+7 (8452) 28 30 32

+7 (8452) 23 04 38

+7 (8452) 23 77 23

info-sar@mail.ru

Информационно-аналитический портал Саратовской и Вольской Епархии
По благословению Митрополита Саратовского и Вольского Лонгина.
Русская Православная Церковь Московского Патриархата
12+
Влюбите в себя детей
Просмотров: 929     Комментариев: 0

Сегодня мы познакомим вас с еще одним выступлением на секции «Христианское воспитание в христианской семье», прошедшей в рамках XXVI Международных Рождественских образовательных чтений. Психолог Татьяна Владимировна ВОРОБЬЕВА рассказала о том, как воспитывать чувства ребенка, имеет ли смысл вопрос «Как тебе не стыдно?», какие «шпаргалки» помогают в выборе будущего супруга и почему важно, услышав обращение сына или дочери, откладывать сотовый телефон.

Татьяна Владимировна — специалист в вопросах православной педагогики и возрастной психологии, постоянная участница популярной духовно-просветительской программы «Диалог под часами». Она является принципиальным сторонником нравственно­ориентированного подхода к работе с человеческой душой.

Воспитание чувств

 

На консультацию к психологу не приходят просто так — посмотреть на него. Приходят с проблемами. Эти проблемы определяют для личности актуальность сегодняшнего дня: о чем думать, что решать. Ко мне приходят люди, которые видят такую проблему в поведении своих детей. И для начала можно предложить каждому из них ответить на самый, казалось бы, простой вопрос: опишите себя, какой вы? К сожалению, большинство находит для определения себя в лучшем случае три-четыре довольно общих слова. Но если мы не знаем, каковы мы сами, если мы не можем определить свои собственные качества, то какие качества мы можем воспитать у наших детей?

Проверьте себя: я терпеливый, щедрый, внимательный, чуткий, жертвенный? Потом задайте второй вопрос: а почему я такой, какой я есть? И третий: а что надо сделать для того, чтобы я был иным? С этого должны начинаться все изменения на ниве воспитания.

Мне бы хотелось уделить особое внимание воспитанию чувств наших детей. И первое чувство, о котором пойдет речь, — как это ни странно, чувство желания иметь семью. На самом деле это краеугольное чувство, но сегодня в семьях оно не воспитывается — родители задумываются о нем по остаточному принципу или не задумываются вовсе. А ведь желание иметь семью — это желание научиться любить, быть истинно заботливым, чутким. Это желание мальчика, будущего мужчины, быть главным по ответственности, а девочки, будущей женщины, быть мудрой, терпеливой, умеющей поддержать в трудную минуту. Мы учим своих детей чему угодно, направляем их деятельность на все что угодно, кроме стремления быть любящими и любимыми и создать в своей будущей взрослой жизни такой союз, такое единство, которое сохранится не только в нынешнем, но и в будущем веке.

Как выбрать суженого, а не ряженого?

 

Одна девочка, выходя из храма, сказала своему отцу: «Я хочу иметь детей». Отец в ужасе звонит мне и говорит: «Знаете, она не хочет учиться, а хочет иметь детей». — «Это прекрасно», — отвечаю. И дело не в учебе. Из всех девочек, которых я спрашивала об этом, только три сказали, что хотели бы быть мамами. А все остальные хотят быть бизнес-вумен, описывают только свою будущую карьеру, образование. О детях никто даже не думает, в картине мира современных девочек их зачастую просто нет.

Однажды ко мне на консультацию пришла пятнадцатилетняя девочка из большой семьи, которую я знаю много лет. Спрашиваю у нее: «Что ты хочешь у меня спросить?». — «Я не знаю». — «Значит, консультация окончена, вопросов нет — ответов нет». — «Нет, — смутившись, сказала она. — У меня есть вопрос… А как найти мужа? Правильно, чтобы не ошибиться…». Я улыбнулась: казалось бы, вопрос несвоевременный, ей только пятнадцать. Но через минуту поняла глубину и значимость этих мыслей для нее. И сейчас я думаю, что именно в 13–15 лет и надо задаваться этим вопросом: каким должен быть мой суженый, а не ряженный под мужа?

Первое, что я посоветовала этой девочке: если в твоей жизни возникнет чувство, появится человек, приведи его домой и познакомь с родителями. Прислушайся к тому, что они скажут. И если у них возникнут сомнения, вопросы, задумайся над этим.

Вторая «шпаргалка». Если твой избранник спросил тебя: «Твои родители знают, во сколько ты должна прийти? Они знают, с кем ты пошла?», это очень важный момент. Это показывает, что он беспокоится не только о тебе, но и о мире в душе твоих родителей. Это значит, что для него самого важны семейные отношения.

Если вы проголодались, а денег нет и с собой только один бутерброд, как вы поступите? Поделите пополам? Ну что ж, хорошо. А если он скажет: «Съешь сама, я не очень­то и хочу» — это еще лучше. А если он хочет посидеть с тобой на скамейке, когда на улице зима, холодно, и его нисколько не волнует, что ты сидишь на ледяной поверхности, задумайся, что важнее — чувства или забота. Если он умеет заботиться — значит, в нем уже есть чуткость, жертвенность, доброта, которые являются основой любви.

«Только маму мою не тревожьте!»

 

Мы всегда стоим перед выбором: как поступить в той или иной ситуации? Перед этим же выбором бесконечно стоят наши дети. И если мы, взрослые, подчас не знаем, как себя повести, либо не можем себя заставить сделать именно то, что следует, то можем ли мы предъявлять перфекционистские требования к детям? Мы знаем, что эмоционально-волевой контроль формируется только к семи годам. А как профессиональный психолог скажу, что порой он и в пятьдесят не сформирован — все еще живем чувствами.

Я часто привожу евангельский пример со стадом свиней: вот бесы вошли в огромное стадо, и все оно рухнуло в море. И ни одной свинки не нашлось, которая бы подумала: куда я бегу, зачем? В нынешнем веке и мы, и наши дети очень часто делаем что-то просто по стадному принципу. В психологии это называется аффилиация. Все побежали — и я побежал. «Все получили двойки», — это зачастую первое, что мы слышим, когда спрашиваем ребенка, почему у него двойка. Отвратительный ответ. И в этом ответе — отсутствие нашего воспитания, нашей внутренней работы.

А что должно работать в этот момент, против этой коллегиальности — детсадовской, школьной, рабочей? Заповеди, христианские основы. Но как сильно это стадное чувство! И перебороть его можно только тогда, когда ребенок будет всегда помнить о своих родителях: что скажет папа, что скажет мама, что с ними будет, если я поступлю подло, если я солгу, если я сейчас рухну в это море со всеми? Это способно хотя бы на мгновение остановить бег в стаде, в которое можно задуматься, стоит ли делать то, что делают все. Но это сработает только в том случае, если мы с вами станем значимыми: не только главными судьями в жизни своих детей, но и главными адвокатами, главными учителями. Для этого нужны доверие, почитание и любовь. Это вершина и общий знаменатель всей той работы, которую мы проделываем.

Однажды ко мне с проблемой обратилась одна семья: трое детей, сын начал сквернословить, родители в ужасе. Был разработан сценарий: звонок якобы из госучреждения, по поводу жалобы на поведение ребенка. И вот мальчика пригласили к телефону, сказали, что на него поступила жалоба, так как он сквернословит в общественных местах, что это юридически наказуемо и теперь ему нужно пригласить к разговору родителей. Что было с ребенком! Он не о себе испугался, он кричал только одно: «Только маму, маму мою, пожалуйста, не тревожьте, я никогда так больше не буду!». Первая реакция — «не тревожьте мою маму». Как правильно родители воспитали свою значимость! «Не тревожьте» — какое редкое это слово в сегодняшней лексике наших детей…

А чтобы понять для себя, почему же оно так редко, давайте спросим себя: а наши дети знают, какого цвета у нас глаза, чем мы занимаемся, какими мы были детьми сами, что мы любим, от чего негодуем, что для нас является идеалом, мечтой? Задайте себе вопрос: что знают мои дети обо мне? Возможно, это станет для вас началом долгого пути.

«Где твоя совесть?»

 

Часто мы говорим детям: «Как тебе не стыдно? Как ты мог так поступить? Где твоя совесть?». Они не знают. А нам следует знать, что и стыд, и значимость голоса совести в человеке опосредуются воспитанием. Воспитанием чего? Чувств! В основе душевной деятельности ребенка лежат те чувства, которые мы воспитали. Это не биологические чувства, которые есть априори, а нравственные и сакральные чувства — любовь к матери, например. Дефицит сакральных чувств в дальнейшем приводит к дефициту в душе ребенка тепла и доброты, что сказывается на всей его дальнейшей жизни.

Однако это не значит, что человек может оправдывать таким образом свою холодность. Однажды на консультации у меня был мальчик из детского дома. На все вопросы о своих поступках он со знанием дела отвечал: «Ну вы знаете, это результат моего тяжелого детства…». Результат его тяжелого детства — то, что он одному может двинуть, второго вообще не заметить, у третьего забрать себе кусок: мне захотелось, и я съел. В его словах, конечно, есть что-то жизненное, но по большому счету, это самообман. На самом деле, ему трудно было заглянуть в свою совесть, в свою душу.

Стыд и совесть невозможно воспитать бесконечным словесным дерганьем! В человеке должно прорасти чувствование своего состояния и неполадок в нем. А словами мы часто, наоборот, затираем эти чувства. Когда мы кричим: «Как тебе не стыдно?», мы сотрясаем воздух. А что же тогда сказать в ситуации негативного поведения ребенка? Если я действительно люблю своего сына или дочь той простой любовью, которая выражена в заботе, переживаниях, тепле, то я скажу просто: «Мой сын так бы не поступил. Он бы вспомнил о том, что я при этом переживу». А реакция на это зависит не от наших слов — она зависит от ответной любви. Влюбите в себя детей, станьте для них самыми чуткими, добрыми, умными, мудрыми. Не загораживайтесь от этого постоянным: «Мне некогда».

Кстати, о том, что нам бывает некогда… Не количество времени определяет любовь, не количество сказанных слов определяет их искренность. Но «я слышу тебя» должно быть именно слышанием: если я ел, то отложу ложку, если пил чай, поставлю чашку, если телефон был в руке, уберу его. Если ребенок что­то говорит вам, повернитесь к нему лицом. Только для вас этот ребенок — сын или дочь. Для всего мира это просто Оля, Маша, Дима с какой-то своей жизнью. Подумайте об этом.

Мы охотно отдаем ребенка в разные секции, отдаем всем, кроме себя. Нельзя наших детей лишать материнства и отцовства. Вы должны быть значимы, но не той эгоистичной значимостью, о которой некоторые удовлетворенно говорят: «Ой, а мой ребенок от меня не отходит, без меня не может». Это не качество любви вашего ребенка к вам. Это качество вашего тщеславия и гордости. Если любит, он будет отпускать вас, а вы — его, но качество ваших взаимоотношений от этого не будет меняться.

Газета «Православная вера» № 06 (602)

[Подготовила Яна Конченко]

Комментарии:

нет комментариев

ВЫ МОЖЕТЕ ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:

Отправляя данную форму, я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с политикой обработки ПД.