Информационно-аналитический портал Саратовской митрополии
 
Найти
12+

+7 960 346 31 04

info-sar@mail.ru

«Я воскрес на Пасху»
Просмотров: 298     Комментариев: 0

Наступила Страстная седмица. Что самое главное для христианина в эти дни? Как провести их, чтобы достойно встретить Светлое Христово Воскресение? С этими вопросами мы обратились к клирику Свято-Троицкого кафедрального собора Покровска (Энгельса) священнику Аркадию Махсумову.

– Отец Аркадий, зачем перед Пасхой верующие так глубоко погружаются в события, происходившие 2000 лет назад? Почему Церковь ставит нас в положение их участников?

– Я думаю, так происходит неслучайно, и это похоже на все, что происходит в Церкви. Здесь действует некий общий принцип, и основан он на том, что Церковь ощущает себя вне времени и всех своих чад считает членами экипажа корабля спасения, ковчега, который, находясь на земле, движется в вечность. Об этом, прежде всего, говорит нам Божественная литургия, которая, по сути, каждый раз распахивает перед нами врата вечности и пускает нас в Тайную Вечерю. Поэтому все, что происходит перед Пасхой, перед Воскресением Христовым, тоже происходит в вечности.

Было бы большой ошибкой говорить, что мы повторяем, воспроизводим эти события, происходившие две тысячи лет назад. Мы каждый раз в них включаемся, становимся их сопричастниками. Приоткрывая завесу временного мира, мы шагаем в вечность и входим в те события, которые предварили крестные страдания нашего Спасителя.

– В дни Великого поста мы несем в храм свои скорби и боль, свои немощи и покаяние. Если не удалось победить грех, значит, пост прошел для человека бесполезно?

– Было бы странно фиксировать плоды своих усилий, потому что это очень подозрительно выглядит с духовной точки зрения. Вот ты постился, в чем-то себя ограничивал, воздерживался духовно и телесно – и что? Каких результатов ждешь? Мы же не можем сами себя объективно оценивать. Даже нецерковному светскому человеку известно, что себя оценить очень трудно, и лучше всего тебя видят люди со стороны. И если на твои недостатки указывают друзья, близкие люди, к этому нужно прислушаться. Сами себе мы склонны льстить, многое прощать, чего-то не замечать, оправдывать себя, и в духовной жизни это особенно видно. Поэтому если мы вдруг увидели, что стали более смиренными, более кроткими, вдруг кто-то понял, что стал хорошим человеком, значит, он находится просто в прелести. Чаще происходит наоборот: человек церковный признается на исповеди, что стал хуже, чем был до прихода в Церковь.

– Неужели так бывает?

– Это частое явление. Когда человек живет напряженной духовной жизнью, делает над собой усилия, а потом приходит к такому печальному выводу, то причина здесь проста. С него сползают розовые очки ветхого человека, и то, чего раньше в себе не замечал, начинаешь видеть отчетливо и признаешься себе сам в немощах, страстях, грехах. Если после первой исповеди казалось, что ты уже свят и сейчас взлетишь на небо, то эта легкость была связана не с тем, что душа стала совершенной, а потому, что Господь на первых порах нашего воцерковления, в пору неофитства, каждого носит на руках и дает много даров, чтобы укрепить нас для будущей духовной жизни. А дальше путь становится более тяжелым, грехи давят на плечи все сильнее и сильнее.

– Отец Аркадий, что же должно стать итогом Великого поста для каждого христианина?

– Чувство освобождения. Оно бывает иногда физическое, потому что грех – это огромная тяжесть. Совесть, которая тебя обличает, – это большое испытание, пытка, но мы живем в этом огне, к которому тоже, к сожалению, привыкли. Не Божественному огню, а тлеющему, геенскому, чадящему и смрадному. Вот его должно стать меньше, и воздух внутри нас чище, и око просветлено, и радости больше при взирании на окружающий нас мир. Вот это, наверное, и будут плоды Великого поста, потому что Господь дает эти утешения не за результат, а за наши усилия.

– Святые говорят, что Бог целует даже наши намерения…

– Совершенно верно, потому что результат оценить очень трудно, а вот усилия, которые мы делаем, наверное, это единственный способ честно поработать Богу и доказать Ему свое доверие, свою любовь и приверженность. По-другому невозможно, потому что уста наши лживы, нутро ветхое, и человек в нас живет, испорченный первородным грехом. Если в наших умах станет меньше суеты, глупости, каких-то суррогатных псевдоудовольствий и привязанностей, которые тянут нас к земле, то, наверное, это и будет результатом поста.

– Скажите, как не упустить главное в эти дни, какое событие можно назвать центром Страстной седмицы?

– Страстная седмица вся очень напряженная, но кульминацией, наверное, является Великий Пяток – вынос и погребение Святой Плащаницы. Это день глубокого погружения в Евангелие, тихой признательности и бесконечной любви к Богу, сопереживания Ему, находящемуся сейчас во аде.

– Как быть тем, кто из-за болезни или занятости на работе не сможет быть в храме в этот день?

– Накануне Великого Пятка в Великий Четверг в храмах совершается служба 12 Евангелий, поэтому, конечно, надо открыть Евангелие и читать эти тексты. Если человек болен, хотя бы лежа или сидя, но надо прочитать те места, которые говорят о страданиях Господа нашего Спасителя. Этим самым мы выразим Ему свою сопричастность, будем с Ним рядом.

– Что можно, а что не следует делать в Страстную седмицу? Можно ли, например, смотреть или слушать новости, пойти в театр, сходить в гости?

– Об этом даже речи быть не может, все должно отойти в сторону. Надо построить свою жизнь так, чтобы ни на что не отвлекаться в эту неделю, оградить себя от всякой мирской суеты, не прятаться за какие-то неотложные дела.

– А они будут, ведь люди начнут готовиться к Пасхе.

– Лучше все сделать за неделю до Страстной седмицы, не дожидаться четверга, который в народе называют чистым. Чистота должна быть, прежде всего, в сердце, это та чистота, которая оттеняет грязь Иуды, убежавшего с Тайной Вечери и предавшего Христа. А помыть окна, прибраться в доме можно до Вербного воскресенья и в чистоте встретить праздник. Если мы в Страстную начнем варить, печь, красить яйца и т.д., то сами себя обкрадем, лишая великих переживаний этого времени. Радоваться пасхальной радостью могут все, а поскорбеть со Спасителем, к сожалению, оказывается людей не так много.

– На пасхальной службе звучат слова святителя Иоанна Златоуста: «Постившиеся и не постившиеся, возвеселитеся днесь». Получается, что 40-дневное воздержание было необязательно, пасхальная радость одинакова для всех?

– Пост – это не то, что Бог от нас требует, но это то, чем мы себя сами можем приблизить к Богу. Несомненно, постящиеся получают большую награду и большее ощущение праздника. Обидно за людей, которые так и не сумели заставить себя поститься. Для них праздник оказывается больше внешним, они не могут проникнуть в его глубину, в его суть. Не могут почувствовать перемены, которые происходят с самой жизнью, с человеком, с миром. Милосердие Божие простирается на всех, любовь Господа безгранична, но это не значит, что все мы получаем одинаковое воздаяние, одинаковую радость.

– Что Вам, отец Аркадий, запомнилось, связанное с Великим постом?

– Мне было 14 лет, когда друг привел меня в пасхальную ночь в храм, и для меня это было лишь первое мое взрослое приключение, непонятное, мистическое, неосознанное, будоражащее воображение. А вот первую Пасху моего воцерковления я не забуду никогда, тогда я по-настоящему воскрес. Действительно почувствовал, что до сих пор был мертвым человеком, и вдруг Господь как будто вдохнул в меня жизнь – такая была во мне перемена. Я просто вылетел из храма окрыленный. Я очень болел, и болел тяжело, это была духовная смерть, не физическая, она меня всего изломала, обессилила. Я не думал, что вообще вернется радость жизни, и я смогу двигаться, любить, творить. И вдруг пост, который стал постом покаянным, с первыми исповедями и попытками делать что-то доброе. Он завершился Пасхой, и она принесла мне щедрый плод. Я почувствовал, как милосердие Божие изливается на меня ниагарским водопадом. Ни с чем никогда не перепутаю это чувство близости Божией, Царства Божиего, которое внутри нас есть, должно быть. Могу сказать о себе: я воскрес на Пасху.

«Православное Заволжье»