+7 (8452) 23 04 38

+7 (8452) 23 77 23

info-sar@mail.ru

Информационно-аналитический портал Саратовской и Вольской Епархии
По благословению Митрополита Саратовского и Вольского Лонгина.
Русская Православная Церковь Московского Патриархата
Найти
12+
Ты слышишь музыку небес — церковный хор звучит
Просмотров: 3517     Комментариев: 0

Единожды познавший настоящие чувства, искренние и чистые, в будущем не будет удовлетворен чем-то меньшим. Так и человек, который хоть раз осознанно пришел в храм Божий, исповедался и причастился, уже не сможет полноценно без этого жить. Когда же посещение храма становится систематическим, все очевиднее проявляется потребность принимать активное участие в его жизни, а не просто оставаться сторонним наблюдателем. В храм каждый приходит в свое время: и в девятый час будет не поздно, и в последний. Так и я пришел и вот уже несколько лет пою в церковном хоре.

Мне повезло: меня в храм принесли вскоре после рождения, во младенчестве крестили, и мое знакомство с жизнью Церкви происходило очень естественно. Сколько себя помню, в моей семье всегда говорили о Боге с любовью, мы часто ездили по святым местам. Музыкального образования никто из моих родных не имел, хотя все любили петь и обладали красивыми голосами. Я же никогда не пробовал даже подпевать взрослым: мне казалось, голоса у меня нет и вообще музыка — не мое. Зато я самозабвенно рисовал церкви, писал сочинения на тему, что хочу стать священником, чем приводил в смятение своих учителей.

Дрессированный фонарь

 

Как-то в одну из паломнических поездок в Дивеево, мне было тогда лет 12, произошел занятный случай. Приехали с мамой, устроились на ночлег, а вечером пошли ходить по канавке и читать молитвы. Было довольно поздно, фонари на территории монастыря уже не горели, темнело. У канавки — на редкость безлюдно, только мы вдвоем, мама поет молитвы, я робко пытаюсь подпевать, мама заставляет петь громче. Вдруг в одном месте, когда мы проходили, неожиданно загорелся фонарь. Мы остановились, и мама спросила: «Это чудо для тебя?». Я смутился. Не иначе — искушение! Решили проверить. Так с пением молитв прошли канавку несколько раз — фонарь реагировал на меня, как дрессированный. Мама тогда твердо решила, что это нам знак от Бога, благословение. А я подумал про встроенный в фонарь фотоэлемент, реагирующий на движение…

Мы вернулись домой, мама попробовала устроить меня в музыкальную школу, но я наотрез отказался. Только теперь понимаю — зря. Ведь еще дошкольником я часто стоял с мамой на клиросе, слушал, как она поет и читает, видел, как подходят к ней бабушки со слезами благодарности, и понимал, какое это важное дело — хор. Позже, когда я уже учился в воскресной школе, меня пытались привлечь к участию в детском церковном хоре — я всячески сопротивлялся и увиливал, хотя наш учитель Марина — удивительной силы альт — говорила, что у меня большие способности. Но я не верил. Даже когда в нашем храме появился новый настоятель отец Алексий Горшков, который вместе с диаконами Константином и Дионисием составил небывалой силы трио, и каждая служба в их исполнении превращалась в торжество, я все еще держал оборону, не позволяя церковной музыке завладеть моей жизнью полностью. Хотя в глубине души признавал, что нет ничего красивее песни, которую рождает данный Богом инструмент — голос — и которая к Богу же и обращена.

Дверь в мир музыки

 

Когда после школы пришла пора определяться с дальнейшим образованием, выбрал духовное училище. Поступил. Вот тут и выяснилось, что программа обучения требует и чтения молитв, и пения в хоре. Это оказалось для меня большой проблемой — раскрыть рот и издать громкий звук на людях было невыносимо страшно. Стал молиться преподобному Сергию Радонежскому, постепенно страх ушел и прорезался голос. «Артемий, ты поешь громче хора»,— с улыбкой шептали мне сокурсники. И все равно я сомневался… «Есть ли воля Божия мне на это дело?» — спросил я как-то знакомого монаха. «Воля-то Божия есть, но есть ли твоя?» — ответил он. И тогда я сдался.

Три года назад я принял решение кардинально поменять свою жизнь и, не имея даже базового музыкального образования, поступил на дирижерское отделение Саратовского областного колледжа искусств, с твердым осознанием своего пути — профессиональное церковное пение, изучение и сочинение церковной музыки. Теперь я не мыслю своей жизни вне музыки и Церкви. Труд и желание, а главное, помощь Божия — делают невозможное возможным. Так распахнулась для меня дверь в мир музыки, славящей Бога.

Ответственность перед Богом

 

Тогда же я пришел в хор Петропавловского храма. Хор — особый мир, со своими секретами, взаимоотношениями, смешными и грустными историями. Бывали и у меня неловкие ситуации, когда автоматически пропеваешь возглас священника на весь храм или забываешь слова «Отче наш». Все это присутствует в нашей певческой жизни — но это все-таки не норма. Каждый участник хора осознает свою великую ответственность перед Богом, и старается. Однажды я пришел на службу и понял, что на клиросе больше никого нет — я один, а службу знаю недостаточно хорошо, и, тем не менее, надо же как-то петь. Состояние стрессовое, однако Господь не оставил: откуда-то я знал то, чего не знал. Даже не понял, как вышло, что все правильно спел. Теперь такие ситуации кажутся смешными, и петь с листа не страшно.

Кто-то может подумать, что в хоре церковном — легко. Нет, здесь обязательны и дисциплина, и тренировки. Ведь нужно исполнять произведение так, чтобы твое пение помогало людям в храме молиться, а не отвлекало. Каждая служба — для певчего труд, и труд не из легких. Ты вкладываешь в пение не только голос, знания, но и душу. Без души церковное пение не получается. Сегодня у меня нет сомнений в том, не ошибся ли я дверью. Осознание своего участия в служении Богу, в жизни храма — это и есть для меня то, что называется любимой работой.

Газета «Петропавловский листок» № 5, август 2015 г. 

Комментарии:

нет комментариев

ВЫ МОЖЕТЕ ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:

Отправляя данную форму, я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с политикой обработки ПД.