+7 (8452) 23 04 38

+7 (8452) 23 77 23

+7 960 346 31 04

info-sar@mail.ru

Информационно-аналитический портал Саратовской митрополии
Русская Православная Церковь Московского Патриархата
Найти
12+
«Ничего без любви»: памяти матушки Севастианы
Просмотров: 883     Комментариев: 0

Схиигумения Севастиана (Власова), настоятельница Свято-Никольского женского монастыря в поселке Монастырский Пугачевского района, преставилась ко Господу 3 декабря. Она отдала обители 20 лет. Это были годы трудов, молитвы и искреннего служения Богу и людям. Те, кто стал свидетелями подвигов матушки, делятся воспоминаниями о ней.

Епископ Покровский и Николаевский Пахомий:

– Матушка Севастиана многие годы была настоятельницей Свято-Никольской обители, восстановила ее из руин. Для многих она явила пример доброй жизни, подвига, большого сердца. Она была строгим человеком, в первую очередь по отношению к себе.

Матушка прожила 80 с небольшим лет, из них 20 – в монастыре. А до этого трудилась, заботилась о семье, но в какое-то мгновение Бог посетил ее, и она все оставила и стала служить Царю Небесному. Буквально за несколько дней до кончины она приняла схимнический постриг. Мы с ней пообщались, и меня поразила ее преданность Богу. Несмотря на то что она тяжело болела и испытывала страдания, она была абсолютно спокойна, осознавала, что Господь призывает ее.

Вся жизнь матушки, все ее деяния были направлены на то, чтобы умножить славу Божию. Наверное, и в ее жизни могли быть какие-то ошибки. Но она была таким человеком, который на первое место старался поставить славу Божию, богатеть в Бога. И все, что было у нее во всех отношениях: и в духовном, и в материальном – она вкладывала в обитель, в людей, в Церковь.

И результат всегда очевиден. Когда такой человек умирает, его кончина и похороны становятся не безутешным горем и унылым зрелищем, а настоящим духовным событием. И за погребением матушки это было очень заметно. Несмотря на слезы осиротевших сестер, было ощущение, что находишься на празднике. Это дорогого стоит.

Монахиня Виринея (Букатова), настоятельница Свято-Никольского женского монастыря пос. Монастырский (преемница матушки Севастианы):

– Мы познакомились в 90-х, в Свято-Воскресенском храме Николаевска. В 1997 году начали вместе ездить к монастырским руинам, молиться о том, чтобы Господь помог восстановить обитель. Осенью собирали по предприятиям людей, чтобы помогали разбирать завалы, ремонтировать крышу, вставлять окна. К нам присоединились прихожане Воскресенского храма. Многие потом приняли монашество, матушку со временем выбрали старшей монахиней.

По характеру она была прямолинейной и бескомпромиссной. В семейной жизни у нее были сложности, и чтобы воспитывать дочь, ей понадобилась жесткость и строгость, воля к принятию решений.

В обитель мы все пришли из мира, ни у кого не было опыта духовной жизни, что уж говорить о монашеской. И ей приходилось очень тяжело: самой еще многому нужно учиться, что касается духовности, а тебя уже поставили руководить, других учить. Но она несла свой крест по восстановлению монастыря и выдержала все до конца. Хотя было ей и тяжело, и иногда от этой тяжести могло и другим достаться. Но она всегда стремилась к лучшему, даже когда проявляла жесткость. Она не увиливала, говорила все, что думает, в лицо, не сглаживала, а это нравится не каждому, потому что в нас много гордости и упрямства. Но она шла к цели, невзирая на то, кто что про нее думает.

Любовь без строгости пользы не принесет. Все в монастырь пришли из мира и привыкли жить по своей воле. Нет духовного стержня у людей, и их тяжело собрать и организовать монашескую жизнь. Но ей удалось повести всех за собой, в итоге и монастырь восстановили, монахини не разбежались, все это время стараются духовно совершенствоваться.

С годами она стала мягче, осознавая, что мы идем к вечности, да и нагрузки уже такой не было. Она стала больше времени уделять и своей духовной жизни, и людям. Мы учимся любить всю жизнь, так и она училась. Могла где-то ошибиться, но в итоге, когда человек уходит к Богу, все плохое забывается, а результат жизни, плод, остается.

Многие сейчас испытывают дефицит внимания. А она, иной раз, выслушает человека, что-то простое скажет ему, и у него силы появляются, он чувствует, что ему хотят помочь, что до него есть дело. В общении с монашествующими человеческая душа открывается по-другому. Человек приходит в монастырь и смотрит на свою жизнь под другим углом, осмысливает свое существование на Земле. Матушка разговором вытягивала человека на откровенность, чтобы он высказался, и давала ему посмотреть на себя со стороны, подсказывала, как поступить.

Интересный случай был. Приехала молодая совсем девушка, недавно замужем, а жизнь с супругом, со свекровью не ладится, собралась расходиться. А приехала в белом спортивном костюме, что и потрудиться не могла в нем, боялась испачкаться. Матушка ее велела переодеть и отправила на огород. Она стала, как все, трудиться. И много матушка с ней беседовала. Та скоро поняла, что это просто в ней любви не доставало, что она обижала сама мужа и свекровь. Когда родственники приехали, она побежала к ним, смешная – в калошах, в длинной юбке. Совсем другим человеком стала, раскрылась. Потом звонила, рассказывала, что все у них хорошо.

Незадолго до кончины матушки мы виделись, она старалась держаться, бодриться. На память подарила мне икону святителя Николая, напечатанную в 2017 году к принесению мощей из Бари в Россию. На иконе святитель держит в руках свое ребро. Можно сказать, что символично в этой иконе она передала мне монастырь.

Андрей Владимирович Крылов, г. Балаково:

– Матушка была для меня настоящим другом и духовно близким человеком. За ее внешней строгостью скрывалась огромная любовь. Она ничего не делала без любви. У меня семья, четверо детей, и я с ней советовался, рассказывал что-то, просил совета. Она никогда не принимала мою сторону, потому что хотела, чтобы в семье был мир. И потому помогала мне увидеть мои «шероховатости», мой недостаток любви и смирения. И мне нравилось такое отношение.

Родители же тоже строги к детям, но это для того, чтобы дети не пропали, не сделали чего дурного. Она была не лицемерна, ничего не делала напоказ, не принимала благообразно-елейный вид и потому казалась суровой. Можно сказать, что она была маленького роста, но большого духа, и была наполнена любовью. Очень переживала за духовное состояние сестер.

Монахи живут более сконцентрированно на духовной жизни, и потому нам важен опыт общения с ними. Через них мы можем глубже понять, что цель человеческой жизни – это Христос, который есть Любовь. Когда именно она в основании всего, человек на все вопросы отвечает и все советы дает с любовью. И матушка поступала именно так. Сейчас мне ее не хватает. Но, надеюсь, что она еще своей молитвой заступится за нас перед Богом.

Ольга Кузовенкова, г. Николаевск (Пугачев):

– Очень интересно, как такая с виду маленькая и хрупкая женщина, к тому же в возрасте, умела так всех организовать, «построить». Она старалась, чтобы в монастырь приходило больше народа, переживала, если мало людей на службе. И со временем, действительно, и прихожан, и паломников, и желающих помочь стало больше. И все ее вспоминают с улыбкой.

Сергей Геннадьевич Данилин, г. Николаевск (Пугачев):

– Мы познакомились на общей мирской работе, в дорожной организации. Она тогда уже помогала восстанавливать монастырь и периодически просила меня о помощи, в основном с поездками по области. Потом, когда уже приняла постриг, тоже просила ее или еще кого-то отвезти-привезти. И отказать ей было невозможно, глядя на ее искренность. В любом споре она умела поставить на место и добиться своего, потому что на самом деле желала добра и для людей, и для монастыря. Думаю, что, приходя в обитель, мы можем молитвой и какими-то своими небольшими делами во славу Божию почтить память матушки.

«Православное Заволжье»

[Подготовила Татьяна Уютова]

Комментарии:

нет комментариев

ВЫ МОЖЕТЕ ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:

Отправляя данную форму, я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с политикой обработки ПД.