+7 (8452) 23 04 38

+7 (8452) 23 77 23

info-sar@mail.ru

Информационно-аналитический портал Саратовской и Вольской Епархии
По благословению Митрополита Саратовского и Вольского Лонгина.
Русская Православная Церковь Московского Патриархата
Найти
12+
Неоценимое и недооцененное
Просмотров: 1997     Комментариев: 0

О любимом саратовском храме

У каждого из нас, пришедших когда-то в Церковь, или даже просто внимательных к облику нашего города, его архитектуре, наверняка, есть свой любимый храм. В него приятно и радостно приходить, на него хочется смотреть, когда проходишь или проезжаешь мимо. И все же мы очень часто почти не ценим то дорогое и важное, что присутствует в нашей жизни, воспринимаем его как нечто само собой разумеющееся. И чтобы как-то восполнить этот пробел равнодушия, мы попросили журналиста Юлию Семенову рассказать о "ее" храме, ставшем лично для нее близким и родным. О храме в честь иконы Божией Матери «Утоли моя печали».

Храм, планетарий и снова храм…

Храмы в чем-то похожи на людей. У них тоже свои судьбы: короткие или длинные, с неожиданными поворотами, часто трагические, изломанные, с вечным, пока стоит мир, участием в их жизни сил добра и зла. Еще несколько десятков назад почти все они были складами, больницами, офисами… Люди с ожесточением выгоняли из своей жизни Бога – гнали из сердец, старались уничтожить любое напоминание о Нем во внешней реальности. Мы живем в другое время. Вокруг много храмов, старых и вновь отстроенных. Каждая церковь как островок чего-то очень живого и настоящего среди жизни, полной жестокости, подлости. Можно заходить внутрь, стоять в тишине, молиться...

У моего любимого храма в честь иконы Божией Матери «Утоли моя печали» история тоже не без трагедий. Я познакомилась с ним очень давно, почти три десятка лет назад. Тогда он был… планетарием. Моя бабушка очень любила приводить меня гулять в сквер «Липки». Тогда в центре Саратова лучшего места для прогулки было не найти. В начале 80-х сквер был очень ухоженным: огромные благоухающие газоны, детская площадка, летом в изобилии тень под старыми огромными деревьями, прохлада от политых дорожек и влажных газонов. У нас был постоянный маршрут. После прогулки по «Липкам» мы отправлялись в знаменитую булочную Стружкина на проспекте Кирова, а на обратном пути, уже по дороге домой, проходили непосредственно мимо планетария. Действовал он на меня завораживающе, как ни одно другое заведение, предназначенное для детей. Бабушка и родители рассказывали мне, что там куполообразное небо в звездах и на нем можно увидеть все планеты. Каждый раз, проходя мимо, я заглядывала, как сейчас мне помнится, в занавешенные или закрытые чем-то темным окошки в надежде увидеть хоть краешком глаза живущее где-то там чудо – небо со звездами и планетами. Как известно, советские дети были заражены романтикой космических полетов, и поэтому астрономические темы вызывали какие-то особые эмоции и переживания. Но так сложилось, что планетарий так и остался для меня загадкой. Меня водили в кинотеатры, музеи, цирк, а в планетарий - ни разу…

Главная территория

Помню, как лет в двадцать восемь, будучи крещеной, но бесконечно далекой от церковной жизни, я зашла в уже восстановленный храм в какой-то достаточно рядовой, но на тот момент непростой для меня жизненной ситуации. Плохо тогда понимала, что я тут делаю и зачем собственно пришла. Шла служба, но я не запомнила ничего, кроме иконы Богородицы. И потом, когда я искала, чем утолить свой духовный голод, но отвергала возможность серьезного приобщения к православной традиции, я с удивлением вспоминала ту икону, стараясь понять, что за непонятные тишина и покой от нее исходили.

Потом в храм «Утоли моя печали» мы пришли крестить нашу вторую дочь, потому что он оказался ближайшим к нашему дому. Но тогда храм мне казался чужой территорией. Дочь окрестили, и жизнь потекла, мелькая буднями, дальше.

Чудо произошло не сразу, постепенно этот самый храм стал для меня любимой или даже главной территорией. Спустя пару лет я начала приходить сюда со старшей дочерью на воскресное богослужение, потом пришла на свою первую исповедь и так начала потихоньку осваивать церковную жизнь. Для человека выросшего и сформировавшегося в агрессивно-настроенной по отношению к религиозной жизни среде – это непростая наука, но сулящая немало радостей и открытий. Что само по себе вдохновляет, потому что после тридцати кажется, что все главные открытия уже позади. Так я и стала прихожанкой храма, в окошки которого с такой жаждой чуда заглядывала, будучи маленькой девочкой.

Оказалось, что к храму привыкаешь, как к родному человеку, скучаешь по нему. Это я почувствовала, когда жила около полугода в другом городе. Конечно, любимый храм – это не просто здание. Когда говоришь о храме вспоминаешь всех священнослужителей, людей, с которыми знаком и лица тех прихожан, которых просто привычно встречаешь на протяжении не одного года. Все срастается в единое понятие – твой храм.

«Шире небес»

Где у Бога есть на земле прибежище? Только в наших сердцах и в храмах. Поэтому храм нельзя не любить. Трещинки на нем, как раны. С одной стороны результат естественного процесса старения, с другой - напоминание о нашем равнодушии. Много ли мы, и прихожане и просто горожане, переживаем и заботимся о том, чтобы наши храмы были красивыми и ухоженными, чтобы радовали и нас и гостей нашего города?

Мы часто стремимся поехать в другой город и даже страну, чтобы увидеть святыни, поклониться им. Но не всегда для этого нужно паковать чемоданы. В храме в честь иконы Божией Матери «Утоли моя печали» есть иконы с частицами мощей очень известных и почитаемых святых - святого великомученика и целителя Пантелеимона, святителя Амвросия Медиоланского, преподобного Пимена Великого, преподобной Ефросинии Полоцкой, святой преподобномученицы великой княгини Елизаветы и инокини Варвары, святого праведного воина Феодора Ушакова.

Но на самом деле каждый храм сам по себе – святыня. Мне очень запомнились слова митрополита Антония Сурожского из книги «Дом Божий. Три беседы о Церкви» о том, что именно в храме «Бог у Себя дома». И одно его воспоминание из этой же книги: «Мне вспоминается, как много лет тому назад, в середине тридцатых годов, приезжал в Париж митрополит Литовскии? и Виленскии? Елевферии?. Он посетил наш храм, которыи? ютился в трущобе и был так мал, что когда Владыка вошел в храм и стоял у царских врат, его мантия была у входных двереи?. Священник, встречая митрополита, благодарил его, что он пришел в такой скромный, малый, незначительный храм. И Владыка Елевферии? его остановил, сказав: ?Никогда не говорите о незначительности храма Божия. В храме обитает полнота Божества, ваш храм шире небес».

Около храма «Утоли моя печали» в теплое время года почти каждый день останавливаются автобусы с туристами. Кто-то из них фотографируется на фоне храма, кто-то просто любуется им, с интересом слушая про саратовский храм, который является маленькой копией храма Василия Блаженного на Красной площади в Москве. И действительно, ни одно здание, какое бы оно не было совершенное, уникальное и изысканное, не может сравниться с величием храмов. В нем всегда есть неуловимый отблеск небесной красоты. Не случайно даже атеисты с удовольствием фотографируют церкви и восхищаются ими. Внешний облик, красота наших храмов – напоминание всем нам, что за видимой нам реальностью есть другая, «не от мира сего», и приглашение для всех нас к чистой совершенной жизни.

Фото Юлии Ракиной и Алексея Леонтьева

Газета «Саратовская панорама» №7(884)

Комментарии:

нет комментариев

ВЫ МОЖЕТЕ ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:

Отправляя данную форму, я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с политикой обработки ПД.