+7 (8452) 28 30 32

+7 (8452) 23 04 38

+7 (8452) 23 77 23

info-sar@mail.ru

Информационно-аналитический портал Саратовской и Вольской Епархии
По благословению Митрополита Саратовского и Вольского Лонгина.
Русская Православная Церковь Московского Патриархата
12+
Сотрапезники в радости небесной
Просмотров: 1171     Комментариев: 0

Наступивший год — юбилейный для всемирно известного английского писателя и христианского апологета Клайва Стейплза Льюиса: исполняется 120 лет со дня его рождения. В магазинах, где продают церковную литературу, появилась новая книга, одним из авторов которой он является.

Это переписка Льюиса с итальянским католическим священником Джованни (Иоанном) Калабриа, которая велась с 1947‑го по 1954‑й — год кончины отца Иоанна. Льюиса широкому читателю давно уже представлять не надо; отец Иоанн Калабриа известен, конечно, меньше, хотя и канонизирован Католической Церковью. Он родился в 1873 году в бедной семье. Еще с молодых лет ощутил своим призванием заботу о сиротах и брошенных детях и в 1907 году устроил приют неподалеку от Вероны. В дальнейшем дон Калабриа создал 20 приютов в разных городах Италии. Джованни Калабриа был беатифицирован в 1988 году и канонизирован в 1999‑м.

Дон Калабриа был открыт диалогу с представителями других христианских конфессий. Он вел переписку с румынским православным митрополитом и шведским лютеранским пастором. А переписка с Льюисом началась после того, как священник прочитал итальянское издание одной из самых известных книг Льюиса «Письма Баламута». Полагая, что английский писатель не знает итальянского, он обратился к нему по-латыни. На самом деле Льюис итальянский язык знал, но считал, что современным итальянским владеет недостаточно хорошо («язык Боярдо и Ариосто для меня проще и лучше мне знаком, чем язык современных сочинений»), и переписка, за редкими исключениями, так и велась на латинском языке.

Тематика писем разнообразна: это и проблема хрис­тианского единства перед вызовами современного мира, и текущие политические события, и миссия верующего интеллектуала. Вопреки утверждениям не слишком добросовестных критиков, Льюис ни в каких экуменических организациях и проектах участия не принимал, но разобщенность христиан ощущал как их общую беду, особенно на фоне стремительной дехристианизации Запада. В одном из писем дону Калабриа Льюис пишет: «…над нами нависли серьезные опасности. Происходят они оттого, что б!ольшая часть Европы отступила от христианской веры. А потому это положение хуже, чем то, в котором мы пребывали до принятия веры. Ибо, оставив христианство, ты оказываешься не в том же положении, в котором был до его принятия, но в куда худшем: между язычником и отступником разница такая же, как между незамужней женщиной и прелюбодейкой. Ибо вера делает природу совершенной, потерянная же вера повреждает. Посему многие в наше время потеряли из виду не только сверхъестественный свет, но и тот естественный, который имели язычники». Каждое письмо обоих собеседников завершается трогательной просьбой о молитве. В одном из них дон Калабриа пишет: «Да соделает нас благой и милостивый Бог сотрапезниками в радости небесной». Оба они немало потрудились на ниве миссионерской деятельности, и, будем надеяться, Господь услышал эту молитву.

Два необходимых замечания. Книга, без сомнения, будет интересна тем читателям, кто уже знает основные произведения Льюиса и любит этого автора. Такой читатель найдет здесь немало ценных для него штрихов и подробностей. Но тому, кто только готовится открыть для себя творческий мир английского классика, лучше начинать не с нее, а с «Хроник Нарнии», «Космической трилогии», «Писем Баламута», романа «Пока мы лиц не обрели». Можно начать и с богословских трактатов: «Страдание», «Любовь», «Просто христианство» написаны не менее увлекательно. Но есть категория читателей, которым книга «Соединенные духом и любовью» противопоказана органически — это неистовые ревнители от Православия, готовые в каждом инославном видеть еретика поганого. Несколько лет назад появилась статья, обличавшая Льюиса в создании жуткой ереси под названием «просто христианство». Нужды нет, что статья полна бездоказательных утверждений, что для создания хотя бы видимости аргументов ее автору пришлось совершить грубое насилие над текстом и духом одноименной книги писателя, а также исказить факты его биографии. Виноват Льюис и в плохих экранизациях его книг, снятых через много лет после его смерти, и возникших на их базе ролевых играх, и вообще «во всем, окромя погоды» (по слову И. Бродского, сказанному по другому поводу). К примеру, автор статьи утверждает, что «просто христиане» появились и расплодились именно после книги Льюиса. На самом же деле пребывающие в невоцерковленном или расцерковленном состоянии были всегда, причем здесь Льюис? И ни к какому «просто христианству» он не призывал, наоборот, писал в предисловии к этой книге, родившейся из цикла радиобесед, предназначенных для неверующих (и потому не акцентирующих межконфессиональные различия), совершенно противоположное: «Я надеюсь, ни одному читателю не придет в голову, что “просто христианство” предлагается здесь в качестве альтернативы вероисповеданиям существующих христианских церквей, то есть вместо конгрегационализма, или Православия, или чего бы то ни было другого. Скорее его можно сравнить с залом, из которого открываются двери в несколько комнат. Если мне удастся привести кого-нибудь в этот зал, я цели достигну. Но камины, стулья, пища — в комнатах, а не в зале. Этот зал — место ожидания, из которого можно пройти в ту или иную дверь: в нем ждут, а не живут. <…> Вы должны смотреть на предварительный этап как на приготовление, а не как на привал. Вы должны и впредь молиться о свете <…>. Вы должны спрашивать себя не: “Нравится ли мне эта служба?”, а “Правильны ли эти доктрины? Здесь ли обитает святость? Сюда ли указывает моя совесть?” <…> Когда вы войдете в вашу комнату, будьте милостивы к тем, кто вошел в другие двери, и к тем, кто еще ожидает в зале. Если они — ваши враги, помните, что вам сказано молиться за них. Это — одно из правил, общих для всего дома» (Льюис К. С. Собр. соч. в 8 т. М.: - Минск, 1998. Т. 1. С. 18–19).

Вот таким предстает «просто христианство» у самого Льюиса, а не у его недобросовестных интерпретаторов. Но чего не сделаешь, чтобы уберечь чрезмерно доверчивых читателей от «антихриста», которым автор статьи назвал Льюиса почти напрямую! Судя по обилию сочувственных комментариев, у этого автора нашлось немало единомышленников. Таким людям, конечно, переписку англиканина Льюиса с католическим священником лучше не читать; впрочем, они эту книгу и не купят.

При обсуждении темы о межконфессиональном диалоге Льюиса небезынтересно знать, как писатель относился к Православию. В переписке с доном Джованни Калабриа об этом ничего нет, но творчество Льюиса дает материал для размышлений на данную тему. На этот вопрос ответил Каллист, епископ (ныне митрополит) Диоклийский (в миру — Тимоти Уэр) в статье «Можно ли считать К. С. Льюиса “анонимным православным”?» Он приводит фрагмент письма Льюиса другу с описанием православного богослужения: «Образец для меня — русская православная служба. Одни сидят, другие лежат ничком, кто-то стоит на коленях, кто-то просто стоит, кто-то ходит, и никто ни на кого не обращает внимания. Умно, учтиво и по-христиански. “Не лезь в чужие дела” — хорошее правило, даже в церкви». «Русская служба» произвела на Льюиса столь глубокое впечатление, что он описал ее еще раз в своей книге «Письма к Малькольму», на этот раз называя богослужение греческим: «Однажды я был на греческой службе, и больше всего мне понравилось, что там, насколько я понял, нет правил для паствы. Кто-то сидел, кто-то стоял, кто-то опустился на колени, кто-то ходил по храму, а один человек просто полз, словно гусеница. Самое же лучшее, что никто, ни в малейшей степени, не следил друг за другом. Хотел бы я, чтобы мы, англикане, это переняли! У нас есть люди, которым очень мешает, что сосед не крестится или крестится. Лучше бы они вообще не смотрели, тем более — не судили чужого раба». Владыка Каллист полагает, что православную службу Льюис, в те годы профессор Оксфордского университета, видел в Оксфорде в русской церкви на Марстон-стрит. На вопрос, вынесенный в заглавие статьи, епископ Каллист, исследуя творчество Льюиса, ответил положительно: «Хотя Льюис почти не связан с Православием и почти не ссылается на восточных отцов, часто он очень похож на них, похоже мыслит. Предпосылки у него западные, а выводы — такие, которые мог бы поддержать православный христианин. Это тем замечательней, что прямого влияния нет». В другом месте владыка пишет: «Он не ссылается ни на Максима, ни на Паламу, но тварный мир видит, как они».

Примечательно, что на могилу Льюиса после похорон был возложен православный крест из живых белых цветов. Льюис дружил с русским эмигрантом Николаем Зёрновым, преподававшим в Оксфорде, и с его женой Милицей. Сохранилась фотография «Джека», сделанная в их доме (Льюис с детства невзлюбил свое имя Клайв, поэтому друзья называли его Джеком). Православный крест из цветов Милица Зёрнова принесла на похороны писателя, но ей сказали, что в храме цветов не будет. На кладбище ей всё же разрешили положить крест на гроб. «Кто бы подумал? — писал один из англичан. — Джек Льюис похоронен под русским крестом…».

Газета «Православная вера» № 06 (602)

Комментарии:

нет комментариев

ВЫ МОЖЕТЕ ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:

Отправляя данную форму, я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с политикой обработки ПД.