Информационно-аналитический портал Саратовской митрополии
 
Найти
12+

+7 960 346 31 04

info-sar@mail.ru

«Скит» – книга о войне, любви и Промысле Божием
Просмотров: 354     Комментариев: 0

Повесть Елены Балашовой «Скит» вышла в издательстве «Вольный Странник» в 2021 году. Но как же промыслительно, что в руки ко мне она попала именно сейчас, в сентябре 2022-го. Простая, легкая для чтения (буквально на один вечер), она удивительно созвучна нам сегодняшним. Хотя речь в ней идет о событиях во время Великой Отечественной войны.

Сразу оговорюсь – повесть, на мой взгляд, нельзя назвать военной. Как это бывает во время войны, она касается каждого из немногочисленных героев. Но все же не война, а Господь и Его удивительный Промысл о каждом человеке находится в центре сюжета.

Впрочем, тут есть все, что необходимо для захватывающего повествования: и летчик Джон из армии союзников, чудом оставшийся в живых; и детский хирург Сергей, которого несправедливое заключение в концлагере сделало лесным человеком; и юная комсомолка Катя, открывающая для себя Бога и Его Церковь в удивительном скиту; и ее мама Мария, счастливая от этого открытия.

Но в центре все же именно он – скит некогда процветающего мужского монастыря. «Сейчас он в Финляндии, а раньше Россия была, до революции еще», – поясняет дочери Мария, и мы без труда узнаем Псково-Печерский монастырь в этом описании. Главные герои повести – старцы этого скита. В большом мире люди забыли об их существовании, идет война. Но старцы не забыли о них.

«Это мой фронт, Катюша… Самая что ни на есть передовая… – Старец смотрел не на нее, а на икону. Невольно Катя тоже перевела взгляд на образ и вдруг… все поняла. Все стало так ясно, как эта луна, и звезды, и лес, и окружавшая их весна».

Катя понимает и принимает веру, а вместе с ней – и Святое Крещение. А еще встречает в этом скиту любовь и судьбу. Им не суждено быть вместе, ведь Сергей – беглый политзаключенный, а ее скоро ждет помощь раненым на фронте. Но любви, расцветшей в Пасхальные дни, сопротивляться все тяжелее. А нужно ли? «Сердце свое хранить надо не от любви, а от греха. Если это не похоть, а радость друг о друге и вместе – о Господе, значит, это дар Божий», – говорит прозорливый и милостивый старец Игнатий.

А вот для Марии симпатия-сочувствие к Джону становится настоящим искушением. Ведь американский летчик так похож на ее погибшего мужа. Но наставление отца Германа – кроткое, деликатное – помогает искушение побороть:

«Евгений твой в глазах его отражается – а не он… Ты, Марья, помни только, что это другой. Вишь оно, как Господь устроил – одного Женю-летчика к Себе позвал, а другого – к нам послал… Но другого, Марьюшка, другого».

Встреча героев повести длится недолго – с Благовещения и до Светлой седмицы. А впереди долгая-долгая разлука. Да и свидятся ли вновь? Но они же не исчезают друг для друга. Пока есть любовь, есть горячая молитва и добрая память, есть и общение – пусть и на расстоянии. И, конечно, надежда на то, что убережет Господь в эти страшные годы (а ведь только середина войны).

«Сам Господь из любви к нам, грешным, пошел на Крест, дабы из смерти прийти в Воскресение и нам указать путь на Небо, путь к святости, к совершенству. У каждого – свой крест, свой путь ко Господу. Но всегда нести крест без терпения – невозможно, а без смирения – бессмысленно».

Повесть написана в мирные дни, это чувствуется по всему. А эпилог, в котором все живы и счастливы, делает ее и вовсе сказочной. «Ну не бывает так все гладко!» – хочется возразить автору. Но тут же ловлю себя на мысли: это не сказка – это святочный рассказ для таких дней, как наши. Да, слишком хорошо, да, мило и просто. Но именно в этом заключается целебное свойство святочных рассказов, где есть и беда, и печаль, и сложно все, но заканчивается с Божией помощью хорошо. А самое главное в повествовании – преображение души героев и светлый след в сердцах читателей. «Во всем, Катерина, рука Божия. Не всегда мы по немощи своей можем уразуметь, в чем Божие промышление. Ум наш детский», – только бы почаще вспоминать эти слова старца Игнатия.

Вместо послесловия: в дни частичной мобилизации один из призывников – семейный уже человек – вспомнил, что не крещен. То некогда было, то как-то не готов. А сейчас понял – точно пора. Выйдя из купели, сказал: «Теперь я уверен – все будет хорошо». Никто из нас не знает, каким должно быть и когда будет это «хорошо». Мы можем только искренне и горячо о нем молиться.

 «Православное Заволжье»