+7 960 346 31 04

info-sar@mail.ru

Информационно-аналитический портал Саратовской митрополии
 
Найти
12+
«Мы просто хотели быть с Богом»
Просмотров: 1071     Комментариев: 0

В День семьи, любви и верности в Саратове чествовали супружеские пары, прожившие в браке более двадцати пяти лет. Председатель Правительства Саратовской области Роман Бусаргин наградил двадцать пар медалью «За любовь и верность». Среди награжденных — семья настоятеля Казанского храма Саратова протоиерея Димитрия Полохова.

Супруги Полоховы — отец Димитрий и Мария Юрьевна — в прошлом году отметили серебряную свадьбу. Они воспитывают дочь и сына: Дарья уже работает, Андрей учится в школе. Мы попросили отца Димитрия рассказать о семейных традициях и поделиться опытом воспитания детей в вере.

— Отец Димитрий, расскажите, как Вы познакомились со своей супругой?

— Это было на втором курсе семинарии. Она училась в музыкальном училище и пела на клиросе в Покровском храме — он тогда еще восстанавливался, службы шли в небольшом приделе. Во время летних каникул я читал там за богослужением. Мария приняла Крещение, когда училась в старших классах, потом посещала воскресную школу Троицкого собора. Конечно, она изначально понимала, что я собираюсь стать священником. Но в то время ни она, ни я, как и большинство моих сокурсников, не задумывались о том, с какими трудностями может столкнуться семья священнослужителя. Мы просто хотели жить в Церкви, быть с Богом.

— Финансовые трудности, частые переезды пришлось испытать?

— Да, после диаконской хиротонии я служил сначала в семинарском храме, потом в храме великомученика Димитрия Солунского, где сейчас расположен Спасо-Преображенский мужской монастырь. В 1997 году архиепископ Саратовский и Вольский Александр (Тимофеев; 1941–2003) рукоположил меня в сан священника и на два с лишним года мы поехали в Шиханы, в Никольский храм. У нас только что родилась дочка, и, конечно, было непросто, особенно супруге. Сначала дали временную квартиру, потом другую, поближе к храму. Пока решались все эти вопросы, я наездами бывал в Саратове, а как только с жильем уладилось, переехали уже всей семьей.

— Как вам удавалось сохранить душевный настрой?

— Не нужно бояться всех этих вещей — переездов, ремонтов, привыкания к новому месту. В молодом возрасте, когда есть силы, такие трудности, наоборот, еще больше укрепляют и самого человека, и семейные отношения. Нужно просто набраться терпения, Богу доверять и не унывать, помнить, что все трудности — это временно. В Шиханах наша дочка пошла в детский сад, а супруга помогала мне в храме. Там не было хора, она нашла людей, которые имели музыкальное образование, но ничего не знали о церковном пении, научила их петь за богослужением. Потом меня на полтора года перевели в Казанский храм в Татищево — мы вернулись в Саратов, и на службы я ездил уже из города.

— Ваши дети посещали воскресную школу?

— Да, в Казанском храме Саратова, где я сейчас служу. Даша и Андрей с детства в храме, мы всегда брали их с собой — сами на службу, а их куда? Воспитание в вере не должно ограничиваться посещением храма и воскресной школы, очень важно заниматься этим и дома — читать вместе молитвы, детскую Биб­лию, жития святых. А самое главное, думаю, — это воспитать детей в послушании и уважении к родителям. Если этого не заложить с самого раннего возраста, то потом будет сложно. В подростковом возрасте авторитеты смещаются, это происходит чисто психологически — дети больше обращают внимание на окружающий их мир. Но если мнение родителей при этом остается в приоритете, то многих проблем можно избежать.

— А как заложить это уважение в ребенке?

— Верующий человек может сослаться на закон Божий: Чти отца твоего и матерь твою, да благо ти будет и да долголетен будеши на земли (Исх. 20, 12). Дети должны понимать, что нельзя повышать голос на родителей, проявлять неуважение, даже интонацией, не говоря уж о намеренных поступках, быть внимательными к тому, что говорят им родители. Храм и молитва в этом органично помогают.

— Как найти грань, чтобы ребенок был в послушании, а родители не становились авторитарными — «есть только мое мнение, правильное, а твое не имеет значения»? Как уберечь себя от излишней строгости?

— Здесь нужно ориентироваться на возраст ребенка. Мы, взрослые, несем ответственность за маленького ребенка, мы сами решаем, что ему можно, а что нельзя. Когда дети подрастают, свою позицию уже можно объяснять, аргументировать — «тебе это нельзя, потому что…». И конечно, не нужно бояться признавать свои ошибки, немощи. Чтобы прийти к пониманию, нужно не только говорить, но и слушать друг друга.

— С кризисом веры вашим детям пришлось столкнуться?

— Пока ничего такого я не вижу. Дочь окончила музыкальное училище и работает, сын перешел в одиннадцатый класс. Они ходят в храм, приступают к таинствам, читают дома молитвы, Андрей помогает мне в алтаре, по собственному желанию. Когда куда­то идут, берут благословение — это вошло в хорошую привычку. На мой взгляд, подростки вполне могут сами определить меру своего участия в церковной жизни — к примеру, пусть лучше читают несколько молитв, но каждый день, чем заставлять их полностью вычитывать молитвенное правило. Со стороны сверстников насмешек или давления тоже никогда не было — одноклассники знали, что они из семьи священника, и относились к этому спокойно.

— Сын уже определился с выбором профессии?

— Он думает о поступлении в семинарию, но понимает, что это очень ответственно, это его немного пугает. Я поступал в семинарию уже после окончания светского вуза, у меня и мотивация была другая, и жизненные ценности тверже. Учеба в духовной школе, священническое служение — это все-таки должно быть призванием, а не «отучусь, а там посмотрим». Поэтому я советую сыну, если, конечно, за год его настрой не поменяется, получить сначала светское, гуманитарное образование. Вообще, я не сторонник того, чтобы насильно заставлять детей идти по стопам родителей. Должно быть собственное желание, серьезное.

— Вы много лет преподаете в семинарии. Есть распространенное мнение, что сегодняшние студенты отличаются от тех, что были пять или десять лет назад, они сильно захвачены виртуальным миром, социальными сетями. Насколько это, по­Вашему, так и что с этим делать педагогам?

— Да, это общая проблема, и с детьми нужно обязательно об этом говорить. У моих детей был период, когда они увлекались фэнтези, им очень нравились фильмы по «Хроникам Нарнии» Клайва Льюиса. Я предложил им прочитать книгу, объяснил, какие там встречаются библейские мотивы, образы и сюжеты — например, почему Люси может видеть льва Аслана (прообраз Христа), а старшие дети уже не могут. Им это было очень интересно, они сравнивали книгу и фильм. Потом была эпопея с «Гарри Поттером» — книги, фильмы. Там, конечно, есть спорные моменты, но это тоже нужно обсуждать — обращать внимание на дружбу героев, самопожертвование, а там, где сказка, так это и обозначать.

Естественно, если в классе все что-то смотрят и живо обсуждают — фильм или сериал, то запрещать его бессмысленно. Поэтому единственный выход — тоже смотреть и проговаривать, что здесь плохо, а что нет, на что нужно обратить внимание, а что пропустить. И это пойдет на пользу, а не во вред.

— Расскажете о ваших семейных традициях?

— Мы вместе отмечаем праздники — молимся за Литургией, потом устраиваем совместную трапезу или чаепитие. Соблюдаем и церковные традиции: например, на Крещение окропляем комнаты святой водой, поем тропарь. Когда дети были поменьше, мы вместе готовились к исповеди и Причастию — читали последование, я рассказывал им о грехах по заповедям. Еще они до сих пор любят, когда я читаю им на ночь — жития святых или какие-то небольшие поучительные рассказы. В отпуске стараемся все вместе посетить святые места.

Газета «Православная вера», № 14 (682), июль 2021 г.

Комментарии:

нет комментариев

ВЫ МОЖЕТЕ ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:

Отправляя данную форму, я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с политикой обработки ПД.