+7 (8452) 23 04 38

+7 (8452) 23 77 23

info-sar@mail.ru

Информационно-аналитический портал Саратовской и Вольской Епархии
По благословению Митрополита Саратовского и Вольского Лонгина.
Русская Православная Церковь Московского Патриархата
12+
Радуйся, чудес Христовых начало
Просмотров: 321     Комментариев: 1

Совсем недавно встречали мы с вами светлый праздник Благовещения Пресвятой Девы Марии, и вот еще одна великопостная встреча с Нею — Суббота Акафиста, Похвала Пресвятой Богородице; особое богослужение, с седьмого века по Р.Х. совершаемое Церковью в пятую субботу Великого поста. Для нас с вами торжество начнется уже вечером в пятницу 12 апреля.

Обратим внимание на икону, помещенную в центр храма. Деву, сидящую на троне, окружают те, кто жил на земле до Нее и чаял прихода Мессии, то есть Ее Сына. Это ветхозаветные пророки: они поклоняются неискусомужной Матери, и у каждого из них в руках — свиток с провидческими словами.

Икона «Похвала Пресвятой Богородице» помогает нам понять, какое место в Священной истории — истории нашего спасения — принадлежит простой девушке из Назарета. Я намеренно пишу здесь слово «девушка» со строчной буквы — чтобы посмотреть на Марию глазами окружавших Ее при жизни людей. Для них Она была, впрямь, обычной девочкой, девушкой, потом, как думали, молодой женщиной…

Вслушаемся в глубокие слова акафиста: «Радуйся, древо светлоплодовитое, от негоже питаются вернии; радуйся, древо благосеннолиственное, имже покрываются мнози. Радуйся, во чреве носящая Избавителя плененным; радуйся, рождшая Наставника заблуждшим…».

Постараемся подготовиться к этой службе. Побеседуем о Ней о том, чем Она должна стать для нас и о чем призваны мы Ей молиться, с протоиереем Александром Домовитовым, настоятелем храма в честь Воскресения Христова на Воскресенском кладбище в Саратове.

— Отец Александр, немало лет назад, когда я была еще католичкой, я слушала так называемый розарий, его читали монахини в костеле перед мессой: «О Мария, без первородного греха зачатая…» И, не будучи сведущей в догматике, тем не менее, чувствовала в этих словах ложь, неправду, что и стало впоследствии причиной моего обращения в Православие. А как почитаем Пресвятую Деву мы — в отличие от католиков с их возвышенным, казалось бы, культом Девы Марии? Кто Она для нас?

— Она для нас — «Честнейшая Херувим и славнейшая без сравнения Серафим», Дева, послужившая тайне Боговоплощения. И вместе с тем, Она — такой же человек, как мы. Католики, уча о свободе Марии от первородного греха, утверждая, что Она родилась с неповрежденной грехопадением природой — по сути, отвергают Ее. Отвергают, лишая принадлежности к человеческому роду. Она для них — своего рода сверхчеловек, для Нее достижимо то, что ни для одного из всех прочих людей недостижимо. Но мы с вами должны понимать: Пресвятая — не сверхчеловек, Ее святость вовсе не от этого. Ведь, если бы Она родилась неземным безгрешным созданием, в чем бы состоял Ее подвиг — подвиг смирения, кротости, послушания Богу, любви?

Человечество много веков готовилось, чтобы из своей среды принести Богу Ту, Которая сможет стать вместилищем Его Сына. Перед Рождеством в наших храмах читается родословие Иисуса Христа, начиная с Иосифа — Его названного отца и названного супруга Марии (соответственно иудейскому закону, это и Ее — как супруги, принадлежащей к тому же роду, — родословие). Кого же мы видим там, среди Ее предков? Только праведников? Нет, там достаточно людей грешных, даже отступников от веры. В том­то и дело: этот Плод — Пречистую, Пресвятую — Богу принесло все человечество, такое, каким оно было, и отделить Ее от человечества невозможно.

— Ересь иконоборчества в VIII веке начиналась с запрета на святые изображения, но наиболее радикальные иконоборцы быстро дошли до отрицания почитания Божией Матери. Это с их стороны логично?

— Конечно. Икона есть подтверждение Боговоплощения, того, что Сын явил нам Отца. Избранная Богом Дева этому послужила. Поэтому почитание Девы, родившей Бога, лежит в основе христианства. И если разрушить эту основу, то все остальное разрушить легко. Ведь неслучайно одно из первых святых изображений — это именно Ее икона, написанная, по преданию, Евангелистом Лукой. В Константинополе было много икон Богоматери, они почитались, и не раз молитвы верующих перед этими образами спасали город от врагов — в память об одном таком спасении и установлено празднование Субботы Акафиста.

— Евангелие сообщает нам о Богородице очень мало. Ее голос мы слышим лишь в нескольких местах У Креста Она стоит молча. Почему же Ее вот так — не слышно, не видно?

— Святые отцы объясняют это смирением Пречистой Девы: Она все время оставалась в тени Своего Сына. И Сама просила апостолов не говорить о Ней. Не случайно лишь у одного из евангелистов, Луки, мы читаем то, о чем могла рассказать только Она: о том, как явился Ей Архангел и возвестил непорочное зачатие Сына.

— В Евангелии от Матфея (12, 46–50) есть трудное для понимания место: «Когда же Он еще говорил к народу, Матерь и братья Его стояли вне дома, желая говорить с Ним. И некто сказал Ему: вот Матерь Твоя и братья Твои стоят вне, желая говорить с Тобою. Он же сказал в ответ говорившему: кто Матерь Моя? и кто братья Мои? И, указав рукою Своею на учеников Своих, сказал: вот матерь Моя и братья Мои; ибо, кто будет исполнять волю Отца Моего Небесного, тот Мне брат, и сестра, и матерь». Не означает ли это, что Она не имела для Него большого значения?

— Если бы Она не имела для Него значения, Он не говорил бы о Ней на Кресте. Вспомним: Иисус, увидев Матерь и ученика тут стоящего, которого любил, говорит Матери Своей: Жено! се, сын Твой. Потом говорит ученику: се, Матерь твоя! И с этого времени ученик сей взял Ее к себе (Ин. 19, 26–27). Предание Церкви говорит нам, что сразу после Своего Воскресения из мертвых Христос явился именно Ей, чтобы утешить Ее, а ученикам — потом. И на иконах Успения Пресвятой Богородицы мы видим Сына, пришедшего за душой Матери. И знаем, что на земле нет Ее останков, нет мощей — тело Ее не узнало тления, Она была второй после Своего Сына, воскресшей во плоти, и тем предварила всеобщее воскресение мертвых. Таково отношение к Ней Ее Сына.

Но при земной жизни Ей пришлось очень много страдать. Ни один человек не вкусил и не вкусит столько горя, сколько вкусила Она. Она послужила тайне искупления человеческого рода не только рождением Богомладенца, но и Своим страданием — потому что, глядя на распятого Сына, страдала не менее, чем Он. Об этом были пророческие слова Симеона Богоприимца в Иерусалимском храме, когда туда пришла юная Мария с Первенцем на руках: И тебе Самой оружие пройдет душу (Лк. 2, 35).

А эти слова из Евангелия от Матфея — вот матерь Моя и братья Мои; ибо, кто будет исполнять волю Отца Моего Небесного, тот Мне брат, и сестра, и матерь — нужно понимать не в смысле плотского или семейного родства, а в смысле родства духовного, потому что всякий, кто исполняет волю Бога, становится Ему родственным по духу.

— Пресвятая Богородица оставила дом, Она повсюду следовала за Сыном, Который постоянно подвергался опасности, Которого хотели убить… И Ей приходилось смиряться с тем, что Сын Ей не принадлежит?

— Когда 12‑летний отрок Иисус потерялся на празднике в Иерусалиме, и Мария с Иосифом искали Его три дня и нашли, наконец, в храме, Он сказал им: зачем было вам искать Меня? или вы не знали, что Мне должно быть в том, что принадлежит Отцу Моему? (Лк. 2, 49). Как пишет евангелист Лука, эти слова не сразу стали понятны Марии. Но она сохраняла все слова сии в сердце Своем (там же, 51) и возрастала в их понимании. И знала, что Сын Ее, действительно, Ей не принадлежит, что главное для Него — исполнение воли Отца. И Сама вместе с Сыном исполняла Его волю.

— «Несть человек, иже жив будет и не согрешит». А могла ли грешить Мария, Матерь Иисуса из Назарета, которую мы называем Пречистой?

— Она была так же свободна в выборе, как любой из нас, и потенциально, конечно, могла грешить. Но, зная, что Она была драгоценным вымоленным плодом для добродетельных Иоакима и Анны, что Она в трехлетнем возрасте сама взбежала по высоким ступеням в Храм — мы можем утверждать, что Она так укоренилась в добре, что не могла совершить зла. Мы не о грехе, не естественной человеческой слабости сейчас говорим, а о зле. Зла совершить Она не могла. А о возможности тех или иных грехов у Нее нам, полагаю, нет нужды рассуждать.

— А как бы Вы определили то главное, что позволило Ей стать такой?

— Одним словом — любовь. Любовь к Богу и, как следствие — к людям. Ее послушание — се, Раба Господня; да будет Мне по слову твоему (Лк. 1, 38) — дело любви. Это ведь неразрывно связанные понятия — любовь и послушание: Кто имеет заповеди Мои и соблюдает их, тот любит Меня; а кто любит Меня, тот возлюблен будет Отцем Моим; и Я возлюблю его и явлюсь ему Сам (Ин. 14, 21).

— Есть ли в Вашем личном опыте некое особое чувство, особое переживание, связанное с Богородицей?

— Еще до семинарии, будучи студентом светского вуза, я приехал в Почаевскую Лавру. Без спутников, совершенно один, просто знающие люди подсказали мне, в какой поезд надо сесть: ранее ни в какие паломнические поездки я не ездил. И я провел там, в Лавре, несколько дней, совершенно особых — непосредственно чувствуя присутствие Богородицы. Меня поселили в общежитие с семинаристами, и они, помню, спрашивали меня, что я чувствую здесь — им было интересно. И я отвечал: чувствую, что Она рядом. Семинаристы говорили: да, мы не от тебя первого это слышим.

Кто для нас Божия Матерь? Она — Царица Небесная. И в то же время Она всегда на земле, рядом с нами. Предание о Ее святом успении говорит, что перед концом Своей земной жизни Она повторила слова Своего Сына: Я с вами во все дни до скончания века (Мф. 28, 20). Она любит нас. И мы это знаем, и любим Ее.

Комментарии:

12.04.2019 8:57:19  наталия

Спаси, Господи!

ВЫ МОЖЕТЕ ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:

Отправляя данную форму, я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с политикой обработки ПД.