой стороны, если священников все же не будут призывать, не вызовет ли такая привилегия недовольства среди остальных призывников, которые с нынешнего года лишились льгот?

― Я не понимаю в принципе, почему эти отсрочки были отменены. С одной стороны, власть говорит о необходимости улучшения демографии и, в тоже время, отправляет служить мужчин, у которых в семье ждут пополнения или уже растет маленький ребенок. Честно говоря, не вижу в таких действиях логики.

― Среди православных верующих стал массовым явлением отказ от паспортов и так называемых ИНН. Что это ― суеверие или действительно оскорбление религиозных чувств людей?

― Не стал бы называть это массовым явлением. В Саратове таких людей насчитывается несколько десятков. Среди них есть те, кто причисляет себя к членам Церкви, и те, кто организует антицерковные псевдоправославные сообщества. Истории подобные явления хорошо известны: в народе во все времена присутствовали некие антигосударственные течения. И до революции некоторые старообрядческие согласия отказывались от паспортов Российской Империи. Причина же того, что некоторые люди сегодня начинают борьбу с паспортами, страховыми карточками и тому подобными вещами ― незнание христианства, основ веры, мистико-оккультный подход к действительности. Поэтому и возникают поверья типа: «раз мне присвоили ИНН, то я стал жертвой антихриста»… Во «внешних» вещах, не представляющих никакой опасности, начинают видеть предвестие конца света. Со всем этим лучше всего борется время. Но необходимо и просвещение, которое Церковь считает одной из главных своих задач.

― Долгое годы среди горожан бытует также поверье о «чистых» и «нечистых» храмах (к примеру, считается, что к старейшему в Саратове Троицкому собору «налипло» слишком много негативной энергии, а самым «чистым» считается Духосошественский собор). Откуда появился этот пласт «народной мудрости?

― Все эти нелепости идут из среды так называемых целителей, «ясновидящих», экстрасенсов. Они всячески пытаются создать иллюзию, что имеют отношение к жизни Церкви, кто-то даже заявляет о ее благословении на свою деятельность. Все это обман. С какими целями они запускают эти невообразимые, чудовищные, бессмысленные слухи о храмах, трудно сказать. Но если учесть, какое количество оккультной информации обрушивается на нас по тому же телевидению, можно понять, почему оккультно-магический жаргон стал для наших современников привычным. Потом они приходят в храм, и требуют от Церкви того, чему их научили экстрасенсы. Отсюда и все суеверия: например, в семи храмах поставить определенное число свечей, взять крещенскую воду в семи церквах… Многие сегодня подходят к церковным таинствам с утилитарно-прагматической точки зрения, пытаются выстроить отношения с Богом по принципу: «Ты ― мне, я ― тебе». А ведь христианство ― это задача на всю жизнь, Церковь учит труду над собой. Но человеку кажется: это тяжело, долго… Куда проще выполнить механические, бессмысленные действия.

Ситуация с Троицким собором меня в первое время даже обескураживала. Это самый древний храм в городе, в нем находится главная саратовская святыня, образ Спаса Нерукотворного. Эту икону из Троице-Сергиевой лавры принесли сюда стрельцы как благословение строящемуся городу. Троицкий собор ― духовный символ Саратова, его воплощенная история. Поэтому такие определения, как «темный, нечистый» в отношении Троицкого собора нельзя назвать иначе, чем бесовщиной, клеветой на святыню.

У Церкви в подобных ситуациях есть только один «инструмент» воздействия ― убеждение словом. Мы его используем по мере сил, и тот, кто хочет слышать ― слышит. В Священном Писании Сам Господь предлагает человеку: «Избери жизнь» (Втор. 30, 19). А уж что изберет каждый из нас, зависит только от нашей свободной воли.

«Аргументы и факты ― Саратов» № 17 (697), апрель 2008 г.