+7 (8452) 28 30 32

+7 (8452) 23 04 38

+7 (8452) 23 77 23

info-sar@mail.ru

Информационно-аналитический портал Саратовской и Вольской Епархии
По благословению Митрополита Саратовского и Вольского Лонгина.
Русская Православная Церковь Московского Патриархата
12+
Как относиться к тарелочным сборам во время богослужения?

Как относиться к тарелочным сборам во время богослужения? К сожалению, бывает очень не по себе, когда женщина с подносом появляется перед тобой сразу после шестопсалмия или Херувимской. И не знаешь, то ли молиться, то ли деньги искать. В Москве, насколько я знаю, такую практику давно запретили. В то же время я понимаю, что храмам приходится тяжело, наши пожертвования нужны, и об этом приходится как-то напоминать. Ольга

Отвечает Митрополит Саратовский и Вольский Лонгин

Уважаемая Ольга! Когда я был молодым прихожанином, мне эти сборы тоже очень не нравились. В храме Всех святых на Соколе в Москве, где неподалеку жила моя бабушка и куда я ходил на службу, обычно шла целая вереница старушек и старичков с тарелками. Бывало по четыре – пять тарелок: «На содержание хора», «На ремонт храма», и так далее. И меня, как, наверное, и любого молодого человека, это напрягало. В первую очередь потому, что, как правило, денег нет. А когда мимо тебя идут с тарелкой, а ты делаешь вид, что этого не замечаешь, конечно, очень не по себе. Хотя никто ничего не требовал. Проходили спокойно, даже в глаза никому не глядели, как я сейчас вспоминаю. Особенно досадно бывало, когда шли с тарелками во время Херувимской или шестопсалмия. Вот это действительно очень неприятно. Когда я стал молодым настоятелем в той же Москве, в своем храме я таких сборов не завел (храм открывался при мне, до этого там службы не было). И достаточно долгое время я этим не то чтобы гордился, но считал, что это очень правильно. Многие близкие мне люди, которые стали священниками, тоже так поступали. И, действительно, сейчас редко где можно встретить хождение по храму с тарелками.

Но сейчас я считаю, что был неправ. Для того, чтобы содержать храм, нужны деньги, и немалые. Что бы там ни говорили наши недоброжелатели, Русская Церковь — бедная. Денег у нас нет. Те, что есть, поступают в основном за счет околохрамовой торговли книжками, цепочками, иконками, крестиками, свечками. Нас ругают за это, вспоминают исторические прецеденты с изгнанием торговцев из храма и прочее, а мы стараемся объяснить, что это не совсем подходящие примеры, и мы все-таки не торгуем, а распространяем предметы религиозного назначения за пожертвования. Без этого просто не на что было бы ни содержать храмы, ни платить зарплату тем, кто в них трудится.

И со временем я пришел к мысли, что тарелочные сборы — как раз наиболее адекватный, наиболее правильный в церковном плане способ сбора пожертвований. Человеку предлагается пожертвовать на церковь напрямую — не взяв в обмен свечку или книжку, а просто так. Это честно и правильно. И поэтому, хоть я и не пишу циркуляров о том, чтобы немедленно возобновить подобную практику во всех храмах Саратовской епархии, но, тем не менее, и не протестую, когда вижу это на приходах. Единственное, что — такие сборы не должны мешать молитве. И я категорически против, когда деньги кладут, подходя к исповеди. Вот это неправильно, потому что исповедь — таинство, а за таинства мы не имеем права взимать плату.

Но вообще нам предстоит очень большое дело: нужно вновь привить людям осознание того, что Церковь, их храм — это то, за что они отвечают. Не епархия, не только настоятель, но и они сами. Они должны любить, строить, ремонтировать, содержать свой храм, который живет на их приношения, с их помощью. За последние десятилетия это осознание утеряно, но его надо восстанавливать.