+7 (8452) 23 04 38

+7 (8452) 23 77 23

info-sar@mail.ru

Информационно-аналитический портал Саратовской и Вольской Епархии
По благословению Митрополита Саратовского и Вольского Лонгина.
Русская Православная Церковь Московского Патриархата
Найти
12+
В общении, преломлении хлеба и молитвах
Просмотров: 634     Комментариев: 0

Нам, прихожанам православных храмов, не хватает общения меж собой; мы зачастую не находим способа создания общины, то есть той общности, в которой мы на деле исполнили бы завет Христов: «По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь меж собою» (Ин. 13, 35). Именно такая община может вовлекать в себя новых людей, поддерживать их на первых, самых трудных шагах воцерковления. К сожалению, сегодня человек, пришедший в храм впервые или пребывающий в нем давно, зачастую чувствует себя одиноким, предоставленным самому себе. Видя проблему, мы решили, что опыт прихода святых бессребреников Космы и Дамиана на Маросейке (Москва) стоит внимания. Рассказывает настоятель — протоиерей Федор Бородин.

Прежде всего — я не педагог и не богослов, я практик: 26 лет прожил в одном приходе, поэтому могу поделиться некоторыми наработками, рассказать о том, что получилось и что не получилось. Мы действительно теряем, наверное, 90 процентов из выпускников наших воскресных школ. Но у нас в храме этот показатель несколько ниже: наш храм называют даже «детским» храмом. Наверное, половина наших прихожан — моложе 18 лет; и дети, окончившие воскресную школу, как правило, остаются нашими прихожанами. Но я бы хотел все же несколько сместить фокус взгляда на эту проблему и сказать о том, что мы не просто молодежь теряем, мы теряем молодую интеллигенцию. Более того: у нас нет налаженного, действующего механизма воцерковления интеллигенции сегодня.

Вот пример: в Москве тысячи и тысячи воцерковленных, практикующих интеллигентных людей. Многие из них пишут книги, издают их, презентуют. Знаете, где они их презентуют? В католическом миссионерском центре «Покровские ворота». Почему католическом? Потому что православного центра, подобного этому, в столице нет. Меж тем обстановка, созданная господином Жаном-Франсуа Тири благодаря финансированию, которое поступает из Ватикана, привлекает московскую интеллигенцию. И нам нечего этому противопоставить. Создание такого места в каждом городе, в каждой епархии необходимо.

У нас есть определенный опыт. Уже десять лет, как у нас функционирует историко-культурный православный просветительский центр «Открытие». Что в нем происходит?

Первое: вероучительные курсы «Открытие веры». Что это такое? Мы все с вами помним слова Иисуса Христа идите и научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа (Мф. 28, 19). Я сам за 26 лет своего священства крестил сотни людей, но мало кого научил. Восполнить это — мой долг и наш долг общий — как Церкви. Люди, которые приняли святое Крещение, образно говоря, стоят в дверях Церкви и не могут пока в нее войти. Очень многим из них происходящее в церкви безразлично, они приходят в церковь два раза в год — набрать святой воды и освятить куличи, и больше им ничего от нее не надо. Но даже и та небольшая часть многомиллионной потенциальной нашей паствы, которая хочет что-то узнать, — это тысячи и тысячи людей, оказывается. Как мы это выяснили? Примерно восемь лет назад, вводя практику трехразовых бесед перед святым Крещением, мы, по благословению Святейшего Патриарха, решили предложить людям более расширенное образование, состоящее примерно из 12 или 15 еженедельных встреч. На этих встречах мы говорили — не о традициях и обрядах, а только о сути хрис­тианской веры. И мы надеялись, что к нам придут люди, которые ищут Крещения. Но вышло иначе. В первой группе из двадцати человек был только один некрещеный, а все остальные были уже когда-то крещены, но они пришли к нам, чтоб хотя бы кратко, но в систематическом виде услышать о вероучении Церкви. То есть — получить то, чего им не дали ни перед Крещением, ни после. Удивительно было, как эти люди нас слушали…

За восемь лет наш курс прослушали более двухсот человек. Как это происходит? Сначала час — лекционная часть, потом вопросы, потом чаепитие. По ходу дела все друг с другом знакомятся. Иногда вот это чаепитие продолжается в течение двух или трех часов, до одиннадцати ночи. Люди просто не хотят расходиться — так им не хватает общения, просто разговора. Мы давно уже никого не ищем на эти беседы, даже не зовем, потому что в результате передачи через сарафанное радио на каждый такой курс приходит примерно 35 человек.

Но самое удивительное — это крещение в конце курса вот этого самого некрещеного человека — одного или, может быть, двух-трех. Мы подробно проходим со всей группой чин Крещения, потом они обступают купель, таинство происходит на их глазах. И все собравшиеся заново переживают свое Крещение, и переживают очень глубоко. С каждого такого курса несколько человек становятся нашими прихожанами, примерно 10–15 человек — прихожанами других храмов рядом с домом. Люди, которые до сих пор только присматривались к церковной жизни, наконец входят в нее.

Почему такие курсы обязательно должен вести священник? Потому что священник был, есть и будет контактным лицом Церкви. И ему необходимо наладить диалог с людьми. Большинство из этих людей боятся или стесняются священника в храме. Они видят странного человека в непонятных одеждах, который всеми здесь командует. И человеку необходимо к священнику присмотреться, чтобы понять: с ним вполне можно общаться, с ним можно чем-то поделиться, он поймет, он ответит на возникший вопрос. Очень важно, чтоб на этих курсах создавалась благожелательная, уважительная и диалоговая атмосфера. Необходимо найти волонтеров, которые будут батюшке в этом помогать.

Еще одним неожиданным для нас результатом этих курсов стало то, что почти все люди, которые остаются в нашем приходе, хотят не только приходить в храм, они хотят что-то в нем делать. Они сразу откликаются на просьбу помочь убраться в храме, а главное, они начинают любить учиться, и им необходимо продолжение. Они готовы участвовать в просветительской деятельности. Мы открыли евангельский кружок, в котором преподают миряне, а священнику там быть необязательно.

Но это все — первое направление нашей работы, а вот второе — это разговор с теми, кто воцерковлен давно, но сейчас испытывает усталость, разочарование, исчерпанность; кому не хватает интеллектуальной церковной жизни. Для этих людей у нас есть два вида лекций. Первый — «Христианам о христианстве», его ведут преподаватели московских духовных школ. Собирается полный зал, 70–80 человек всегда есть. И второй — это воскресные беседы, их веду я. В этом году я взял книгу Деяний и поразился тому, как нуждаются наши постоянные, казалось бы, прихожане в таком вот изучении Священного Писания — вместе со священником. И эти беседы тоже завершаются чаепитием.

Следующее направление — это встречи для людей, по отношению к Церкви пока внешних; для тех, у кого с нами есть общие авторитеты: литература, живопись, история, музыка. В светских учебных заведениях трудится немало верующих, православных преподавателей, которые в условиях своих учебных заведений, художественных, музыкальных, гуманитарных вузов, в рамках учебного курса не могут систематически рассказывать о своей вере. Однако они обладают авторитетом в своих научных сообществах, им есть чем поделиться с людьми. И мы предоставляем им эту возможность. Приглашаем, например, преподавателя Московской консерватории, прихожанина соседнего с нашим храма, просим, чтобы он сыграл нам Баха и не просто сыграл, а объяснил нам его музыку. Он играет и комментирует почти каждую строчку. В зале там сидит 70–80 человек, многие кончали когда-то музыкальные школы, Баха все любят, но никто не понимает, что его музыка — это молитва, что это разговор с Богом. А наш гость, преподаватель, 15 лет это изучает. Но у себя в консерватории не всегда может это рассказать — «не формат». Значит, Церковь должна его позвать и дать ему площадку, где он об этом расскажет.

Или Александр Николаевич Ужанков — я думаю, многие знают этого замечательного специалиста по телеканалам «Спас», «Союз». Александр Николаевич — известный литературовед, проректор Литературного института имени Горького, глубоко верующий человек. В течение семи лет он ведет у нас курс «Русская литература и Православие». Аншлаг всегда. Причем мы через районо приглашали учителей литературы, и те сидели с открытыми ртами. Они ничего этого не знают, оказывается. Есть очень много вещей, для нас совершенно понятных — в творчестве Достоевского, например, но для них это никак не озвучивалось. Вот таким образом получается, что православный культурный центр — это точка, где мы соединяем тех, кто готов слушать, и тех, кто готов рассказывать.

И последнее наше направление — молодежь. Мы проводим отдельные встречи с подростками, они называются «Поговори со мною, отче». Родителям вход на эти встречи запрещен, потому что при родителях дети о многом не смогут разговаривать. Детей интересуют острые, злободневные темы, и это может быть только диалог, и только уважительный.

Один из главных выводов, который я сделал, — что для выпускников воскресных школ нужен отдельный клуб в храме. Клуб выпускников воскресной школы, куда могут прийти попить чаю, попеть песни под гитару, посмотреть фильм. Многие из этих ребят остаются в храме именно потому, что у них сохраняются дружеские связи.

И вот, в результате всей этой деятельности наш культурно-просветительский центр стал таким ульем у нас в приходе, где все на разных уровнях друг с другом общаются. Хочется закончить цитатой из книги Деяний (2, 42): и они постоянно пребывали в учении апостолов, в общении и преломлении хлеба и в молитвах. Вот четыре столпа жизни первой христианской Церкви. Преломление хлеба и молитву мы восстановили. А вот учение и общение — это не во всяком приходе есть. Культурно-просветительский центр, который может действовать в помещении воскресной школы, не требует больших финансовых вложений, хотя некоторых все же требует, и приносит потрясающий результат.

Газета «Православная вера» № 06 (626)

Комментарии:

нет комментариев

ВЫ МОЖЕТЕ ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:

Отправляя данную форму, я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с политикой обработки ПД.