+7 (8452) 23 04 38

+7 (8452) 23 77 23

info-sar@mail.ru

Информационно-аналитический портал Саратовской и Вольской Епархии
По благословению Митрополита Саратовского и Вольского Лонгина.
Русская Православная Церковь Московского Патриархата
Найти
12+
Слово к воспитанникам Саратовской Православной Духовной семинарии Ректора семинарии Преосвященнейшего Лонгина, Епископа Саратовского и Вольского, на начало нового (2007 – 2008) учебного года
Просмотров: 2118     Комментариев: 0

Дорогие о Господе отцы и братия!

 

Сердечно поздравляю всех вас, воспитанников и преподавателей, с началом нового учебного года. Рад приветствовать первокурсников, поздравить их с успешным завершением вступительных испытаний и началом совершенно особого периода в их жизни.

Мы редко задумываемся о том, что Господь дает нам это время как дар ― время, которое мы можем провести в святой Его Церкви, в стенах духовной школы. И можно использовать его с пользой, как время возрастания ― духовного и интеллектуального, а можно растратить совершенно напрасно, и не только ничего не приобрести, но и растерять по своему небрежению то, что имели. Именно поэтому, встречаясь по традиции 1 сентября, мы говорим с вами о том, ради чего вы пришли в духовную школу, чего ожидаете от семинарии ― и чего она ожидает от вас, какие усилия вам необходимо приложить ― и на какую помощь вы можете рассчитывать.

Действительно, семинария очень многим отличается от любого светского вуза. И прежде всего тем, что учеба в духовной школе ― это не просто обучение профессии, потому что такой профессии ― священник ― не существует. Священство ― это служение, требующее всего человека без остатка, призвание от Бога, оно дает человеку ни с чем не сравнимую радость, но накладывает и ни с чем не сравнимую ответственность. Господь Своей благодатию делает человека, священника, Своим соработником в деле спасения человеческого рода. И единственное, чем можно достойно ответить на такой призыв Бога ― стремление полностью посвятить свою жизнь служению Ему, Церкви и людям, причем чаще всего ― людям уставшим, больным, озлобленным, находящимся под властью греха, измученным собственным неверием.

Естественно, что столь сложное служение требует и необходимой подготовки. Эта подготовка не может заключаться в приобретении некоторой суммы знаний, нужно нечто большее. Поэтому духовная школа предоставляет своим воспитанникам максимальные возможности для обучения не только необходимым богословским дисциплинам, но, прежде всего, учит жизни в Церкви, послушанию Церкви, способности чувствовать себя членом Церкви, считать ее жизнь своей жизнью. Служение священника не может состояться без любви, а любовь к Богу и людям не может «привиться» к сердцу человека, поддерживаться в нем в течение всей его жизни без глубоко осознанного участия в жизни церковной, без помощи Божией, которая подается нам в церковных таинствах.

Семинария ― это закрытое учебное заведение с достаточно строгим уставом. Вхождение в ее жизнь для современного молодого человека бывает непростым, ведь в окружающем нас мире все подчинено стремлению к наслаждениям, и любое ограничение свободы воспринимается не иначе, как посягательство на права личности. Но в то же время мы с вами все же находимся в Церкви, где все несколько по-иному, где послушание в значительной мере служит основой духовной жизни. Научиться послушанию трудно, но необходимо, поэтому ситуации, когда приходится понуждать себя слушаться, делать не то, что хочется, а то, что велят, трудиться, когда нет желания ― все это та школа, которую будущему пастырю необходимо пройти. Вообще, все труды и ограничения, которые приходится понести семинаристу, имеют двойную цель: с одной стороны, это возможность узнать человека (и дать ему возможность разобраться в самом себе), с другой ― это средство помочь ему воспитать в себе те качества, которые необходимы будущему пастырю.

Сразу хочу отметить, что все эти труды вполне посильны человеку, который сделал осознанный и твердый выбор, желает послужить Богу и ближнему. Однако вполне возможно, что среди вас, как среди первокурсников, так и среди тех, кто уже учится, есть те, кто совершил ошибку, попав не туда, куда нужно. И та нагрузка, которая дается в учебе, при несении послушаний, посещении богослужений,― она вполне соизмерима с теми обязанностями, которые впоследствии выпускнику семинарии, принявшему священный сан, придется нести всю свою жизнь. А потому это самое реальное средство оценить, правильный ли он сделал выбор, готов ли он к тому, чтобы быть священником

На что еще я бы очень советовал вам обратить внимание?

Сегодня Церковь переживает период возрождения после многих десятилетий гонений. Особенность нашего времени ― это строительство множества новых и восстановление порушенных храмов. Священнику приходится уделять много сил хозяйственной деятельности. Как правило, любое строительство происходит с большим трудом. Но церковная жизнь ни в коем случае не ограничивается добыванием и освоением материальных средств. Центральное место в жизни священника должно занимать созидание не стен зданий, а душ пасомых. А для этого ему необходимо, прежде всего, созидать мир собственной души, научиться жить с Богом.

Необходимо уже здесь, в семинарии, научиться любить богослужение: не просто присутствовать на нем по обязанности, не просто знать его, но видеть в нем основную пищу для своей души. Не отсиживать, не отстаивать, переминаясь с ноги на ногу, думая, когда оно закончится, раздражаясь на каждый новый псалом, который читается, на каждую стихиру, которая поется в храме, а радуясь, удивляясь глубине, красоте и совершенству нашего православного богослужения. Пока человек не обретет в себе это качество, конечно, ни о каком служении священника не может быть и речи.

Учеба в семинарии должна стать для вас и временем интеллектуального возрастания, потому что сегодня священник – это человек, который «стоит на верху горы», который доступен всем и умеет общаться и с людьми простыми, и с представителями власти, и с интеллигенцией, учеными, учителями ― то есть с людьми из всех слоев общества. Обидно, больно и стыдно, когда священник является неучем, причем не только в богословских вопросах, но и в вопросах самых элементарных, не знаком с тем, что происходит в современной жизни.

И в то же время надо понимать, что от священника ждут не только возможности поддержать разговор. Быть всесторонне образованным человеком ему необходимо, но этого недостаточно. Главное, чего от него ожидает народ, и церковный, и даже нецерковные люди ― видеть в нем пример истинно христианской жизни. Мы должны всегда держать в памяти слова преподобного Антония Великого: «Величайшее безобразие из всех безобразий – учить других тому, чего сам никогда не делал».

Мы много говорим о том, что первейшая обязанность духовенства ― проповедовать людям христианство. Однако самая действенная проповедь ― это проповедь самой жизнью, когда люди не только слышат от священника правильные слова о том, как им надо себя вести в семье, обществе, на работе, как надо молиться Богу, но когда они видят, что священник ― это человек, который на деле исполняет то, чему учит всех остальных.

Еще одно отличие семинарии от светского вуза в том, что мы внимательно следим за судьбами выпускников прошлых лет, потому что большинство из них вступает в состав клира Саратовской епархии, их служение происходит на наших глазах, и это позволяет сделать некоторые выводы. Один из них таков: к сожалению, те представления, которые имеются у части духовенства о церковной, приходской жизни, в корне не соответствуют современным реалиям. Я бы назвал это одной из главных проблем церковной жизни сегодня.

Например, мы часто употребляем слово «приход», не задумываясь о его содержании. Очень многие священники, получая назначение, приезжают на место своего будущего служения, и независимо от того, есть ли там старый, никогда не закрывавшийся храм, или он только недавно открыт, или им самим только еще предстоит создать приход, они почему-то убеждены, что люди сами должны в этот приход ходить. На самом деле те люди, которые знали, что надо ходить в церковь, поминать своих усопших, крестить детей, венчаться, брать благословение Божие на важные дела ― это поколение людей практически уже ушло из жизни. И поэтому очень странно и обидно, когда священник, спустя некоторое время после начала своего служения, приходит ко мне и говорит: «А у нас в храм никто не ходит». Это отчасти понятно, если он служит в селе, где осталось 50, 100, 200, 300 человек, хотя и в таких населенных пунктах Центральной России, там, где священники действительно «горят», исполняя свое служение,― и там есть прихожане, есть приходы. Удивительно, что в нашей епархии есть примеры, когда такие вещи говорит священник, служащий в населенном пункте, насчитывающем 2, 3, 5, а то и 10 тысяч человек. Это свидетельствует только о том, что плох священник. Сам он может быть вполне достойным человеком, но он до сих пор не понял, что сегодня основа деятельности каждого священника ― это активная проповедь. Нельзя ожидать, что кто-то сам придет в церковь ― поздно. Надо самому идти навстречу людям, идти в школу, надо обращаться к людям напрямую, выступать везде, где только есть к этому возможность: в Домах культуры, повторюсь, в школах,― для того, чтобы говорить людям о Церкви, привести людей в Церковь, а затем суметь показать им истинную красоту церковной жизни.

Когда мы открываем храм в том месте, где его не было уже многие десятилетия, то, может быть, на первых порах кто-то и зайдет в него. Но придя один раз, второй, эти люди считают, что они свой христианский долг выполнили и больше уже в церковь не ходят. Так бывает очень часто: открывается храм, на первую службу собирается 50, 60, 100 человек, через полгода ходит 5, 10, максимум 15. Потому что у людей нет мотивации ― они не понимают, зачем нужно ходить на службу, ведь они были полгода назад в церкви,― этим, собственно говоря, все их отношения с Богом и исчерпываются.

Поэтому священник должен суметь не только привести людей в церковь, но и воцерковить их: показать им глубину и наполненность настоящей церковной жизни, научить их молиться дома и в храме, объяснить им, что такое Таинства, объяснить им важность участия в Таинствах, научить их читать книги о Христе, о Церкви, о богослужении, о месте человека в этом мире. Должен раскрыть им осмысленность и красоту православного богослужения, потому что богослужение ― самое главное богатство Церкви во все времена. А для этого он должен сам не только знать все это, но и жить этой жизнью. И конечно, Сам Господь помогает человеку самоотверженному, полностью, без остатка отдающему себя церковному служению.

Еще один вопрос, о котором необходим серьезнейший разговор ― это вопрос о семейной жизни священника. К сожалению, мы часто видим примеры тому, что эта семейная жизнь оказывается весьма непрочной, несостоятельной. Молодые батюшки ссорятся, расходятся со своими женами, и уж никак не могут своей семьей подать пример прихожанам. По церковным канонам семья священника должна быть образцовой. Священнику Православной Церкви именно потому дается разрешение иметь семью, что предполагается, что у себя дома он создаст некий образец, которому должны будут следовать, на который будут ориентироваться его пасомые. Вот почему, согласно канонам, священник, чья семейная жизнь расстроилась, который разошелся со своей женой, должен быть извержен из сана. Тем самым Церковь говорит, что человек, который не смог создать и управить «малую Церковь» ― домашнюю, тем более не сможет управить как полагается Церковь настоящую.

К сожалению, мы видим, что очень мало кто из наших воспитанников осознает высоту своего призвания в тот момент, когда вступает в брак. В результате семейная жизнь молодых священников очень часто не выдерживает не только испытаний какими-то сложностями церковно-приходского служения, а они естественны в начале пути, но просто не выдерживает испытания обычными вещами, бытом. Оказывается, что людей не объединяет ничего, между ними нет ничего общего, и они просто через какое-то время начинают жить хуже некуда, а потом разводятся. Помимо того, что это личная трагедия, это еще и свидетельство того, что священник не задумывался перед рукоположением о высоте предстоящего ему служения.

Причина, почему так получается, совершенно очевидна. Когда человек, еще учась в семинарии, делит свою жизнь на «официальную», когда он соблюдает пост, присутствует в церкви, говорит «Спаси, Господи» и прочие правильные слова, а потом, уйдя на улицу, ведет себя совершенно по-иному,― то результат получается именно таким. Из-за подобного «раздвоения личности» получается, что он находит себе спутницужизни в том мире, в который бежит «отдохнуть душой» от надоевшего семинарского быта и церковной жизни, а в результате потом оказывается один на один с этим миром, который затем не хочет принимать его в качестве священника даже тогда, когда он сам уже начинает что-то понимать и соображать.

И поэтому, отцы и братия, человеку, стремящемуся к пастырству, необходим подвиг ― подвиг борьбы со своими страстями, победы над своими человеческими немощами, приобретения евангельских добродетелей. Этот подвиг невозможен без серьезной внутренней работы, без молитвы и церковных Таинств, в первую очередь исповеди и причащения, в которых мы обретаем прощение грехов и воссоединение с Богом, от Которого своими прегрешениями так часто отпадаем. Словом, всем тем, к чему должен вести людей пастырь, ему необходимо в первую очередь жить самому, первому, по слову апостола Павла, вкушать от тех плодов, которые он желает предложить народу Божию. И научиться всему этому, понести этот подвиг вам предстоит, прежде всего, в годы учебы в духовной школе.

С особыми словами пожеланий мне хотелось бы обратиться и к преподавателям семинарии, духовенству. Отцы и братия, в течение предстоящих пяти лет вы призваны дать своим воспитанникам не только внешние знания, но и основные представления о духовной жизни, священническом служении. Не секрет, что многих наших воспитанников еще нельзя назвать в полном смысле слова людьми Церкви, им только предстоит ими стать. Они воспримут тот пример, который видят перед своими глазами ― это огромная ответственность, и я призываю вас всегда помнить о ней, так же, как слова одного из святых отцов: «Поистине мудр тот, кто не словом поучает, но назидает делом».

Наверное, в каждом закрытом учебном заведении вырабатываются свои традиции и свой «эзопов язык», которым пользуются и воспитанники, и преподаватели. Так, я знаю, что, говоря о семинарии, многие из вас употребляют слово «система». В действительности жизнь любого вуза, любого коллектива подчинена некой системе. Но семинарская жизнь ― это живая жизнь, в которой по необходимости есть место строгости, но и должно быть место любви, единству, взаимной помощи. На каждом богослужении в семинарском храме мы слышим молитвенные прошения, которые возносятся за всех, кто находится в духовной школе,— за «зде начальствующих, учащих и учащихся». То есть перед Богом, в литургическом смысле мы с вами есть нечто единое, цельное. Давайте постараемся, чтобы и в нашей повседневной жизни это тоже было так.

Давайте помнить, что святая Церковь как никогда сегодня нуждается в ревностных и подготовленных делателях на ниве Христовой. Постараемся воспользоваться временем, которое даровал нам Господь. Он ожидает от нас неленостного и самоотверженного труда, и я от всего сердца призываю на вас в этом труде Божие благословение и Божию помощь.

Комментарии:

нет комментариев

ВЫ МОЖЕТЕ ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:

Отправляя данную форму, я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с политикой обработки ПД.